Вы здесь

ВЕЛИКИЙ ИНКВИЗИТОР

Людмила Ивановна!

В нашем педагогическом процессе до последних дней вроде все складывалось хорошо. Вы были на уроках все внимание, внешне преобразились, слушаться начали и даже перестали лить словесные помои в мой адрес. Что значит - постепенно перевоспитывались. И я успокоился, если заметили - взял небольшой педагогический перерыв. В нескольких номерах газеты уроков не было. Чего же усердствовать, когда дело пошло? Более того, вникнув по ходу занятий в ваше тяжелое материальное положение, сделал шаг навстречу: отозвал своего представителя из судов, и три моих иска в отношении вас прекращены. Они же были поданы как противовес семи вашим, а раз вам во всех было отказано - то чего же и дальше судиться-рядиться? Я же добрый и великодушный! Пободались - и ладно.

Уже хотел перевести наши уроки в спокойную рабочую колею. Проводить что-то типа профессиональных семинаров, на которых разбирать конкретные ситуации и учить вас в процессе этого разбора ремеслу. Чего вам делать можно, а чего - нельзя.

Даже тему подходящую для первого практического занятия подобрал. Гражданка Н. Парсаданова из Пятигорска написала мне о том, как вы ее, попросту говоря, кинули. Вы в прошлом году в «Открытой» бросили клич писать жалобы на работу краевого здравоохранения. И обещали сами передать все жалобы в Президентский совет по правам человека для объективного и независимого расследования. Парсаданова повелась, прислала в редакцию «Открытой» свою историю, появилась статья в № 7 за прошлый год «Роковая ошибка ортопеда». Но спустя некоторое время газета вдруг перестает печатать письма страдальцев. Критический пыл угас, письма не попали к адресату. Зато появились интервью министра здравоохранения края В. Мажарова. В министерство в конечном итоге и попала жалоба Парсадановой. Так вот, я и хотел разобрать на уроке с вами эту тему, заданную разгневанным читателем: случайное совпадение это - передача жалоб министру и одновременная массовая подписка больницами и поликлиниками на «Открытую», или все же вы взяли его на крючок своим призывом к читателям слать жалобы, заставили с ними в руках подписаться? Да и вообще, в ходе семинара объяснить вам хотел, как работать с письмами читателей, сохранить их доверие. Пожурить за братание с министрами, которые по определению должны быть объектом критики прессы.

Но практическое занятие это наше, очень полезное и нужное для вас, так и не состоялось. Ввиду неординарных событий.

Опять словесное распутство!

Вы - сорвались, и, что называется, по-черному сорвались. Как наркоман, который держался-держался, но не удержался. Похоже, какая-то тяжелая ломка заставила вас открыть шлюзы вашей ненависти. Она хлынула просто грязным потоком. Поэтому сегодня я с великим сожалением признаю: все мои уроки чистописания для вас прошли насмарку.

В прошлом номере «Открытой» такого нагородили! Чуть ли не площадная брань в мой адрес, прямые оскорбления, выражения из серии «ниже пояса». Как будто вырвалась наружу вся ненависть нерадивого ученика к упорному и добросовестному учителю.

Признаться, не от всякой уличной девки услышишь, что вы написали и напечатали. Но вы же, Людмила Ивановна, главный редактор газеты! Филолог по образованию! Так - ни-зззя! Признаться, в юности я грузил одной девушке с филфака ажурный словесный ряд типа «княгиня - богиня - филологиня...». Не вам, слава богу. Но вполне допускаю, что и вам такое же грузили. И как далеко вы ушли от тонкого, вдохновляющего на высокое, образа! В хамство, в грубость, в грязь, в какое-то словесное распутство безоглядно пустились!

Это было лекарство и против ваших морщин...

В этот раз вы набросились на мою книгу и меня. Как ее автора.

Простенькую такую книжечку, написанную мною аж семь лет назад и изданную тиражом всего 500 экземпляров. Не для продажи, для подарков друзьям. Вы среди них не числитесь, но где-то раздобыли. И увидели в ней то, что даже в страшном сне нормальному человеку не может присниться. И разнесли ее и автора в пух и прах на нескольких газетных страницах.

Книжка вообще-то самая безобидная. Всего лишь о том, как делается газета. Своего рода исповедь профессионала. Когда я семь лет назад, к 160-летию начала издания первой на Северном Кавказе газеты «Ставропольские губернские ведомости», написал ее, то озаглавил «Лекарство против морщин». Имел в виду по простоте душевной два момента. Первый, что журналистика сегодня - это война, которая, по известной песне Виктора Цоя, и есть лекарство против морщин. И второй - чтобы, увидев заголовок, люди заинтересовались, прочитали и улыбнулись, и у них бы стало меньше морщин. То есть как доброе лекарство книгу писал. Грешным делом и о вас, Людмила Ивановна, думал, и об уменьшении числа ваших суровых морщин заботился!

Я пытался передать искреннюю, ничем не прикрытую правду о нашей непростой профессии. В чем-то беспощадную и пронзительную, в чем-то грустную, в чем-то даже смешную. Не скажу, что все удалось. Но большинство читателей книжку именно так и восприняло. Пожимали при встрече руки, звонили, хвалили. Спасибо им за это.

Для вас правда - ересь

Но вот, спустя, повторяю, семь лет(!) взяли в руки эту книжку вы. И, о ужас: вы нашли там только черное, ужасное, никак не вписывающееся в ваши доморощенные моральные нормы! В вашу, простите за резкость, религию мракобесия от журналистики, которой вы давно славитесь, не вписывающееся.

Хотя, если вдуматься, в этом нет ничего неожиданного. В книге - правда, как она есть. А вы, Людмила Ивановна, давно уже доказали, во всяком случае, мне, что как раз правде нет места в вашем творчестве. Более того, вы с правдой воюете. Вы от правды бежите, читать и слышать ее для вас - наказание. Вас от нее корежит и крутит, как больного падучей. У вас от нее пена идет изо всех мест. В ваших статьях - противоположность правды. Больные фантазии, истерики, передергивания с подтасовками, всякие бантики с кружавчиками - в общем, все, что угодно, кроме правды. В неправде - ваша религия. И естественно, что моя правда в сопоставлении с вашей неправдой для вас - тягчайшая ересь. Вызвавшая просто безудержную ярость. Вся тяжесть этой ярости обрушилась на меня в вашей статье о «Лекарстве против морщин».

Показательно, что вы даже юмора не поняли. Вообще, по моим наблюдениям, чувство юмора в вас отсутствует полностью. У вас - только самое серьезное выражение лица. С ним и делаете все свои глупости. И это говорит о том, что ученик крайне запущен. Случай тяжелый, дальше некуда.

Более того, у вас искаженное, очевидно все той же яростью, зрение. Все, что там, в моей книжке, сказано, вы трактуете с точностью до наоборот. Ее герои для вас, начиная с автора, - антигерои, которых впору предать анафеме, а антигерои - герои! Те, кто всячески пытался гнобить газету, нарушал закон, преследуя редакцию, и о которых я спустя годы вспомнил все же по-доброму, без всякой злости, - по-вашему, страдальцы. И вы - о ужас! - науськиваете их прямо сразу по прочтении вашей статьи бежать в полицию и писать на меня заяву. Ведь признался автор в том, что боролся нещадно! А признание, по-вашему, выходит, царица доказательств. Те же, кто газету делал, начиная с главного редактора, да и поддерживал ее всячески - конченые негодяи, подлецы, ату их!

Во все века сжигали книги на кострах...

Называя вещи своими словами, вы, Людмила Ивановна, примерили на себя тогу инквизитора. Вершителя судеб. Да, да. Это они, инквизиторы, обычно видят в книгах ересь. Они яростно не понимают и отвергают понимание жизни и каких-то идей, не вписывающееся в их представления о том же.

Инквизиторы с чего начинали? Именно с книг. Сначала их находили, поносили и сжигали. А потом уже и за их авторов принимались. Грешниками, отступниками от чистой веры их объявляли, признания в ереси пытками добивались, на костры тащили.

Так и вы: нашли мою книгу и начали поносить. Думаю, следующий ваш шаг будет - сжечь ее. Я даже это реально представляю: ночь, площадь, горка книг, которые вы под страхом расправы собрали у моих друзей, вы в окружении своры своих таких же ненавидящих правду сторонников с факелом под барабанный бой и витиеватые проклятия в адрес автора их поджигаете. Да ролик снять и в Интернете разместить - прославитесь на весь мир! Шабаш ведьм не часто удается заснять.

Со страхом думаю, что вы, Людмила Ивановна, доберетесь и до других моих книжек. Признаюсь, я их написал уже дюжину. И начнете трактовать изложенное в остальных точно так же, с точностью до наоборот. Запылают костры, мама не горюй! А я буду искать пятый угол.

Вот, например, книжка «Бестужий: уж точно не жертва». Про Игоря Бестужего, известного в прошлом главу администрации Ставрополя. Я честно, от начала до конца описал всю историю расследования его делишек и посадки почти на десять лет. Но ведь ваш, Людмила Ивановна, пронзительный инквизиторский взгляд может все по-другому прочитать! Вы ведь пытались, уже когда суд шел, оправдать его в своей газете! Под видом защиты порушенных прав подсудимого. Слезно поведали, что его там, в застенках, пытали, на голову мешок надевали, куда-то возили в ночь... Потому, мол, он и сознался, оговорил себя, а так - невиновен. Прочитаете мою книгу таким образом, что Бестужий и не взяточник вовсе - а замели его, напомню читателям, за попытку 50-миллионной взятки, - а борец с репрессивными органами. Ну, а автор книжки, понятное дело, певец этих самых органов, действующих в духе 1937 года по их поручению. Ату его!

Или книжка «Бандитский Пятигорск». Да и не книга это вовсе, так, брошюра меньше чем на сотню страниц. О том, как и почему действовала в крае страшная банда Валерия Попова, убившая по заказам, только по подтвержденным данным, больше трех десятков человек. Так и кажется, что вы, Людмила Ивановна, вывернете все в ней описанное наоборот, придете к выводу, что поповские - герои, а автор этих строк - мясник! И заорете во всю ивановскую, почему он до сих пор на свободе? У вас это легко получится. По той же самой технологии обратных оценок, технологии антиправды, когда антигерои - герои, и наоборот. Вы тут преуспели - дальше некуда.

По сути, все ваше так называемое журналистское творчество - это грязное искусство выдавать белое за черное, и наоборот, вешать на людей ярлыки и призывать к расправе над неугодными.

Поэтому вы в моих глазах, Людмила Ивановна - инквизитор. К тому же Великий. Правда, история не знает Великих инквизиторов в юбке. Но ничего, вы историю исправите.

Поэтому и деяния ваши должны быть подобающими. Мне, например, кажется, что мы на пороге составления вами, Людмила Ивановна, некоего Индекса запрещенных книг. Как в средние века. Мои там, похоже, будут первыми.

На колу мочало, начинай сначала

Что дальше? Сжечь книгу - это только первый шаг. Следующий, как и положено у инквизиторов - добиться от грешника признания в ереси. Вы уж тут постараетесь, я не сомневаюсь. Заставите выворотить наизнанку всю душу и покаяться.

Конечно, вы можете воспользоваться традиционным инквизиторским пыточным набором. Подвергнуть порке, штрафу, публичному покаянию в грехах, засадить в тюрьму или даже предать сожжению. Использовать самые изощренные пытки, среди которых - потрошение и четвертование, смертельный прессинг, кресло допроса, вилка еретика, кошачья лапа, ручная пила, «Аист», жаровня, разрыв груди, посажение на кол, колесование... Это я, Людмила Ивановна, нашел в энциклопедии. Страшные, бесчеловечные инструменты. Но не сомневаюсь, что вы про данный арсенал знаете. Иначе какой вы Великий инквизитор?

Однако вам, думаю, не будет нужды всем этим пользоваться. У вас в распоряжении более совершенное орудие насилия над личностью. Ваше перо, заряженное ненавистью, грязью, антиправдой. Которым вы владеете в совершенстве. Оно и пытает, и потрошит, и четвертует, и колесует одновременно... Средневековые инквизиторы на том свете наверняка вам завидуют.

Так что задача моя была и остается - переделать вас, Людмила Ивановна. Увы, на этот раз придется начинать все сначала. По части воспитания. Труд этот тяжелый - давать вам уроки чистописания. Но я человек терпеливый, в работе с вами многого натерпелся.

Да и чего не сделаешь ради вашего блага?

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.5 (28 голосов)

Комментарии

Что ж, в нашем нынешнем обществе оппозиция бывает только самодискредитирующейся, чёрно-жёлтой - это касается и "Открытой газеты", и "Ставинсайда", и Навального и т.п. Такова реальность, увы... Серьёзной опппозиции нет, и это нас несколько тормозит. Ну, смешно же называть КПРФ или ЛЖПР оппозицией. Где нет конкуренции, там стагнация... Что в экономике, что в политике...

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.