Вы здесь

МЕРТВОЕ ДЕЛО ПРО «МЕРТВЫЕ ДУШИ»

Мы как-то уже привыкли, что органы, едва возбудив уголовные дела в отношении тех или иных должностных лиц, сливают информацию о них в прессу. Не зря же версия ходит, что тем самым силовики усиленно копают под краевое руководство и выполняют чей-то политический заказ.

Но об уголовном деле, о котором будет рассказано ниже, никакой организованной утечки не было, о нем не поведали ни газеты, ни телевидение. Хотя вся история довольно громкая и длится уже десять месяцев.

Не явление из прошлого

«Подснежник» - это совсем не цветок. Как и «мертвые души» - не покойники. За этими закавыченными, рожденными в народной среде точными образами кроется целое явление. Когда держат на ставку человека, на этой должности не работающего. И ему хорошо - стаж идет, пенсия будет, и руководителю также неплохо, начисленную за фиктивную работу зарплату кладет себе в карман. Плохо только казне, но кто же о ней у нас в России думает?

Казалось, что с разгосударствлением экономики это нехорошее явление ушло в прошлое. Частнику воровать у себя же нет смысла. Но нет: как оказывается, живет и процветает курилка. В бюджетной сфере. Что и показало уголовное дело, возбужденное 12 апреля этого года в отношении трех руководителей ГБУЗ СК «Городская поликлиника № 2» Ставрополя. (Возбуждено Следственным комитетом, все подозреваемые являются членами участковой избирательной комиссии и в отношении них действует особый порядок)

Главный врач поликлиники М. Ашихмина, ее заместитель по экономическим вопросам В. Сонникова и главбух Т. Калоерова подозреваются в фиктивном содержании на ставках аж шести работников, никаких обязанностей не выполнявших, даже не посещавших годами свои рабочие места, и присвоении начисляемой им зарплаты и, внимание, немалых премий! По версии следствия, тремя фигурантами дела нанесен ущерб Фонду обязательного медицинского страхования края, финансирующему поликлинику, на огромную сумму - 6,5 миллиона рублей. Действия квалифицированы по очень серьезной статье Уголовного кодекса - мошенничество организованной группой лиц (ч. 4 ст.159 УК).

«Мертвые души» - будем называть их дальше так - стояли на ставках медицинского регистратора (двое), бухгалтера, санитарки (двое), оператора ЭВМ. Стояли с 2012-2013 годов, то есть аж по четыре-пять лет! Масштабно и долгоиграюще ведут такого рода делишки в нашем здравоохранении, ничего не скажешь. А мы еще удивляемся, почему такой низкий уровень медицинского обслуживания. Деньги исправно шли на банковские зарплатные карты «мертвых душ». Которые, кстати, находились не у них, распоряжались ими, по версии следствия, сегодняшние подозреваемые.

Как тут не отвлечься и не поерничать: какие удобства для мошенников предоставил прогресс в банковском обслуживании! Теперь им не надо ждать лже-работника у кассы, озираясь, забирать деньги из его потных рук... Дождись смс из банка - и вперед за покупками.

Версия заместителей

Накрыли всю эту лавочку еще 19 января. Как водится в таких случаях, кто-то заложил. Все тайное ведь всегда становится явным. В поликлинику заявились опера, провели обыски, изъяли документы с компьютерами.

В ходе всего этого переполоха, со слов Сонниковой и Калоеровой, Ашихмина шепнула им спуститься в подвал. Заместитель главврача по административно-хозяйственной части С. Бурый, который также оказался здесь, закрыл их там на замок и ушел. Ашихмина приказным тоном потребовала от замов сказать следователям, что «мертвые души» реально работали и получали зарплату. Если не получится - взять всю вину на себя. В этом случае все обойдется, деньги на решение проблемы со следствием она даст. Затем несколько раз толкнула дверь, сорвала навесной замок и все вышли. Следы сорванного замка следствие по настоянию защиты еще потом задокументирует.

27 января Ашихмина сказала, что завтра уезжает на отдых за границу (какие крепкие нервы, тут уголовное дело раскручивается, а она на отдых!), а деньги в размере 50 тысяч долларов(!) США оставляет им именно для решения проблемы со следствием. Как - сами соображайте. К 15 февраля - моему возвращению, порешайте. Взять деньги надо будет дома у Бурого.

«Мертвые души» оказались несговорчивыми. К тому же двое вообще скрылись от следствия. Третий - на излечении в психиатрической больнице... Сонникова и Калоерова поначалу послушались своего начальника, на первых допросах все взяли на себя. Но когда узнали, что грозит немалый срок - вменяемая им статья УК предусматривает заключение до десяти лет, - организатором и вдохновителем всей аферы назвали главврача. Заявились в органы с повинной, рассказали, как на самом деле было дело. Что именно Ашихмина лично, в своем кабинете предложила им подобрать надежных людей на свободные должности из числа знакомых. Для этого им надо было лишь предоставить трудовую книжку. Отдел кадров в курсе.

Каждая - и Сонникова, и Калоерова - подобрали по три человека и отвели их в отдел кадров. Что было дальше - не знают. Хотя догадывались, что эти люди не работали, а деньги за них шли руководителю. Несколько раз сами получали деньги с банковских карт, которые давала им Ашихмина, полученное возвращали ей же вместе с картами.

Органы провели операцию по получению этих самых 50 тысяч долларов. Калоерова позвонила Бурому - мол, приеду и заберу то, что оставила Ашихмина. Тот сослался на отъезд, сказал, что жена отдаст. Та и отдала. На вопрос оперативников ответила, что лишь выполнила просьбу о передаче и не знает, что в пакете. В общем, понимали Бурые, что делали, поостереглись.

Версия главврача

Ашихмина, понятное дело, все начисто отрицает.

В свое оправдание утверждает, что Сонникова и Калоерова сами, пользуясь служебным положением, устраивали своих знакомых в поликлинику в качестве фиктивных работников, отправляли их зарплату на их же банковские карты и затем пользовались этими деньгами. А она об этом ничего до прихода оперативников не знала. Ее 2-я поликлиника - довольно крупное медицинское учреждение. 300 человек персонала, четыре филиала. Главврач, по ее словам, контролирует только руководителей подразделений, до рядовых работников руки не доходят, за ними контроль со стороны нижестоящих руководителей.

Что касается экстренного совещания троицы в подвале, то его, по версии Ашихминой, просто не было. Придумали все заместители в свое оправдание. 50 тысяч долларов семейных накоплений она действительно оставила Бурому на хранение на период своего отъезда за границу и разрешила попавшим в беду Сонниковой и Калоеровой взять их взаймы на оплату услуг адвокатов.

Кричащие нестыковки

В этой версии главврача полно нестыковок. Как и того, во что верится с трудом.

Первая - приказы о приеме на работу подписывает согласно должностным обязанностям сама главврач или ее первый заместитель Е. Палехина. Заместитель по экономике Сонникова и главный бухгалтер Калоерова таких прав не имеют. Кто-нибудь поверит, что главврач не только не глядя подмахнула приказы о приеме на работу шести «мертвых душ», но и от четырех до пяти лет не замечала их постоянного отсутствия на работе?

Второй интересный момент: среди «мертвых душ» З. Палехина - родная мать первого заместителя главврача. Я еще как-то допускаю, что не знала главврач о неизвестных ей людях. Но годами не замечать, что у тебя в списках мать твоей правой руки, реально в учреждении не работающая? Какой же ты тогда руководитель?

Момент третий. Про доллары. В пересчете на родные «деревянные» - это три миллиона. Не многовато ли их в запасе на черный день у руководителя рядовой городской поликлиники? Не похоже ли это на «черную кассу» главврача и Ко, которая хранится у завхоза? Если так, то откуда такие деньжищи взялись? Может, там, кроме «мертвых душ» на зарплате, еще и другие схемы воровства бюджетных средств работают? Разве это следствию не интересно?

Да и оставлять заместителям взаймы 50 тысяч долларов на адвокатов - не жирно ли? Это только если нанимать их в Нью-Йорке. У нас ставки гораздо скромнее. Сонникова и Калоерова, кстати, самостоятельно заплатили адвокатам по 50 тысяч, но всего лишь рублей. Хватило своих накоплений.

А как вам, читатель, объяснение, что главврач оставила 50 тысяч «семейных» долларов на период отъезда своему заместителю Бурому на хранение? Такое безоглядное доверие по нашим временам... У нас что, банков нет? А тот походя, как килограмм картошки, поручает жене отдать эту огромную сумму людям, которых она не очень и знает. Даже расписку с них не берет. Аттракцион небывалой щедрости, да и только.

В общем, вопросы и вопросы. Но с ними пусть разбирается следствие. Это его прямая работа. Нам же сегодня интересно другое. Сам ход следствия и его порой необъяснимые действия.

Необъяснимые странности следствия

Громкое это, квалифицированное как тяжкое, преступление выявлено, как уже говорилось, в январе. Но уголовное дело в отношении всей троицы было возбуждено, повторяем, только 12 апреля. Что за промедление, не странно ли?

Более того, все трое пока так и остаются в роли подозреваемых, им так и не предъявлено обвинение. За десять месяцев расследования! Отчего такая неспешность? Ведь ничего сложного, на первый взгляд, нет. Фигуранты - вот они, следы преступления в документах. Тем более, как станет ясно дальше, двое из трех фигурантов проявляют деятельное раскаяние и готовы к сотрудничеству со следствием.

Далее еще интереснее. Всем троим в качестве меры пресечения судом назначена подписка о невыезде. Логично предположить, что следователь должен был настаивать на отстранении главврача от должности на период следствия. Однако не тут-то было. Ашихмина... продолжает, как ни в чем не бывало, работать на своей должности. И следствие, которое всегда в подобных случаях старается пресечь любое заметание следов подозреваемыми и очень щепетильно в таких вопросах, ничего для отстранения от должности Ашихминой не предпринимает. Как ничего не предпринимает и минздрав края. Министр В. Мажаров считает, что ничего страшного не произошло? Что воровство 6,5 миллиона из фонда ОМС - рядовое дело? Или так уверен, что подчиненная выйдет сухой из воды?

С Сонниковой и Калоеровой картина иная. Сразу, как только выяснилось, что они отказываются взять всю вину на себя, Ашихмина их уволила. Поменяла замки в их служебных кабинетах и банально не пустила на рабочие места. Те пошли в минздрав края жаловаться. Пока писали текст жалобы, пока сидели в приемных - прошло время. Вернулись - и увидели приказ об увольнении за однократное нарушение - отсутствие на работе свыше четырех часов. Обжаловали увольнение в Ленинском суде - безрезультатно. Минздрав дал заключение, что увольнение законно. Сейчас дело в апелляционной инстанции. Фактически здесь просматривается преследование одним из подозреваемых остальных двоих. Что по закону недопустимо и... не замечается следствием!

Самое забавное, что «мертвые души», отсутствовавшие на работе по четыре-пять лет, уволены Ашихминой... по собственному желанию!

А вот еще одна, причем просто кричащая, странность следствия. Еще в мае защита подает на имя следователя ходатайство о заключении с Сонниковой и Калоеровой досудебных соглашений о сотрудничестве. Они обязались предоставить конкретную информацию о преступной деятельности главврача, о хищении ею бюджетных средств за счет начисленной и выплаченной фиктивной зарплаты. Казалось бы, следователь должен за это ухватиться обеими руками. Однако он... отказывает в удовлетворении ходатайства!? Давайте вдумаемся в происходящее: двое из троих подозреваемых предлагают следствию новые доказательства преступления, а оно в упор не хочет их видеть. Что-то новое в уголовной практике. Обычно наоборот, сами следователи всячески склоняют подозреваемых к сотрудничеству, и если удается - быстрее раскрывают с их помощью преступления.

Дальше странности продолжаются. Вышестоящая над следователем инстанция отклоняет жалобу защиты на следователя. Защита была вынуждена обратиться за отменой постановления следователя аж к руководителю Главного Следственного управления СК по СКФО О. Васильеву. А также направила ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве лично начальнику управления Генеральной прокуратуры РФ в СКФО А. Семенову.

Ответы пока не получены.

Где - чрезмерная гласность, а где - игра в молчанку

И последнее. Мы как-то уже привыкли, что следственные органы Ставропольского края, едва возбудив уголовные дела в отношении тех или иных должностных лиц, и устраивают с помощью СМИ просто пляску на их костях. Делая подозреваемых априори, до суда, виноватыми в глазах общественного мнения. Примеры? Министр строительства края и его заместители, министр образования края, руководители «Водоканала», как краевого, так и городского, бывший полпред губернатора и чиновник минздрава края... О претензиях к ним органов мы узнавали не то, что до суда, а даже до предъявления обвинения. Складывалось впечатление, что наши органы расценивают гласность чуть ли не как важнейший инструмент своей работы.

Но об уголовном деле, о котором рассказано выше, в прессу органами пока не вброшено ничего. Хотя они занимаются им, как отмечалось, уже десять месяцев. К тому же налицо преступление более тяжкое, чем вышеперечисленные. Напомню, речь о хищении 6,5 миллиона рублей.

Но по этому эпизоду хотя бы уголовное дело возбуждено. По эпизоду же подстрекательства взятки на 50 тысяч долларов - вообще ничего. Никаких движений. Слово «взятка» в рамках дела пока даже не произносится. Следствие поверило, что 50 тысяч долларов отдавалось завхозу на хранение и выдачу займа для оплаты услуги адвокатов?

Какие же они простые, эти следователи. А может наоборот - мурые.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.6 (38 голосов)

Комментарии

Интересненько.... Чем же это все закончится???... Все ясно, как белый день. НО....... Чья возьмет, как говорится... Так же как и дело Уткин - Намм. Уважаемый автор, уж отслеживайте и сообщайте нам, любопытным, на какой стадии у нас коррупция в крае... Все также или пошли подвижки...

Есть надежда, что будет по-справедливости??? Товарищ автор, сообщите хоть о принятом решении, когда таковое случится. А еще бы интересно узнать про дело Уткин-Намм. Так весело стало в медицинском сообществе! Лечить народ некогда!!! Одни дела и афёры.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.