Вы здесь

Маэстро жив в сердцах учеников

Маэстро жив в сердцах учеников

Маэстро - так обращаются к композиторам, музыкантам, шахматистам. А вот к ученому так обращаться не принято. А между тем, десятилетия самоотверженно служил Ставропольскому краю человек, которого иначе величать - язык не поворачивается. Он был композитором, повествуя о древних и современных реках Северного Кавказа, поэтом, когда описывал вулканы Ставрополья, шахматистом, конструируя сложные схемы строения земной коры там, где мы бездумно ходим. К герою данного повествования обращение «маэстро» подходит еще и потому, что в общении с окружающими он всегда был выше. Не ростом, а неизъяснимым благородством, какой-то особой статью. В его присутствии люди менялись: не приходило в голову употребить бранное слово, говорить пошлости, суетиться. Больше всего он походил на художника. Он живо писал словами родную природу. Пятнадцатого июня сего года исполняется 100 лет со дня рождения В.Г. Гниловского. Его заслуги в изучении Северного Кавказа и популяризации знаний о нашей малой родине не нуждаются в комментариях.

Автору довелось встречаться с маэстро еще в детстве. Мой отец в 30-е годы XX века преподавал физику на рабфаке пединститута, по совместительству работая заведующим учебной частью автошколы ФЗУ. Какие-то дела приводили отца к молодому заведующему кафедрой географии института Гниловскому, на его квартиру. Наверное, они были связаны с возможностью использовать транспорт в поездках по краю. Владимир Георгиевич жил тогда в коммуналке, в одном из кирпичных домиков на улице Коминтерна (дом снесен в конце XX века). Отец брал с собой меня и старшего брата. В памяти остался большой зеленый двор, отгороженный от улицы аккуратными кирпичными домиками. В этом дворе приходилось бывать не раз. Пока взрослые беседовали в доме, мы, подростки, общались со сверстниками во дворе. Фамилия - Гниловской - запомнилась, в отличие от тех ребят, с которыми мы тогда общались.
В юности довелось принять участие в экспедиции, организованной Гниловским. Тогда, в 1951 году, мы, несколько студентов разных курсов географического факультета Ставропольского педагогического института под руководством Владимира Георгиевича побывали в окрестностях села Александровского. В кузове полуторки лежали лестница, лопаты, молотки и мотки веревки - предстояло исследовать какой-то таинственный колодец на склоне горы близ села. Не было в тягость трястись по пыльной дороге в машине потому, что мы с упоением слушали рассказы Владимира Георгиевича о природе ставропольских и прикалаусских высот. Рассказал он и легенду, связанную с необычным названием речки Томузловки. «Тому на зло» была сотворена Всевышним пологая, приятная для глаз сторона долины. Другая сторона, загроможденная каменными чудищами, огромными глыбами и мелкими камнями, даже для сенокосов была неудобна. Камни и скалы наворотил «Он», «Тот», - иначе ведь нельзя называть нечистую силу (дьявола). Если «Его» поминать вслух - наживешь неприятности. Так и сейчас думают люди с неуравновешенной психикой.
Выполнив задачу по исследованию «колодца», который оказался необыкновенным произведением природы, мы исследовали другие пещеры в окрестностях села. Любовались каменными «Ящерицами», «Черепахами». Забирались и на «Каменную лягушку», фотография которой украсила книгу «Занимательное краеведение» В.Г. Гниловского, которая вышла в свет в 1954 году в Ставропольском книжном издательстве. В те годы Владимира Георгиевича можно было видеть в военной форме - капитан Гниловской руководил кафедрой географии Ставропольского Суворовского военного училища, где преподавал детям этот замечательный школьный учебный предмет. Для детей и в общении с ними рождалась книга, заслужившая признание читателей, удостоенная премии в конкурсе на «Лучшую художественную и научно-популярную книгу для детей».
В другой раз меня, молодого преподавателя географического факультета СГПИ, пригласил Гниловской в экспедицию на Скалистый хребет Большого Кавказа. В компании с зоологом Павлом Александровичем Резником, флористами Вадимом Гавриловичем Танфильевым и Виктором Никаноровичем Кононовым мы переправлялись на грузовике через каменистое русло реки Уруп, колесили по извилистым грунтовым горным дорогам, бродили по косогорам, ночевали в палатках. Обсуждая находки, спорили, не всегда соглашаясь друг с другом. Точки над «i» обычно ставил Владимир Георгиевич. Я тогда преподавал методику обучения географии, но проявлял интерес к геоморфологии и геологии. Мое участие в научной работе сводилось к помощи всем - откалывал образцы горных пород, ловил насекомых, собирал растения.
К концу жизни Гниловской, наконец, получил благоустроенную квартиру в одной из новостроек недалеко от дома, где провел всю жизнь (за исключением времени службы в армии в годы войны). Мне довелось побывать у него на новой квартире в девятиэтажном доме по улице Мира. В его комнате, загроможденной шкафами и полками с книгами, папками с рукописями, был «рабочий беспорядок». Пока мы о чем-то говорили с мэтром, его супруга, Евгения Николаевна Воскресенская, приготовила чай. Мне, начинающему методисту-географу, много давало общение с опытным методистом-биологом.
Владимир Георгиевич как ученый обладал разносторонними знаниями, пользовался непререкаемым авторитетом. Человек он был любознательный: то, что не знал (не из области географии), впитывал с жадной непосредственностью. На критику напрашивался: «А как вы думаете?». Ко всем доброжелательный, мэтр был нетерпим к тем, кто проявлял научную недобросовестность. Не одна кандидатская диссертация, представленная ему на отзыв, была забракована. Особенно - если претендент подтасовывал факты. Может быть, по этой причине у него были и недоброжелатели. Скончался учитель ставропольских краеведов после продолжительной болезни 10 ноября 1980 года. Бюст почетного гражданина Ставрополя Владимира Георгиевича Гниловского на аллее Славы в центре города - напоминание потомкам о заслугах этого Человека с большой буквы.

Владимир ИВАНОВСКИЙ.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет