Вы здесь

ПРОШУ ОГРАДИТЬ ОТ ПРЕСЛЕДОВАНИЙ!

ПРОШУ ОГРАДИТЬ ОТ ПРЕСЛЕДОВАНИЙ!

Обращение к президенту Российской Федерации В.В. Путину от Ирины Черногоровой, супруги губернатора Ставропольского края А.Л. Черногорова.

Уважаемый Владимир Владимирович!
Мое публичное обращение к Вам через газету - это вынужденное и выстраданное решение. В сложившейся ситуации оно представляется мне единственно верным и правильным.
Уже больше года, как я ушла от Черногорова Александра Леонидовича. Все это время я и двое моих несовершеннолетних детей подвергаемся преследованиям и давлению со стороны супруга и его людей. Я не вижу другого способа противостоять его насилию, сохранить мир и спокойствие моим детям, как придать публичной огласке вопиющие факты его противоправных издевательств над нами.
Обращаюсь к Вам, как к высшему должностному лицу государства, рекомендовавшему Черногорова на губернаторский пост, соответственно, имеющего рычаги управления им и способного защитить меня и двоих моих детей.
Очень надеюсь, что теперь, по прошествии дня выборов 11 марта, моя гражданская позиция будет лишена надуманного моим мужем политического контекста. И мои просьба и требование будут объективно рассмотрены и удовлетворены.
Жить вместе с Черногоровым А.Л. мы начали с 1996 года. 16 октября 1999 года у нас родился общий ребенок - Черногоров Александр Александрович. Через три года, 16 октября 2002 г., между Черногоровым Александром Леонидовичем и мной в г. Ставрополе был заключен брак. За последние три года отношения у нас в семье испортились: муж постоянно изменял мне, часто оскорблял меня, унижал, устраивал ссоры, злоупотреблял алкоголем, высказывал угрозы физической расправы и в присутствии наших детей, сына и моей дочери от первого брака, бил меня. Фактические брачные отношения мы не поддерживали, денег на содержание детей, ведение хозяйства, оплату квартиры и коммунальных услуг муж мне не давал.
Но несмотря на все это, я предпринимала все возможные способы сохранить наши отношения и семью до тех пор, пока ситуация не достигла критической отметки.
В конце февраля прошлого, 2006 года, Черногоровым А.Л. была предпринята попытка моего физического устранения в нашей квартире по ул. М.Жукова 26, кв.26. Сразу же после этого, в начале марта, я пыталась найти защиту у Вашего полпреда в ЮФО Д.Н. Козака. На приеме я рассказала ему о создавшейся ситуации в нашей семье: о бесчинствах губернатора, о его попытках расправиться со мной. В слезах просила его о помощи. Результата никакого.
Серьезно опасаясь за свою жизнь и эмоциональное состояние своих детей, во избежание трагедии, я вынуждена была покинуть нашу квартиру. С 12 марта 2006 г. я и двое моих детей проживаем в отдельной квартире в г. Ставрополе.
4 сентября 2006 г. я подала в суд исковое заявление о расторжении брака. Однако муж всячески препятствует завершению судебного процесса и решение до настоящего времени не принято.
В октябре 2006 года я вынуждена была уйти с работы, так как муж прекратил финансирование этой организации. Практически Черногоров оставил меня, мать двоих несовершеннолетних детей, без средств к существованию. Я предприняла несколько попыток устроиться на работу по своей специальности (филолога, преподавателя русского языка и литературы, непрерывный педагогический стаж 13 лет), но мне всюду было отказано.
Только после моего увольнения я подала заявление о взыскании алиментов с моего бывшего мужа (1/4 всех видов заработка в соответствии с законом) на содержание нашего сына. Мировой судьей Ленинского района г. Ставрополя Романовой Ж.Ю. было вынесено определение о взыскании алиментов. Но Александр Леонидович опротестовал это решение. И судья отменила свое определение и попросту закрыла делопроизводство. Фактически полгода я не могу добиться взыскания алиментов.
Убежденный в своей безнаказанности, Александр Леонидович подал встречный иск, в котором хочет забрать у меня сына Сашу. При этом он настолько уверен в своих намерениях и успехе иска, что заявляет об этом публично: «Кому бы что ни хотелось, дети будут жить со мной». («К.П.»).
Опасаясь, что и в этом процессе ставропольское правосудие примет сторону губернатора, я решилась опубликовать открытое письмо в краевой газете, где попыталась привлечь внимание общественности к ситуации. Я до сих пор убеждена, что никакому человеку, включая и губернатора, не дано права преследовать другого человека, оскорблять его, ущемлять его свободу и достоинство. Я надеялась, что уж теперь, когда все стало предельно открыто, правосудие восторжествует. Не тут-то было! Мою боль и попытки найти справедливость губернатор и его команда истолковали как происки неких злокозненных политических сил. В своих комментариях, в том числе и в СМИ, Черногоров и его сторонники принялись запугивать меня, передергивать факты, обливать грязью. В итоге правосудие до сих пор так и не вынесло своего вердикта.
С марта 2006 года, с момента нашего раздельного проживания и до настоящего времени, Черногоров не оставляет меня в покое, продолжает преследовать и оскорблять. Я получаю от него различные гнусные послания на домашний адрес: оскорбительные, содержащие матерные слова письма, большая часть которых написана его рукой, датирована и подписана личной подписью Черногорова, телефонные SMS-сообщения, звонки по телефону. В них он также, не стесняя себя в выражениях, употребляет нецензурную брань. Мало того, Черногоров, не имея на то никаких оснований, в присутствии свидетелей нецензурно обвиняет меня в занятии проституцией, ведении беспорядочной сексуальной жизни, создании притонов, в шпионаже. Все это я, безусловно, считаю оскорблением, унижающим мои честь и достоинство.
Все это продолжается уже год. 28 февраля 2007 года мною была предпринята попытка подать заявление в мировой суд г. Ставрополя о возбуждении против Черногорова А.Л. уголовного дела в порядке частного обвинения по ст.130 ч.1 УК РФ - за оскорбление. Но мое заявление по надуманному предлогу не было принято. Следующая моя попытка привлечь моего бывшего мужа к ответственности за содеянные им поступки через органы прокуратуры тоже не увенчалась успехом. Прокуратурой Ленинского района г. Ставрополя мое заявление было принято и отослано опять-таки в мировой суд. А тот опять отказал мне в приеме заявления.
Ввиду такой безнаказанности агрессия со стороны бывшего супруга не только не прекращается, но становится более изощренной. Теперь он изменил свою тактику и пытается мстить мне через нашего сына. Так, 13,15 и 19 марта 2007 он звонил в учебные заведения, в которых наш сын Саша находился на обучении. В телефонном разговоре с сыном Черногоров А.Л. использовал нецензурные выражения и угрозы в мой адрес, что привело к эмоциональному расстройству ребенка и неспособности им далее продолжать занятия.
23 марта во время занятий нашего сына в хоккейном клубе (с 19.00- 20.15) незнакомые мне люди, представившиеся охранником (по удостоверению майор милиции С.В. Фурса) и водителем губернатора, пытались похитить ребенка на глазах у многих людей. Дошло до того, что весь родительский комитет защищал меня и Сашу.
А ведь я никогда не запрещала сыну общаться с отцом. Разумеется, напрямую, а не через охранников и секретарей. Но Черногоров ни разу за целый год не позвонил ни мне, ни в школу, ни в хоккейную секцию, которую посещает наш сын, и не поинтересовался его успехами и проблемами.
В этот же день, в 16.20., ко мне в квартиру пришел участковый. Он попытался придраться к тому, что я незаконно живу в своей квартире (она записана на мою несовершеннолетнюю дочь). А также пытал, как моя фамилия, где работаю, с кем живу, дружу, общаюсь, кто у меня ночует... Что за беспардонное вмешательство в личную жизнь и по чьей команде?
На протяжении последних лет я подвергаюсь тотальной слежке со стороны бывшего супруга. Прослушиваются мои разговоры на мобильном и городском телефонах, телефоны моих близких и друзей, контролируется моя электронная почта, фиксируются все мои выходы в Интернет. Письма, посылаемые мной друзьям по почте, перехватываются и доставляются Черногорову. В подъезде моего дома через несколько дней после моего вселения неизвестными была установлена видеокамера, ведется наружное наблюдение по городу. Устанавливаются мои связи и общение, после чего людей приглашают на беседы и под угрозой лишения их работы запрещают со мной общаться.
Практически круглосуточно я получаю звонки от его секретарей, его водителей и охранников на мои домашний и мобильный телефоны, (они узнают их номера уже на следующий день после того, как я их меняю). При этом зачастую содержащие различные виды угроз и «советов».
Считаю эти факты грубейшим нарушением свободы моей личности.
Заверяю Вас, Владимир Владимирович, что по каждому написанному мной слову располагаю неопровержимыми доказательствами и показаниями свидетелей.
На основании изложенного, прошу Вас, Владимир Владимирович, вмешаться, оградить меня и моего ребенка от преследований по сути ставшего уже бывшим супруга, положить конец волоките в правосудии, предоставить мне возможность, как матери, в здоровой и спокойной обстановке растить и воспитывать детей.

С глубоким уважением - Ирина ЧЕРНОГОРОВА, бывшая супруга губернатора Ставропольского края Черногорова А. Л., мать двоих несовершеннолетних детей.

Александр ЕМЦОВ.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет