Вы здесь

ПРОТОПАЛ ВСЮ ВОЙНУ В ПЕХОТЕ

16.01.2013
ПРОТОПАЛ ВСЮ ВОЙНУ В ПЕХОТЕ
Валерия ПЕРЕСЫПКИНА

Второго февраля нынешнего года исполнится 70 лет с тех пор, как победными залпами завершилась кровопролитная Сталинградская битва, явившаяся поворотным событием в ходе Второй мировой войны. Длившееся с
17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года, это мощное сражение на берегах великой Волги, на отдельных этапах которого участвовало более двух миллионов человек, останется навечно в памяти человечества. Но одно дело, когда мы читаем о решающей битве Великой Отечественной войны в книгах, и совсем другое - пообщаться с непосредственным ее участником - советским воином-пехотинцем Петром Семеновичем Подройкиным, который живет в Ставрополе и которому сегодня исполняется 92 года.
На одной из стен уютной квартиры на улице Комсомольской краевого центра родственники Петра Семеновича создали настоящую музейную экспозицию, где есть карта «Начало Второй мировой войны», по которой можно проследить фронтовой путь гвардии сержанта, множество фотографий, в том числе родового древа его семьи. Фотографирует ветерана, а также создает о нем видеофильмы любимый зять Подройкина Валерий Николаевич Войко. Есть здесь труды о войне: «Великий Жуков», «Утерянные победы» Майнштейна, «Казачий Дон» (История и современность), «1941-й. Вторжение» (Операции Юго-Западного фронта), ежегодные поздравления Подройкина от Президента РФ к 9 Мая. Но самой любимой его книгой является «Сквозь весь огонь» Я. Амелина (Сказание о 80-й Гвардейской дивизии), которую Петру Семеновичу подарил Совет ветеранов 80-й Гвардейской Уманской ордена Суворова стрелковой дивизии.
Когда Петр Семенович вспоминает о своей богатой событиями жизни (а память у него, как у молодого), его яркий и образный рассказ слушаешь затаив дыхание, и совсем не хочется перебивать его дополнительными вопросами. Родился он в казачьем хуторе Янченков Багаевского района Ростовской области. Родители Семен Осипович и Ксения Ивановна были крестьянами. В семье было семеро детей. Петру было 13 лет, когда умерла его мать, и подросток, окончив пять классов, ушел из школы, чтобы присматривать за младшими братьями и се-страми. С учителями на хуторе были проблемы, и потому учиться ему больше не пришлось. Уже в 15 лет он пошел сначала работать учетчиком комплексной бригады местного колхоза, а потом его перевели на должность учетчика в огородной бригаде. А в октябре 1940 года Петра Подройкина призвали в армию.
Сначала он попал в 34-й кавалерийский полк 3-й кавалерийской дивизии Киевского особого военного округа, который дислоцировался в 20 километрах от западной границы Советского Союза. «Дали мне кобылу по кличке Пилотка, - рассказывает Петр Семенович, - а я, как донской казак, ездил на лошадях с детства, потому сразу нашел с ней общий язык. Всегда носил в кармане для нее хотя бы кусочек сухарика, а как-то забыл, и она тут же сама полезла мордой в мой карман». Но кавалерийская служба рядового Подройкина продолжалась недолго. Фашисты перешли границу, и 22 июня 1941 года в четыре часа утра их сабельный взвод подняли по тревоге и полк пошел на помощь пограничникам. А уже 23 июня советские войска с боями начали отступление. Устраивали засады, отходили, опять - засада, опять отход. Такая тактика приносила свои результаты: «За 33 дня, что мы отступали, а коней всех гитлеровцы перебили в первые два дня, мы уничтожили немцев гораздо больше, чем тогда, когда началось наступление. Так наш полк стал пехотой. Еще повезло, что в полковой школе, которую не удалось закончить из-за войны, мне выдали семизарядную винтовку. С ней и воевал, лупил фашистов. А на 33-й день мы уже держали оборону Киева».
Тогда-то Петр Подройкин и получил свое первое тяжелое ранение. «Рыли окопы, - говорит Петр Семенович, - было жарко, пот заливал глаза, и я снял каску. А командир меня тут же одернул: «Надеть каску!» И только я ее надел, как немцы нас стали поливать из миномета. Осколком мины у меня была перебита кисть правой руки и левое плечо. Как я потом вспоминал добрым словом своего командира. Если бы не каска, осколок попал бы мне прямо в висок». Пять месяцев пробыл боец в военном госпитале в городе Рубцовск Алтайского края. В декабре 41-го года его выписали и должны были, как инвалида, отправить домой. Но Ростовская область была занята фашистами, и Петра направили в распоряжение военкома города Рубцовска. До марта 1942 года он был в распоряжении начальника хозчасти стрелкового полка в городе Барнауле. Рука поджила, и его переправили во 2-й батальон 888-го пехотного полка, который в начале апреля из Калужской области отправился на фронт. Через два месяца от полка мало что осталось, и он отошел на 10 километров вглубь в тыл на пополнение. А в августе солдат погрузили в вагоны и отправили под Сталинград.
Тогда уже, с июля 1942 года проходил оборонительный период Сталинградской битвы. И пехотный полк, в котором служил Петр Подройкин, подойдя от Дона к Волге, замыкал так называемое второе кольцо окружения, чтобы не дать немцам расширить плацдарм. Открытый степной характер местности позволял вражеской авиации, которая тогда превосходила нашу почти в три раза, производить удары по советским войскам, нанося большой урон в людях, вооружении и боевой технике. Бои шли и на подступах к Сталинграду, и в самом городе - за каждую улицу и каждый дом. А немецкие самолеты доставляли своим войскам все необходимое. Немного полегче стало, как вспоминает Петр Семенович, когда операция советских танкистов уничтожила аэродром вблизи станицы Вешенской и все базирующиеся там фашистские самолеты. Снабжение армии Паулюса значительно уменьшилось. С ноября 1942 года начался наступательный период Сталинградской битвы. Он предусматривал окружение группировки врага силами трех фронтов: Донского, Юго-Западного и Сталинградского. На всю операцию по окружению отводилось всего трое-четверо суток. Совершались только ночные марши, соблюдалась полная маскировка частей советской армии. Теперь советские летчики охотились за вражескими транспортными самолетами и бомбардировщиками, сбивая ежедневно десятки машин. А у Сталинграда их встречал плотный зенитный огонь. «Воздушный мост», обещанный гитлеровским командованием окруженным войскам, провалился.
Была лютая зима. «Спасали только выданные нам овчинные полушубки и валенки. А спали мы (около часа), - говорит Петр Семенович, - по очереди в блиндаже, в основном же сидели в окопе». Великая битва, происходившая на огромной территории, завершилась 2 февраля 1943 года. Сталинграду было присвоено звание города-героя, 888-й полк стал 230-м гвардейским, а Петру Подройкину присвоили звание гвардии сержанта, командира стрелкового отделения. И это в самом Сталинграде, в котором не было ни одного целого дома, сплошные руины и развалины. Запомнились бойцу и тысячи пленных немцев, которые шли колоннами, своим ходом, для охраны им давали только несколько советских солдат, чтобы фашистов не разорвали на части местные жители. А впереди еще была смертоносная Курская дуга, куда формировались полки в резерве под Белгородом, но потом командование передумало, и 230-й гвардейский полк послали освобождать Полтавскую область. Там же гвардейцы форсировали с боями Днепр, участвовали в Яссо-Кишиневской операции, где уничтожали немецкие и румынские части.
В марте 44-го Петра Подройкина ранило осколком мины во второй раз - теперь под правую лопатку. Это случилось в Кировоградской области, где тогда воевал его полк. Взвод из 18 человек шел походным маршем впереди полка и нарвался на немецкую засаду. Но принял бой и успел предупредить основную часть полка. Там не было медсанбата, и пехотинцу целую неделю перевязывала рану медсестра. Правда, медсанбат все-таки полк догнал, рану как следует обработали, и через два месяца боец о ней совершенно забыл - не до того было. В декабре 1944 года полк уже освобождал от фашистов Венгрию, а в апреле - Австрию. «Там, в Вене, мы и встретили долгожданную Победу». Помните, как в песне Булата Окуджавы: «А мы с тобой, брат, из пехоты. А летом лучше, чем зимой. С войной покончили мы счеты... Бери шинель - пошли домой».
Однако домой Петра Подройкина отпустили только в мае 46-го. Он приехал в родной хутор и вскоре женился на девушке Лиде, которая была моложе фронтовика на шесть лет. История их встречи тоже очень интересная. Когда Петр уходил в армию, ему было 19 лет и, конечно, на 13-летнюю девчонку он внимания не обращал. И вдруг в 1944 году ему на фронт приходит письмо от родственниц и их подруги Лиды. Тогда многие девушки писали на фронт незнакомым бойцам, чтобы поддержать их морально. И когда хуторянкам предложили написать такие письма, именно Лида сказала: «А зачем нам писать незнакомым, если у нас там воюет наш земляк Петр Подройкин». Ему и написали. А он почему-то ответил на адрес Лиды. Так и началась их переписка, а потом и любовь.
Родилось у Подройкиных пятеро детей, построил отец семейства большой саманный дом, а когда его затопило разливом реки, построил второй - кирпичный и в более высоком месте. 26 лет отработал Петр Семенович шофером на ГАЗ-51, потом инвалид войны II группы трудился сторожем на птицеферме, разнорабочим в совхозе, который образовался на базе местного колхоза. А еще обрабатывал почти стометровый по площади виноградник, где выращивал 20 сортов вино-града, прививал, как Мичурин, различные сорта фруктовых деревьев. Прожили они с Лидией Яковлевной в мире и согласии 32 года, а потом случилась беда - супруга Подройкина погибла в автокатастрофе. Через год он женился второй раз. «Мария Андрияновна, - рассказывает Петр Семенович, - приняла моих детей и внуков, как своих. Жили мы с ней 22 года, а потом и она умерла». Тоскливо стало фронтовику одному, и он переехал в Зеленокумск к дочери Екатерине и зятю Валерию. И здесь, несмотря на солидный уже возраст, продолжал работать на земле, выращивать домашнюю птицу. Прожил там 10 лет, а потом решили все родственники переехать в Ставрополь, где обосновались четверо внуков Петра Семеновича (старший из них уже подполковник) и трое правнуков. А всего у ветерана девять внуков и десять правнуков.
Главный праздник у гвардии сержанта - это, конечно, День Победы. Тогда он надевает парадный пиджак со всеми своими наградами. А их немало. Это: орден «Отечественной войны» I степени, медали - «За оборону Киева», «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», памятный знак «Участник форсирования Днепра» и другие. В этот святой день собирается у главного деда и прадеда до 18 родственников. Когда-то, еще в 1967 году, Петр Семенович посетил по путевке военкомата места своей боевой славы - мемориал «Родина-мать» в Волгограде. В Зеленокумске нередко в майские дни он встречался со школьниками. Не против и сейчас поговорить с учениками той же третьей школы Ставрополя (она рядом с его домом). Но, видимо, там еще не знают, что почти год в краевом центре живет замечательный человек, воин, участник знаменитой Сталинградской битвы. Будем надеяться, что все-таки узнают. «Мальчишки с нашего двора прошли в танкистах, в авиации, во флоте. А я по снегу, грязи и пыли протопал всю войну в пехоте».

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет