Вы здесь

ДОБРОВОЛЬЦЫ ОБХАИВАНИЯ

ДОБРОВОЛЬЦЫ ОБХАИВАНИЯ
Александр Емцов

Как из Бестужего делают невинную жертву, и что из этого выходит
«В деле Бестужего очевидным образом проступает версия сговора лиц, чьи коммерческие интересы вошли в острейший клинч с такими же интересами сити-менеджера. Бестужий нарушал все правила игры своим упрямым нежеланием «делиться» - заниматься «политикой», то есть разруливать сферы влияния местной (и не только!) олигархии. Тогда эта рать и поставила цель - убрать его эффектно, как коррупционера...».
Откуда цитата? Из газеты «Открытая». В прошлом номере здесь опубликована многословная двухстраничная статья «Добровольцы бесчестья». Автор Владимир Фоменко яростно защищает арестованного за покушение на получение взятки в 50 миллионов рублей главу администрации Ставрополя, разносит всех, кто осмелился обидеть его подзащитного. Но самое главное - выдвигает свою версию ареста. Она старая как мир: заговор. И от нее за версту разит заказным оправданием неоправдываемого.
ОТВЕТИЛ НА КРИТИКУ, А В ОТВЕТ ПОЛУЧИЛ ГРЯЗЬ
Первыми в числе заговорщиков названы налоговики.
Руководитель управления ФНС по краю В. Воронков имел неосторожность вежливо ответить «Открытой» на статью «Элитная взятка», опубликованную номером раньше. Тот же автор Владимир Фоменко обвинил налоговиков в публикации решения налоговой инспекции о взыскании с Бестужего 64 миллионов рублей налогов газетой «Ставропольские губернские ведомости». (Номер от 4 января с.г.). В ответе Воронков среди всего прочего сказал, что Фоменко грубо исказил факты, написав, что в газете «напечатана статья заместителя руководителя ИФНС по Октябрьскому району Т. Косач». На самом деле, абсолютно правильно разъясняет Воронков, это не статья, а официальный документ, а именно решение ИФНС №94 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения». Согласитесь, это большая разница. Воронков также сообщает, что управлением была проведена служебная проверка по факту утечки документа. Она не установила в инспекции лиц, причастных к утечке. И это соответствует действительности, поскольку сам главный редактор «СГВ» написал в своей газете, что решение получил из других источников, которые предпочел не раскрывать. Воронков в завершение ответа пишет, что намеки Фоменко на «гарантии безопасности», «приятные обещания», якобы предоставленные Косач за написание «статьи», могут быть истолкованы как обвинение в коррупции. Подобные измышления позволяют Косач обратиться в суд с обвинениями в клевете автора газеты «Открытая».
Я не читал весь ответ Воронкова, но то, что процитировано «Открытой» - вполне достойно для краевого руководителя и по существу. Действительно, решение налоговой инспекции - это официальный документ. Называть его статьей может только тот, кто ничего не соображает в журналистике. Или преднамеренно передергивает, что ближе к истине, поскольку главный редактор «Открытой» Л. Леонтьева, раз уж является таковым, должна соображать. Автор этих строк действительно написал, что решение пришло в редакцию не из инспекции. Поэтому Косач абсолютно ни при чем. Но в ответ на свое вполне достойное письмо Воронков получил целый ушат грязи. И что письмо его «потрясающее по степени глупости», «юридически безграмотное», «дурацкое», и что сам он «прикрывал бесчестье в своем ведомстве», и что «усилия этого чиновника «Открытая» оценила высшей строчкой в рейтинге глупости»... Впору уже ему самому обращаться в суд за защитой от оскорблений.
В публикации «Открытой» мы имеем дело явно с сознательным передергиванием, с криком «Держи вора!», с попыткой обвинения в нарушении закона(!) того, кто как раз и выявил это самое нарушение закона. Сам я лично с Т. Косач не знаком, но преклоняюсь перед ней и такими, как она. Более того, мне искренне жаль, что у нее из-за публикации в нашей газете возникли неприятности по службе. Представляю, какое давление она испытала, когда проводилась проверка Бестужего. Ведь не Ваньку Пупкина проверяли. Сколько ее подчиненным пришлось бегать по судам, когда наш большой чиновник пытался остановить проверку, признать ее незаконной. Сколько профессионального умения проявить. И какое гражданское мужество надо иметь, чтобы подписать решение, которым с главы администрации города взыскивалось аж 64 миллиона рублей. Чтобы эти деньги поступили в бюджет, а значит и всем нам. Она это мужество проявила и достойна только уважения.
Но что мы видим по отношению к Косач в «Открытой»? Черная неблагодарность за ее работу. Грязные намеки, обвинения в том, что «не отмежевалась», что участвует в каком-то «сговоре лиц»? Тех, с кем не захотел «делиться» Бестужий. С самой Косач не захотел «делиться»? Бред, возникающий из определенного состояния.
Бестужему, а заодно и всем, кто не платит налоги, такое очень понравится.
ЕСЛИ ЖУРНАЛИСТ БОИТСЯ РЫТЬ, ЭТО ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ
Вторым в клубе заговорщиков «Открытая» называет автора этих строк. Цитирую: «Редактор издания осознанно разгласил (надо полагать, публикацией решения №94 налоговой инспекции - А.Е.) охраняемую законом и Конституцией налоговую тайну, злоупотребил свободой информации, переступив через требования закона о СМИ, намеренно подставив под удар человека, ни в чем еще(!) не обвиненного судом (Бестужего - А.Е.). Неужели не страшно играть с законом?»
Вообще то, волка бояться - в лес не ходить. Среди журналистов, - настоящих, естественно, а не типа Леонтьевой, не принято спрашивать «страшно - не страшно». Принято восхищаться удачей, если коллега где-то достал и напечатал такой серьезный документ. Который является лучшим доказательством правоты его предыдущих статей. И подтверждением того, о чем говорят в городе на каждом перекрестке. Ну а что касается разглашения налоговой тайны, тот тут я для Леонтьевой проведу маленький ликбез. За разглашение тайны, в том числе и налоговой, ответственность несет тот, кому она доверена (ч. 2 ст. 183 Уголовного кодекса). Мне, понятное дело, она не доверялась. Какая же тут ответственность? Всего лишь работа в рамках своих законных прав, которые предполагают поиск общественно значимой информации и ее публикацию. Вообще-то бодания по поводу разглашения журналистами всякого рода тайн, вплоть до государственной, прекратились где-то лет десять назад. Был ряд громких процессов, который закончился для нашего брата ничем. Последнему следователю в самом отдаленном Мухосранске стало понятно, что с журналистами по этому поводу воевать - и бесперспективно по закону, и себе дороже. Выходит, Леонтьева или не в курсе последних успехов корпоративного сообщества на этом поприще, или опять же передергивает. К чему я больше склонен.
Журналисты всего мира ищут и печатают всякого рода конфиденциальную информацию, включая тайны. Последний пример - разоблачения сайта «Викиликс» в дипломатической сфере. Они считают это своей работой, очень, кстати, тяжелой и неблагодарной, полной опасностей. Но которая объективно помогает обществу не погрязнуть окончательно в его пороках. Те же, кто так не считает - не журналисты.
А тех, кто воюет с «разгребателями грязи», кто пытается спрятать мерзости сильных мира сего за ширму нарушения прав личной жизни, разглашения тайн и прочего, давно уже называют адвокатами дьявола.
Неотвратимость гласности - это гарантия соблюдения норм человеческого общежития. Напишите себе, мадам Леонтьева, на лбу. Чтобы все ваши коллеги читали и учились. И с этой точки зрения оценивали прежде всего ваши публикации.
Версию, что Бестужий не захотел «делиться» со мной, развенчивать не буду. Скучно как-то.
КАК ПОСМЕЛИ НЕ ПЕРЕДАТЬ ТАПОЧКИ НА ЛЕБЯЖЬЕМ ПУХУ!
Третьи в выявленном «Открытой» клане заговорщиков против Бестужего, с которыми он так же не захотел «делиться», естественно, правоохранительные органы. Автор статьи недоумевает, почему это прокуратура не озадачилась нарушением налоговой тайны. И даже прямо науськивает ее немедля взяться за раскрытие «преступления». Чуть ли не прямо пишет, что замести надо Косач и редактора газеты. Как тут не сказать: а доносить - нехорошо! Тем более доносить ложно. За ложный донос даже статья в Уголовном кодексе имеется.
Странно, почему «Открытая» не науськивает ту же прокуратуру возобновить расследование уголовного дела за неуплату налогов в особо крупных размерах, возбужденного в отношении Бестужего еще чуть ли не два(!) года назад и приостановленного на время проведения налоговой проверки. Проверка-то закончилась! По-моему, это куда более громкое и требующее большего внимания ока государева дело, чем разглашение какой-то там тайны.
Смешно читать и туманные рассуждения типа «публикация решения сыграла роль информационной бомбы для общественного мнения, поверившего в якобы уже доказанную истинность фактов». Кто же это и чем замерял градус веры? Момент подписания решения, госпожа Леонтьева, означает, что факты неуплаты налоговой инспекцией доказаны. Право не согласиться с ними и оспорить у проверяемого есть. Это право, как и порядок пользования им, прямо расписано в конце решения и было напечатано в нашей газете. Мы понимаем важность этого момента и нашли ему место. То, что Бестужий до сих пор незаконность обвинений не доказал, о чем-то говорит.
Но главное обвинение правоохранителей в «Открытой» даже не в пассивности в раскрытии «преступления» в налоговой системе. Она пытается ни много ни мало предъявить им вину за якобы корявый арест Бестужего. Да и само покушение на преступление представить не как таковое, а всего лишь как подставу. Цитирую: «У следствия, видно, сразу вышло не по плану. На полтора месяца Бестужего спрятали в сизо, не допуская к нему ни семью, ни адвокатов, изнывавших в неведении, где он, что с ним. Это и породило резонную волну общественного недоумения. У нас что, ренессанс 37-го года? И далее: «Если за правовые рамки «спецы» переходят уже на ранней стадии следствия, то логически вытекает предположение: и «разработка» сити-менеджера велась теми же методами, при которых закон и право подменялись «действиями целесообразности», одно из которых - подстава».
Давно замечено: когда крыть нечем, козыряют нарушениями прав человека. «Волной общественного недоумения» газета, наверное, называет волну жалости и сочувствия к И. Бестужему, которую пыталась вызвать его семья. Выходили явно заказные сюжеты в новостных телепрограммах, печатались такого же сорта статьи в газетах. Горожане вдруг узнали, что жена арестованного не знает, где он сидит, что ее к нему не пускают, и она не может передать ему тапочки на лебяжьем пуху. Также в неведении, где ее подзащитный, адвокат И. Денисова. И все это, естественно, грубо нарушает права арестованного. Даже трудно представить, чтобы такую волну разгоняли по поводу ареста какого-нибудь другого гражданина нашего города. Тем более обвиняемого в особо тяжком преступлении. Обычные арестованные молча сидят в компании с насекомыми и сопят в тряпочку.
Следственные органы, ввиду такого интереса к персоне, вынуждены были разъяснять, что ничьи права не нарушаются, все в пределах закона. И адвокаты у Бестужего есть, и место его содержания - сизо Владикавказа, никто не скрывает. Более того, обвиняемый уже дважды дал признательные показания. И что, наоборот, адвокат Денисова не использовала свое право на свидание с подзащитным вплоть до 19 марта. Подтвердили это и правозащитники. Не ошивающиеся в «Открытой», типа Полубояренко, делающие на Бестужем свой гешефт, а настоящие. Председатель Общественной наблюдательной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах заключения по Республике Северная Осетия - Алания А. Кучер провел комиссионную проверку и сообщил своему коллеге из Ставрополя Н. Борисенко буквально следующее: «Бестужий содержится под стражей, обеспечен индивидуальным спальным местом, постельными принадлежностями и предметами первой необходимости, а также минимальной нормой жилой площади (более 4 квадратных метров). Опрос Бестужего показал, что лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь ему предоставляется. Жалоб на состояние здоровья не предъявляет, чувствует себя нормально. Адрес местонахождения родственникам сообщен. Последняя встреча с адвокатом состоялась два дня назад. Предоставляется возможность полноценного ночного сна и дневных прогулок, а также возможность для обращения с жалобами и предложениями. Камера оборудована вентиляцией, кнопкой вызова дежурного, ночным освещением, цветным телевизором. Температурный режим соответствует установленным нормам. Имеется возможность получения передач. В ходе беседы с Бестужим жалоб и заявлений на предмет несоответствия условий содержания не поступило».
Выходит, родственники подняли волну на пустом месте? Но если даже и так, то их можно понять. Они делают все, чтобы защитить родного человека и хоть как-то помочь ему. Тем более что 28 марта вроде в краевом суде рассматривается кассационная жалоба на решение суда о заключении Бестужего под стражу. А 2 апреля истекает срок двухмесячного ареста, и суду предстоит решать, продлевать его или выпускать арестованного до суда на волю. В этих обстоятельствах еще раз привлечь внимание общественности к Бестужему - совсем не лишнее.
Родственников с их жалостливой кампанией, повторяю, понять можно. Невозможно понять газету «Открытая», которая эту самую жалостливую кампанию превращает в кампанию по обелению Бестужего, в повод для измышлений и даже поношения тех, кто выполняет свою работу и пытается по роду службы пресечь нарушение Бестужим законов. Тех самых нарушений, которые как раз и привели его в тюрьму. Именно на такой вывод наталкивает статья.
ЧЕСТИТЬ НЕ ОТ СЛОВА «ЧЕСТЬ»
Поношение «Открытой» всех «участников» «заговора» круто замешано на нравственности. Одно название «Добровольцы бесчестья» чего стоит. Поэтому как раз о чести и поговорим.
Наверное, для не знакомого с тайнами газетной кухни Воронкова это будет удивительно, но журналист Владимир Фоменко, которого он подозревает в клевете, в «Открытой» не работает. Более того, его не существует в природе. Это псевдоним, за ним, скорее всего, трусливо прячется сама Леонтьева. Уж очень фантазийно-извращенный стиль и мудрено-усложненный слог похожи. И не зря я выше обращался именно к ней. Ну а раз прячется, то это верный признак того, что лжет. В «Открытой», если присмотреться, чуть ли не половина статей выходят под псевдонимами. По моему глубокому убеждению, за псевдонимом всегда прячется вранье, заказуха и всяческий слив. За ним по большому счету - подлость. Так что, кто бы о чести заикался, но только не тот, кто бьет из-за угла.
Слово «честь» - не производное от «честить». Этому словцу синоним «хаять». Статья, да и газета, в которой под разговоры о чести через запятую грязные вымыслы, оскорбительные словечки и тому подобное, состряпана добровольцами обхаивания.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет