Вы здесь

КАК ЛЕВАЯ РУКА КАНОКОВА СУДИТСЯ С ПРАВОЙ РУКОЙ КАНОКОВА

На судебные процессы хожу не часто - много времени отнимают. А тут пошел: шутка ли, левая рука члена Совета Федерации России Арсена Канокова с правой рукой члена Совета Федерации России Арсена Канокова судится?

Левая рука в нашем случае - ООО «Торговый комплекс «Южный», то есть всем известный в Ставрополе Южный рынок. Рука правая - ООО «ИнтерРос», арендующее рынок Верхний в том же Ставрополе. И та и другая структуры контролируются семейством Канокова. Собственник первой - его известная компания «Синдика», второй - его родная дочь Мадина. Нахватал федеральный политик Каноков собственности в нашем крае, как собака блох. По сомнительным схемам, разумеется, как, например, было с Минераловодским аэропортом. Предмет данного судебного спора - узаконивание долга «ИнтерРоса» «Южному» на огромную сумму - 598 миллионов рублей. Процесс, о начале которого мы уже писали в статье «Украсть с помощью закона» (номер газеты за 25 октября с. г.), идет в Арбитражном суде Ставропольского края.

Тайна длягородских властей

Вообще-то правосудие у нас гласное. Но, тем не менее, чтобы попасть на процесс, надо накануне поставить в известность судью. Я написал соответствующее письмо. Судья Ирина Рева любезно не возражала.

Заседание было предварительным. Фактически это предъявление сторонами того, что у них есть. Судья знакомит участников процесса с ходатайством руководства думы Ставрополя о привлечении ее в качестве третьей стороны по делу. И истец, и ответчик... категорически против! Это уже интересно. Не хотят, чтобы в их междусобойчик кто-то другой вмешивался? Прозрачности дела не хотят?

Тут надо хотя бы вкратце напомнить читателям историю образования этого огромного долга «ИнтерРоса» перед «Южным», подробно изложенную в предыдущей вышеупомянутой статье. Тогда станет понятно, с какого боку тут городская дума и почему она просится в процесс. Двадцать лет назад Верхний рынок был отдан администрацией Ставрополя «ИнтерРосу» в аренду на инвестиционных условиях. Был, если кто из старожилов помнит, в крайне запущенном, антисанитарном состоянии. После каждого дождя затапливался, вплоть до массовой порчи товара. Речь даже шла о закрытии рынка как раз из-за антисанитарии. Арендатору в обмен на символическую арендную плату разрешалось за свой счет реконструировать старые и строить там новые объекты с тем, чтобы по истечении срока аренды вернуть все вновь созданное городу.

Он и строил на кредиты банков, шесть огромных павильонов новых возвел. Да и вообще благоустроил территорию, оборудовал новыми сетями, в целом привел рынок в порядок, сделал его достойным для того времени торговым местом в самом центре города. В общем, время показало, что затея с инвестиционным договором была хорошая. Ее бы до разумного конца довести.

Но в 2010 году у «ИнтерРоса» сменился собственник, им и стал как раз «Южный» Канокова. Он же перекупил и долги «ИнтерРоса» банку. Однако «ИнтерРос» почему-то перестал их погашать. Так долги семь лет и провисели. Подчеркиваем: по договорам с банком все кредиты должны быть погашены в 2012 году. И они до 2010 года своевременно прежним собственником выплачивались. А тут вдруг как отрезало. Уже тогда задумывалась какая-то мутная комбинация? Или деньги пошли в другом направлении?

Понимая, что за попыткой узаконивания через суд долга одной каноковской структуры другой что-то может таиться, например, последующее банкротство и вывод в ходе этого процесса муниципальной собственности кредиторам, которыми также могут оказаться структуры Канокова, руководство думы и приняло решение участвовать в процессе. Чтоб хотя бы находиться в курсе происходящего. Ведь долг образовался в процессе распоряжения городской собственностью, и тут в стороне стоять нельзя.

И истец, и ответчик - категорически против присутствия в процессе городской власти. Выходит, они считают, что происходящее надо от нее спрятать? Неужели тяжелые подозрения руководства думы имеют под собой место?

Судья отложила рассмотрение ходатайства думы на очередное, уже основное, заседание.

Ответчик «всецело доверяет» истцу!

Далее в заседании начинается еще более интересное. Истец представляет суду документы в обоснование задолженности, а также расчет процентов и пени. Судья спрашивает у ответчика: с его стороны будет контррасчет? В судах сплошь и рядом цифры сторон не сходятся, и контррасчет просто необходим для уточнения требований. Вот судьи его и требуют. Тем более, что сумма огромная, да и период, за который накапливался долг, немаленький. Ответ представителя «ИнтерРоса» просто очаровательный: «Мы контррасчет не делали, мы всецело доверяем истцу»!

Подождите смеяться, читатель! Как в этом случае может быть по-другому? Разве может правая рука не доверять левой? Только вот зачем-то они пришли в суд! Интерес к этому вопросу теперь еще больше возрастает.

Раз доверяете - следует далее закономерный вопрос судьи - не проще ли было не ходить сюда, в суд, а заключить между собой мировое соглашение? Или, в конце концов, в суде его подписать?

От представителя «Южного» следует просто убийственный по своей откровенности и простоте ответ: «Нет. Мы хотим именно судом признать и закрепить долг».

Следующий вопрос, который просто просится: «Для чего вам это нужно?», судья, естественно, не задает. Но он из тех, что как раз и привел меня в суд. И что заставляет руководство города сомневаться в прозрачности всего происходящего и подозревать самое худшее.

Верхний рынок - это доходяга?

Следующий закономерный вопрос судьи: почему за целых семь лет ответчик не погасил задолженность?

Ответ представителя «ИнтерРоса», если бы он прозвучал в какой-нибудь юмористической программе, наверняка сорвал бы шквал аплодисментов. Оказывается, ответчик «не мог физически это сделать». У Верхнего рынка как раз семь лет назад резко упали доходы. И профиль деятельности, якобы, поменялся, и производственная база сократилась, и торговый оборот упал. Еле-еле хватает на оплату коммунальных услуг, зарплату работников и налоги. Прибыли никакой, зато убытков полно. Доходяга, в общем, теперь Верхний рынок в финансовом плане, еле дышит. Мне показалось, что у представителя в этом месте рассказа даже голос дрогнул.

Интересная у нас страна! Как рынок - так самая бедная организация. Хотя деньги все мы несем именно на рынки. Миллионами и миллионами. Куда же они деваются? В какую черную дыру пропадают?

Когда вы, читатель, будете в очередной раз продираться по забитым товаром и покупателями торговым павильонам Верхнего рынка, вспомните эти слова представителя «ИнтерРоса» на суде. И улыбнитесь. Ведь вы ни одного пустого торгового места не встретили, правда? А ведь их там несколько тысяч, и стоят они не по сто рублей. Кстати, у рынка 26 тысяч квадратных метров торговых площадей, просто огромные площади! Счета за аренду торговых мест исчисляются тысячами рублей. Дневной оборот - десятками миллионов. И арендатор не спрашивает, удачный день был у торговца или нет. Взял место - плати. Как правило - вперед плати. Вспомните также и то, что бывший руководитель «ИнтерРоса» Эмиль Гашимов свидетельствует: до перехода рынка Канокову он приносил «ИнтерРосу» ежегодно 120 миллионов(!) рублей чистой прибыли в год.

Все капитальное строительство на Верхнем рынке закончено, новые объекты только начали давать доход. То есть затраты упали, возможности получать доходы возросли. Казалось бы, жизнь только начинается. Но сменился хозяин, и финансовый ручей, нет, финансовая река, размером с Волгу, сразу обмелела? А может быть, она просто поменяла русло? Не в кассу предприятия стала течь, а на другие счета Канокова и его структур? Это не праздные вопросы, об этом говорят сами работники рынка.

Жаль, что подобного рода вопросы выходят за границы рассмотрения иска в данном суде. И задавать их должны, наверное, уже следователи с прокурорами. В рамках других дел. Например, об умышленном банкротстве, которое будет возможно, если вся эта дерзкая многоходовая комбинация удастся.

Истец требования заявил, представил документы. Ответчик не возражал и ничего против не предложил. Фактически с пустыми руками пришел на процесс. Поддавки, ничего другого. По всем правилам междусобойчика.

На этом, собственно, предварительное заседание в арбитражном суде и закончилось. Основное заседание намечено на 23 ноября, то есть на завтра.

Снова пойду. Если дума Ставрополя будет включена в процесс в качестве третьего лица, то возможны какие-то интересные повороты. Новые документы, или запросы, позволяющие поставить под сомнение долг или его часть. А так - решение можно уже предугадать. В пользу «Южного», разумеется. Со всеми вытекающими последствиями.

Интрига пока сохраняется - и на том спасибо.

Мы еще и не такое увидим

До начала этого судебного процесса мы только подозревали, что узаконивание огромного долга «ИнтерРоса» потребовалось для возбуждения процедуры его банкротства. Потому как ни для чего другого узаконивание попросту не нужно. Чтобы подтвердить долг одного юридического лица перед другим, тем более аффилированного, как в нашем случае, достаточно подписать акт сверки расчетов или, наконец, мировое соглашение. О чем и сказала судья.

На предварительном заседании мы уже услышали жалобы представителя на плохое финансовое состояние «ИнтерРоса». То есть, нас подводят ко второму условию банкротства. На ладан, бедный, дышит. Такой слабый, и такие огромные долги. Как не объявить его несостоятельным? Просто обязан это руководитель сделать. Так закон от него требует.

Что это будет означать для Верхнего рынка, мы уже говорили в прошлой статье. Повторим для большей ясности. Вновь построенные шесть торговых павильонов рынка - а это 94 процента всех его сегодняшних площадей(!) - вопреки инвестиционному соглашению уже оформлены в собственность «ИнтерРоса». Что уже наводит на подозрения в нечестной игре. В случае объявления предприятия банкротом все его имущество, включая эти павильоны - а как иначе, они ведь стоят на балансе - попадет в конкурсную массу. И будет реализовано конкурсным управляющим в интересах кредиторов. А кто окажется к тому моменту таковым? Правильно, в первую очередь «Южный», долг «ИнтерРоса» перед которым будет зафиксирован судом. Администрации Ставрополя в списке кредиторов не будет. Так что, если дело пойдет так, как мы предсказываем, то городу останется только попрощаться со своим крупнейшим рынком.

Конечно, тут большую роль может сыграть фактор времени. При самом лучшем раскладе признать «ИнтерРос» банкротом суд сможет не ранее, чем во втором полугодии 2018 года. Долгая процедура. А до окончания договора аренды «ИнтерРосом» Верхнего рынка остается два с половиной месяца. Но представим себе, что будет, если арендатор не отдаст имущество? Возьмет и придержит за собой. На том основании, что оно оформлено на него в установленном законом порядке. С так называемым «розовым свидетельством». Правильно, будет суд. Вот вам и нужные полгода.

Речь идет об имуществе огромной стоимости, и мы еще даже не представляем, какие на пути его присвоения возможны финты и художества.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (23 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.