Вы здесь

Жизни канал. Большой Ставропольский


- Идет-идет, - кричали ребятишки и бежали навстречу первой небольшой еще волне, вышедшей из-под открытого затвора, а потом помчались вслед за водой, наклоняясь, набирали ее в ладони, пили, брызгали друг в друга, и живая мокрая радость искрилась в лучах солнца мириадами жемчужных искр над ребячьими вихрами. И степенные старики вслед за детворой черпали из рукотворной реки ковшиками ладоней, осторожно несли ко рту, стараясь не расплескать, ведь долгие годы учились беречь каждую каплю в этой степи, где редкие озера и копани давали горько-соленую воду, непригодную для питья. Дважды в жизни мне довелось видеть эту волнующую картину на пропусках «сладкой» кубанской воды, которую несли в степь вводимые в эксплуатацию очереди Большого Ставропольского канала.
В этом году исполняется 25 лет, как был осуществлен первый пропуск воды по четвертой очереди БСК, до сих пор недостроенной. С наступлением капитализма стройка века затормозилась. Сначала остановилась совсем. В стране не было денег на масштабные проекты. В 2009 году возобновлялась ненадолго. И вот, наконец, благодаря бывшему губернатору Валерию Гаевскому (будем признательны ему за большое дело) краю удалось пробиться в Федеральную целевую программу «Развитие водохозяйственного комплекса Российской Федерации» в 2012-2020 годах». Финансирование определено в 3 с половиной миллиарда рублей. И в этом году «Ставропольмелиоводхоз» планирует начать дальнейшее продвижение магистрального канала. Он дошел до Петровского района, остановившись у сброса в реку Калаус. Теперь есть реальная надежда, что кубанская вода пойдет дальше в засушливые степи Ставрополья.
- В планах не только завершение четвертой очереди, но и строительство пятой, которая позволит напоить 100 тысяч гектаров пашни на засушливом востоке края. А это возможности для развития овощеводства на орошении, садоводства, виноградарства, выращивания многолетних трав для кормопроизводства, - делится надеждами и мечтами первый заместитель руководителя ФБГУ «Ставропольмелиоводхоз» Виктор Иванович Воропаев. Большой Ставропольский канал - это самая большая стройка последних десятилетий не только в Ставропольском крае, но и на всем Северном Кавказе. Он привел в засушливые, изъеденные солончаками степи воду с высокогорных ледников, дал толчок развитию сельского хозяйства и принес новую жизнь, новый современный быт, новую инфраструктуру и культуру в сотни старых сел и станиц и десятки новых, возведенных каналостроителями поселков.
Покорение Кубани
Еще в середине 19 века было разработано несколько проектов переброски кубанской воды в засушливые районы Ставрополья. Но только в 1936 году было начато строительство Невинномысского канала. Прерванное Великой Отечественной войной, оно завершилось в 1948 году. Вода Кубани была переброшена в реку Большой Егорлык через водораздел горы Недреманной по шестикилометровому тоннелю. С пуском этого канала началось строительство Право-Егорлыкской обводнительно-оросительной системы.
Одна из самых ярких страниц истории гидротехнического строительства на Ставрополье - создание всего за три года Сенгилеевского водохранилища, являющегося и по сегодняшний день единственным источником питьевой воды для краевого центра и окрестных районов. Среди водохранилищ, созданных путем затопления имеющихся естественных озерных котловин, оно занимает первое место по объему и площади водяного зеркала.
Упоминание об озере в Сенгилеевской котловине можно найти в архивных документах 17-18 веков. Как и другие озера, оно обязано своим рождением некогда разливавшемуся на территории современного Ставрополья Сарматскому морю. До 1948 года озеро было соленым. Каждый литр озерной воды содержал столько же солей, сколько находится в воде Каспийского моря. И даже большинство колодцев, вырываемых в окрестностях, давали горько-соленую влагу. Вода, пришедшая из Кубани по шестикилометровому тоннелю, прорытому через гору Недреманную, опреснила озеро. В противовес горько-соленой местной воде кубанскую стали называть сладкой. Благодаря водам Кубани, уровень в Сенгилеевском озере поднялся на 25 метров, а максимальная глубина составила 32 метра - вдвое больше глубины Азовского моря. В среднем за год сегодняшнее Сенгилеевское водохранилище отдает людям более 23 миллионов кубометров воды.
А в 1957 году по постановлению Совета Министров СССР началось строительство самой крупной на юге России обводнительно-оросительной системы Большого Ставропольского канала. Первый ковш грунта был вынут у южной окраины станицы Усть-Джегутинской. Мощная плотина перегородила несущую с кавказских гор воду Кубань, образовав узкое, вытянутое вдоль русла реки водохранилище. По своей живописности оно издали напоминает фиорд. Это водохранилище - главная часть головного сооружения Большого Ставропольского канала. На фронтоне его распределительного шлюза слова - «Идет вода Кубань-реки, куда велят большевики». Этот слоган советских лет оставили и при капитализме.
Сперва вода Кубани попадает в искусственное Черкесское море. Оно уникально в стране, потому что здесь установлена обратимая ГЭС. Летом, когда Кубань полноводна, водохранилище запасает воду на зиму. А, проходя через турбины ГЭС, вода вырабатывает электроток. Зимой те же турбины служат насосами, подавая воду из водохранилища в продолжение канала на север. Далее, проходя через несколько распределительных шлюзов, через трубы, подводящие к Куршавским ГЭС, через турбины этих станций, котловины регулирующих водоемов, кубанская вода достигает водораздела между Черным и Каспийским морями, расположенного в средней части Армавирского коридора. Здесь канал делит свои воды. Часть идет в реку Куршава, пополняя ее. Другая часть - в верховья речки Барсуки, по руслу которой возвращается Кубани у станицы Барсуковской Кочубеевского района. По дороге на запад кубанская вода идет на потребление Невинномысскому химкомбинату, приводит в движение турбины Каскада кубанских ГЭС, пополняя электричеством энергетическую сеть Северного Кавказа.
Протяженность первой очереди канала - 159 километров. Она полностью введена в строй в 1973 году. Это позволило делать орошение на 35 тысячах гектаров земель. В это же время построено и введено в эксплуатацию Отказненское водохранилище на реке Куме, завершено строительство Кумо-Манычского канала и одного из самых крупных на Ставрополье Чограйского водохранилища.
Всесоюзная ударная стройка
Вторая очередь Большого Ставропольского канала, к сооружению которой гидростроители приступили в конце 60-х, имеет протяженность всего лишь 67 километров и подает кубанскую воду на восточный склон Прикалаусских высот до села Александровского. Канал проходит по сложной пересеченной местности, путь ему преграждают то горы, то балки, то широкие водоразделы между ними. Именно на водораздельных пространствах расположены основные массивы сельскохозяйственных посевов, и перед гидростроителями стояла задача подать туда воду из глубины балок. Поэтому одновременно со строительством магистрального канала создавались его ответвления-распределители, проходящие по высокой части водоразделов и имеющие ряд водохранилищ. Отсюда обеспечивалось орошение полей, подача воды в населенные пункты, расположенные в глубине балок.
Строительство второй очереди БСК было включено в перечень пяти основных гидротехнических сооружений СССР в девятой пятилетке. Тогда же стройка была объявлена Всесоюзной комсомольской. Первую гидромелиоративную стройку Ставрополья - Невинномысский канал - строили колхозники не только из края, но и Калмыкии, Ростовской области, Кубани и Дагестана. Они рыли русло кирками и лопатами, возили грунт на пароконных повозках, это был изнурительный труд, на фотографии тех лет современному человеку и смотреть страшно. Пресса тех дней называла стройку битвой за воду. По итогам той битвы десяткам людей были вручены государственные награды. Первым Героем Социалистического Труда стал начальник ПМК-16 Георгий Бормотов, который до того строил Невинномысский канал. Строительство второй очереди - это уже высокомеханизированный труд с использованием новейшей, в том числе и импортной техники.
Пропуск воды по руслу БСК-2 был осуществлен в ноябре 1974 года. Длина магистрального канала составила 67 километров, площадь орошения - 23,6 тысячи гектаров. На сооружении второй очереди работало около 30 комсомольско-молодежных коллективов. Этим ребятам и девчатам рабкор многотиражной газеты «За обводнение Ставрополья», сам каналостроитель Владимир Гринько посвятил такие строки: «Сдавали машины и рвался металл, но только мужал наш народ закаленный, и двигался в степи широкий канал - Большой Ставропольский. Пройдя через годы и трудные дни, скажу я спасибо судьбе комсомольской за то, что с друзьями такими сроднил Большой Ставропольский. За то, что я дружбу мужскую узнал, познал героизм настоящий, не броский, спасибо тебе, нашей жизни канал, Большой Ставропольский».
За проявленную доблесть и трудовой героизм на строительстве второй очереди звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и молот» было присвоено бульдозеристу Леониду Базарному и экскаваторщику Дмитрию Неслуженко. Они пришли на стройку юношами, выдержали все испытания и стали высококлассными специалистами. Десятки их товарищей были удостоены других высоких наград.
Мирные взрывы
А уже в 1975 году началось строительство 42-километровой третьей очереди. Она стала более сложным гидротехническим сооружением по сравнению с двумя предыдущими. Центр стройки разместился в селе Александровском. Рукотворную реку предстояло провести от северных склонов Ингеровских гор через восточные отроги Прикалаусских высот. Главенствуя над местностью, канал должен был напоить пашню окрестных колхозов и совхозов, дать новую жизнь всем пересыхающим речушкам, что тянутся от Прикалаусских высот на восток. В отличие от БСК-2, где участки облицовывались только в насыпи, здесь предстояло одеть все русло в железобетонную рубашку.
Стройка готовилась к большому наступлению на безводье в центральных районах края. Под горой Красной со стороны Томузловской длины был запроектирован котлован под входной портал семикилометрового тоннеля. Разработка шла медленно - мешали скальные породы. И тогда впервые на БСК решили применить взрывы. На площадку прибыли специалисты «Союзвзрывпрома».
В августе 1979-го коллектив строителей на 12 месяцев раньше планового срока пропустил воду по каналу. На митинге звучали поэтические строки одного из строителей канала: «И дождались. Сочными корнями трав и злаков пьют ее поля. Принимает щедрый дар Кубани некогда пустынная земля. Ограждая степи от накала, пролегло довольное собой чудо Ставропольского канала на планете жилкой голубой».
По полям зашагали «Фрегаты»
А на повестке уже стояло строительство четвертой очереди. Она должна была охватить зоной своего действия девять административных районов Ставрополья. Это более семи тысяч квадратных километров. Территория пересечена многочисленными долинами рек и балок, крутыми склонами и глубокими ложбинами. Строителям предстояло столкнуться и с сыпучими песками, и со скальными породами. Общая длина четвертой очереди более 58 километров. Предстояло построить металлический дюкер через речку Мокрая Буйвола, три акведука и три быстротока, один из них длиною почти пять километров, 19 автодорожных и один железнодорожный мост. Для обеспечения водой девяти населенных пунктов было предусмотрено строительство подводящих трубопроводов.
А на сельхозугодьях в зоне БСК-4 уже устанавливались широкозахватные поливальные машины «Фрегат» и «Днепр». Пропуск воды по четвертой очереди был намечен на ноябрь 1989 года. И это был последний аккорд советского периода. А дальше - роковые 90-е, когда ничего не строилось, а только рушилось.
Строительство Большого Ставропольского канала стало судьбой в жизни десятков тысяч наших земляков, работавших на сооружении четырех его очередей. За полвека с лишним созидательного труда более 700 участников мелиоративного строительства на Ставрополье удостоены правительственных наград. Четверо стали Героями Социалистического труда. За эти годы на трассах канала построено более 50 поселков, где квартиры имеют все городские удобства, введено в строй 12 школ, 11 больниц и поликлиник, 60 детских садов, проложено свыше двух тысяч километров дорог с твердым покрытием.
Сегодня, когда мы говорим о возрождении и дальнейшем развитии экономики Ставрополья и ее аграрно-промышленного комплекса, стоит вспомнить о том, что сделано для развития края поколениями наших отцов и дедов. В воспоминаниях дважды Героя Социалистического Труда председателя колхоза «Путь к коммунизму» Степновского района Николая Терещенко есть такие волнующие воспоминания: «Орошение буквально преобразило такие извечно бесплодные земли, как Ногайская степь. В колхозе «Путь к коммунизму» после создания оросительной системы урожайность многолетних трав и силосных культур поднялась до 120 центнеров кормовых единиц, тогда как раньше составляла всего пять центнеров. Втрое выросла урожайность зерновых».
Кто эту сказку сделает былью?
- Четвертая очередь канала - не последняя. Нужно строить БСК-5, - сказал мне первый заместитель руководителя ФГБУ «Ставропольмелиоводхоз» Виктор Иванович Воропаев. По его словам, появляется возможность выполнить БСК-5 в инновационном варианте. Подвести воду по высоким горизонтам, а затем на плато Петровского, Туркменского, части Ипатовского, Апанасенковского и Арзгирского районов осуществить самопадную водоподачу. Это позволит орошать до 100 тысяч гектаров пашни, обойтись без строительства насосных (их понадобилось бы около сотни), сократить эксплуатационные расходы и потери воды. Т. е. БСК-5 возможно построить в трубном варианте без прокладки русла канала. Но реализуется ли эта мечта, сказать сложно.
Земля, по которой может пройти нитка БСК-5, в чьем-то пользовании, ее нужно выкупать. И кто-то должен инвестировать в строительство. Государство, судя по всему, готово профинансировать в рамках федеральной целевой программы только завершение БСК-4. Хотя, если найдутся инвесторы на БСК-5, это может стать мощным стимулом для развития востока края. Орошение здесь даст толчок овощеводству. И тогда не будет нам нужен овощ турецкий. При большом обилии солнечных дней можно собирать по два урожая.
Однако пока у мелиораторов есть более насущная проблема - сохранить имеющиеся каналы. Сегодня их на Ставрополье 1500 километров, и они заилены на 30-70 процентов. Для очистки необходимо в пределах миллиарда рублей. Бюджет по линии минсельхоза финансирует это направление на 10-15 процентов. Платить за водопользование должны сельскохозяйственные и промышленные предприятия, водоканалы, осуществляющие питьевое водоснабжение населенных пунктов. Но платить никто не хочет. Поэтому у мелиораторов в противовес фразе, начертанной на фронтоне распределительного шлюза первой очереди БСК, родились слова: «Придет вода Кубань-реки, когда заплатят земляки».
Галина СЕРГУШИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет