Вы здесь

ТЕСТОВ НЕТ! НО ВЫ КРЕПИТЕСЬ…

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

- Доктор, я себя что-то неважно чувствую, похоже, у меня коронавирус, можно мне сделать тест?

- Вы политик?

- Нет.

- Тогда, может, вы известный музыкант?

- Нет.

- Ну, может быть, вы хотя бы актер?

- Нет.

- В таком случае, идите-ка вы отсюда лечиться домой, у вас просто ОРВИ!

Вроде бы анекдот. Однако почему-то все больше он походит на горькую правду. Вторая волна пандемии без прикрас обнажила, что те два-три месяца относительного затишья перед осенним всплеском заболеваемости мы снова потратили впустую. Когда вроде и коечный фонд наращивали, и про обеспеченность лекарствами кричали, не говоря уже о массовом тестировании населения на коронавирусную инфекцию, но вот явно не в коня оказался корм.

«В Ставропольском крае ко 2 ноября выполнено свыше 648 тысяч COVID-исследований. За минувшую неделю лаборатории провели более 45 тысяч тестов методом ПЦР; за прошедшие сутки - 5719», - это официальные сводки регионального минздрава. Большие, красивые, звучные цифры. На фоне которых резким контрастом выбивается брошенная здесь же мельком фраза, что «охват тестированием составляет 232 человека на 100 тысяч населения». Хотя в ней-то как раз и вся соль, суть происходящего. Шесть тысяч тестов в сутки хороши, если речь идет об одном городе и о первичном исследовании. Но никак не о масштабах края с его 3-миллионным населением и когда анализов одному человеку требуется как минимум три. В частности, два отрицательных теста необходимы, чтобы закрыть больничный лист и выйти на работу. А теперь поди-ка разберись, сколько из этих «232 заболевших» делают анализ в первый раз, во второй и третий, а сколько потенциальных носителей вируса осталось за бортом. Не по своей воле. Потому что… Да бог его знает, почему.

В сентябре в классе заболел учитель. Находясь в составе родительского комитета, последнюю неделю контактировала с педагогом весьма плотно, поэтому когда тест на COVID у того дал положительный результат, насторожилась. Но поскольку к концу недели никаких симптомов заболевания не проявилось, выдохнула и даже в ветреную погоду сходила с детьми в парк. Наутро - насморк, температура 38, сиплое горло, легкое пошатывание с собиранием всех углов в квартире и мысли, что нужно бы показаться терапевту. Вот только и на второй день никуда не пошла, продолжая нюхать банку с кофейными зернами, мол, не притупилось ли обоняние, и глотая антивирусные препараты. На третий день ломота в спине и мелкая рябь перед глазами все же заставили выйти из дома и записаться на прием в поликлинику, где, несмотря на перечисленные симптомы, никто не торопился брать мазок. Мол, кашель за эти дни слыхали и пострашнее, проблемы с обонянием дает заложенный нос, ломота в теле объясняется общим недомоганием, одышка - лишним весом при моих 58 килограммах на 170 см роста, температура тоже не дотягивает до тревожной отметки, - в общем, внешне на коронавирус не похоже. Не то чтобы совсем исключаем, но начнем лечение с простуды. Мазок же при желании можно сдать в лаборатории на коммерческой основе.

Честно? Желание было. Денег не было. 1300 рублей за анализ - удовольствие не из дешевых, хотя и говорим о минимальном ценнике. Тогда как в лабораториях предлагают несколько видов исследований - от обычного анализа, который делается два-три дня, до экспресс-варианта. Его результаты готовы в течение суток, но и стоит тот в среднем на 500 рублей дороже. Равно как и есть другие предложения. Например, тот же самый бесконтактный способ за три тысячи рублей, когда пациенту привозят домой необходимый инструмент для взятия самостоятельного мазка, а потом забирают биоматериал за порогом двери. В общем, все для удобства уже даже не пациента, а клиента. Пока бюджетные организации перестраивались и учились работать в новых реалиях, могучая рука рыночной конкуренции и сервиса успела навести глянец в этой нише. Хорошо ли это? Пусть каждый останется при своем мнении. Но сложно отрицать, что такой свободный доступ сугубо медицинских тестов, призванный вроде как облегчить диагностирование коронавируса врачам, в реальности серьезно осложнил жизнь всем участникам процесса. Когда зачастую мы боремся уже не столько с COVID, сколько с медицинской бюрократией и вакханалией вокруг него.

За примерами далеко ходить не буду. Вот выдержка из официального сайта коронавируса-нет.рф «Тестироваться на коронавирус можно бесплатно, но только если у вас есть симптомы простуды. И то по назначению врача. За деньги проходить тест можно в следующих случаях: нужна справка об отсутствии COVID при выезде из страны или региона, при рабочих контактах с большим количеством людей».

Собственно, вот такое «исключение», часто и густо на практике оказывающееся шире и масштабнее самого правила, также хромающего, как стреноженная лошадь. Но о правиле позже. Сначала об исключении. Точнее, об истории Ирины Е., попавшей под ту самую гребенку «надо, но не в рамках ОМС».

В конце октября девушка собиралась в отпуск в Турцию, поэтому во избежание форс-мажоров еще за неделю до отлета записалась на экспресс-тест в одну из краевых лабораторий. Почему не стала сдавать обычный анализ? Ирина девушка практичная, с социальными сетями на ты, а они завалены гневными постами и историями ставропольцев, чьи анализы терялись, так и не дойдя до терапевта, или приходили гораздо позже обозначенных сроков, в то время как  справка действует не дольше семи дней. Вот и решила перестраховаться, действовать наверняка и в проверенной лаборатории, куда пришла рано утром в четко оговоренный день. Оплатив две тысячи рублей в кассу и сдав мазок, девушка стала интересоваться, во сколько подойти за готовым результатом, но...

- Мне вдруг сообщают, что они будут готовы через два дня, - рассказывает ставропольчанка, подумавшая сначала, что это дурной розыгрыш друзей. И тот ей совсем не нравился. Завтра в 6 утра самолет, чемоданы собраны, билеты по «горящей» путевке куплены в оба конца, гостиница забронирована, потрачены очень серьезные деньги - в общем, не смешно.

Однако и в лаборатории не шутили, оправдываясь, что внезапно закончились то ли пробирки, то ли экспресс-полоски, и ничем помочь не могут, как и предупреждать о форс-мажоре не входит в обязанности сотрудников. В общем, ждите, даже если время явно не на вашей стороне. Почему и плакала от бессилия Ирина, пока один из лаборантов все же не вошел в положение девушки и тихо шепнул, мол, слезами делу не поможешь, а вот если найти кого-то из знакомых в государственном медицинском учреждении, где могут быстро сделать тест...

- Мы подняли на уши всех и все же нашли вариант, - вспоминает Ира, как выдохнула с облегчением, прежде чем «приключения» продолжились.

 Поскольку вскоре выяснилось, что результаты теста в больнице могут дать только на русском языке, а нужно перевести исследование на английский. На часах же уже был полдень - искать переводчика, заверять копию у нотариуса было поздно и дорого. Почему семья снова отправилась в лабораторию - мол, раз уж вышло такое недоразумение, хотя бы переведите результаты готовых анализов.

- Однако нам и в этом отказали, аргументировав, что сотрудники лаборатории могут отвечать только за свои исследования, - рассказывает наша собеседница, как ее путешествие медленно, но верно приказывало долго жить. Скандал же в администрации медицинского учреждения, напротив, набирал обороты, и к разрешению конфликта пришлось подключать руководство учреждения. В итоге - спустя пять часов - в лаборатории все же нашли одну экспресс-полоску, после чего девушка смогла отправиться в отпуск.

- Но каких нам это нервов стоило, не говоря уже о понесенных дополнительных затратах. Я не понимаю, почему с нас требуют анализы, когда вся медицинская структура не справляется с их потоком, когда у них то оборудование ломается, то полоски заканчиваются. Мы-то, простые люди, здесь причем? И ладно у меня речь шла всего лишь об отдыхе, но ведь в аналогичную ситуацию могут попасть не только туристы. И как им быть тогда? - делилась с нами своими сомнениями Ира. И словно в воду глядела.

В семье Бондаревич в середине сентября первым заболел глава семейства, потянув за собой супругу Ольгу, а вот их дочь восьмиклассницу Аню вирус обошел стороной. Что, однако, не освободило подростка от самоизоляции, когда, будучи совершенно здоровой, школьница была вынуждена пропускать уроки, пока тесты обоих родителей дважды не покажут отрицательные результаты. И все бы ничего, но…

 - Мы сдали заключительные мазки 12 октября и в пятницу рассчитывали уже получить справку и больничные листы, как нам позвонили из поликлиники и сказали, что нужно пересдать анализ, наши пробы нигде не могут найти. В итоге всей семьей застряли дома еще на неделю, - рассказывает Виктор о затянувшихся каникулах дочери и серьезно пострадавшем семейном бюджете, ведь выплаты от работодателя будут минимальными. Нет, он никого не винит, но искренне не понимает:

 - Кому нужно это тройное крючкотворство? После гриппа мы же без всяких мазков выписываемся, так почему бы и здесь не сэкономить время, оборудование, не снизить нагрузку на лаборатории? А мы же вместо этого пишем, что все 25 лабораторий по сдаче тестов работают на пределе своих мощностей, - в сердцах заявляет мужчина, снова отсылая нас к комментариям краевых чиновников, мол, героям - браво.

 «ПЦР-диагностика - это не скрининговый метод, а кропотливый труд лаборантов. Прежде чем загрузить пробирки в амплификатор, их обрабатывают специалисты, «прокапывая» специальными реактивами. ПЦР-анализ происходит в три этапа. Амплификатор сначала выделяет ДНК вируса, затем «растит» количество ДНК-фрагментов вируса в пробирке, чтобы его можно было обнаружить, причем в каждом цикле реакции позволяет видеть число конкретного ПЦР-продукта. Только потом происходит детекция (обнаружение, выявление) ДНК-продуктов амплификации (увеличения). Специалист, видя реакцию, отображенную на мониторе, может определить, какую стадию заболевания проходит человек. Лаборанты выполняют все манипуляции в защитных костюмах, так как это работа с высокопатогенными флорами», - отмечают в минздраве СК.

Что ж, лаборантам, как и медикам, действительно низкий поклон и огромное спасибо за их героизм. Но вместе это отнюдь не умаляет расхожей фразы немецкого писателя Брехта, что несчастна та страна, что нуждается в героях. Ибо это более чем противоестественно, когда «от людей для нормальной жизни требуются героические усилия, а не обычный, налаженный социально-государственный порядок, в рамках которого и находят свое разрешение возникающие в стране проблемы». Вот за что я люблю классику - что она как с нас сегодняшних писана.

У Татьяны С. онкология, и в начале ноября у нее была намечена плановая госпитализация в краевой онкодиспансер. Все, кто в какой-либо мере сталкивался с данной болезнью, не понаслышке знают, какие очереди бытуют в данное учреждение. Почему и строятся на Ставрополье новые центры, чтобы разгрузить потоки и минимизировать сроки ожидания. Но это в будущем, а пока же обозначенный для госпитализации срок - по большому счету путевка в жизнь с четко обозначенной датой. Пропустил ее или не выполнил все условия для стационара, тебя отбрасывает назад на неопределенное время. Тогда как сорванные сроки лечения могут негативно сказаться на развитии болезни. Не хотела испытывать судьбу и Татьяна, когда за неделю до госпитализации обратилась к участковому терапевту в поликлинику №6 за бесплатным тестом на коронавирус, обязательным для поступления в лечебное учреждение.

 Ранее ставропольчанка трижды делала его платно, пока совершенно случайно не узнала, что тоже входит в категорию пациентов, кому исследование положено на бюджетной основе. С чем в понедельник и пришла к лечащему врачу.

Та же вместо ответа повернула к ней монитор компьютера с таблицей, выкрашенной в красный цвет. Мол, при всем желании помочь талонов на COVID-тесты на эту неделю нет. Даже если речь идет о плановой госпитализации, которую нельзя пропустить. В общем, спасение утопающих… Лежало через кабинет заведующей поликлиникой, откуда Татьяне также пришлось возвращаться ни с чем.

Время-то было обеденное, а кто на голодный желудок из руководства решает проблемы пациентов и принимает их в свой законный перерыв! На горячей линии минздрава трубку тоже долго не брали. Да и после оператор Юлия разве что не через зевок слушала растерянную Татьяну, не знающую, как ей быть.

 - А чего вы от меня хотите, если терапевт ничего не дает? - недобро рыкнула в трубку Юлия, являя собой яркий пример того самого равнодушия и казенщины, с чем сегодня вроде как борется власть, но, по всей видимости, не может изгнать даже из собственных учреждений.

 - Тест хочу, бесплатный. Я уже трижды его платно сдавала, - пыталась достучаться до Юли ставропольчанка. Вот только у Юли оказались проблемы не только с телефонным этикетом, но и со слухом.

 - Вас очень плохо слышно. Вы говорите в какую-то непонятную трубу, - нервно швыряла фразами консультант, пока Татьяна рассказывала ей про терапевта, про забитый под самую завязку компьютер, тогда как неделя только начинается и придут еще другие люди.

- Так вы на терапевта или на компьютер жалуетесь? - совсем уж взъярилась на докучливую собеседницу Юля, пока Таня терпеливо и тактично объясняла, что, скорее, на руководство поликлиники. Когда не наш ли министр отчитывается о 6 тысячах тестов в день, которые делаются жителям края, однако до нее вот уже четвертый раз ни один не доходит. Хотя очень нужно, поскольку…

 - Я прекрасно поняла, что вам для госпитализации, - отбрила собеседницу Юля, которой явно наскучил этот разговор, и поспешила распрощаться, бросив стандартное, что жалоба принята к рассмотрению.

Звонок из поликлиники с приглашением зайти за тестом раздался в среду.

 - Я сдала мазки в четверг. А когда зашла уточнить, когда можно будет получить результаты анализов, тут-то и выяснилось, что это большой вопрос, будут ли те готовы к понедельнику. Шанс один из ста. А между тем, без них мне не дадут и необходимую также для госпитализации справку об эпидокружении. На вопрос о том, как два документа связаны между собой, мне разъяснили, что если бы я ПРОСТО обратилась за справкой, то терапевт бы ее выписал по месту требования. Но если я при этом еще сдаю тест на коронавирус, пока не поступят результаты, ни одного из документов я на руки не получу, - рассказывает Татьяна, как подобный медицинский бедлам чуть не сорвал ей все сроки госпитализации. Успела ставропольчанка только потому, что все же сумела выкроить из своего бюджета 2 тысячи рублей на платный экспресс-анализ.

Хэппи-энд? Который вполне мог обернуться очередной человеческой трагедией, если бы не было у человека отложенной на черный день кубышки. Вот тот и наступил. Историй, подобных случившимся с нашими героями, сегодня сотни, если не тысячи. И они заставляют задуматься о том, куда мы движемся дальше. Когда у нас мало того что существует огромное количество бессимптомников, которые могут заражать людей вокруг, сами о том не подозревая, теперь к ним добавляются пациенты, которых медики не желают проверять. И есть, кого проверяют просто потому, что мимо проходил. Но есть еще и другие люди, кто, видя весь этот бедлам, все чаще предпочитает не связываться с медициной, отлежаться дома и лечиться самостоятельно. И далеко не всегда их успевают довезти до реанимации.

Что с этим делать? Бог его знает.

Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (8 голосов)

Комментарии

Марина,вы очень правильно все пишете и правду. Всегда жду ваши материалы. Берегите себя.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.