Вы здесь

ДОМИК ОКНАМИ В СУД

Активисты ОНФ и следственные органы ополчились на генерального директора «Ставрополькрайводоканала» Владимира Вдовина за вселение в дом, купленный на деньги предприятия за 17 миллионов. В то же время они не замечают проделок его предшественницы Натальи Ефимченко, оставившей предприятие с убытком 200 миллионов рублей.

«Злоупотребление» века

Можно считать, что весь минувший месяц прошел под знаком, если можно так выразиться, «домика Вдовина». Сначала от активистов народного фронта, и прежде всего от сопредседателя ОНФ, депутата Госдумы Ольги Тимофеевой мы узнали о том, что новый генеральный директор ГУП «Ставрополькрайводоканал» Владимир Вдовин совершил страшное злоупотребление должностью: вселился с семьей в двухэтажный особняк, который до того купили на деньги руководимого им же предприятия за 17 миллионов рублей. Мол, персонально для него купили, и это в то время, когда свыше трех тысяч километров водопроводов не отремонтировано, и делать ремонт не на что. Потом нам сообщили, что этим фактом заинтересовалась прокуратура. Следующий шаг - требование губернатора Владимира Владимирова тщательно разобраться в законности сделки, и в итоге - гражданский иск минимущества края в суд с требованием расторжения договора купли-продажи дома. Мол, вернуть его продавцу - и конец истории. Наконец, нам поведали о возбужденном уголовном деле по статье превышение полномочий в отношении Вдовина. Якобы он и в казенном доме жил, и по 40 тысяч ежемесячно компенсаций на аренду жилья получал. Что есть нехорошо.

Действительно нет ничего хорошего в том, что жилье, хотя и служебное, для высокооплачиваемых государственных менеджеров покупается за счет казны. Они ничем не лучше других, пусть как другие и обзаводятся своим углом: с помощью ипотеки или как еще. Слава Богу, возможностей сейчас предостаточно, были бы деньги. Много их у тебя - быстро купишь, мало - лет на пятнадцать удовольствие приобретения растянется. В общем, не совсем красиво жить хорошо одним, тогда как другие живут еще не очень. С моральной точки зрения нехорошо.

Но с другой стороны - нет тут ничего и трагического. И тем более - противозаконного. Как говорится, в упор гляжу - ущерба для казны не вижу. Дом является собственностью предприятия, Вдовин там как квартирант. Даже если суд и не расторгнет договор, что, скорее всего, и случится, ведь продавец ни при чем, он свои обязательства выполнил добросовестно, дом этот всегда можно продать. Тому же Вдовину, если он у нас всерьез и надолго (странно, что он дом под таким давлением фронтовиков и следственных органов еще не купил, на том бы все и кончилось), или кому еще. За те же 17, а то и больше миллионов. В конце концов, речь не об уничтожении недвижимости, а всего лишь о покупке предприятием не того, что надо в первую очередь. Слабо просматривается и криминальная составляющая. Сорок тысяч эти прописаны в контракте, бонус закладывался, чтобы заманить специалиста с более денежной должности, которую он ранее занимал. Вдовин гендиректор не рядовой. Руководил сопоставимым со «Ставрополькрайводоканалом» коллективом на северах, в нефтяной отрасли. По декларации годовой доход на предыдущей должности - больше двадцати миллионов. Контракт подписало минимущества. Эти сорок тысяч или большую их часть он наверняка платит за съем жилья тому же «Ставрополькрайводоканалу». Где здесь состав преступления самого Вдовина?

Однако боюсь, что с этим своим «нет тут ничего трагического» и «где тут состав преступления» я останусь в одиночестве. Буду освистанным. Или окажусь в лучшем случае непонятым. Не тот накал разоблачительных страстей вокруг всей этой истории. И активисты ОНФ, и следователи успешно развернули домик Вдовина окнами в суд. Каждый, даже самый незначительный ее поворот, с завидным усердием сливают в СМИ. И те с шумом и гамом топчутся на теме. Десятки, если не сотни статей и сюжетов о «домике Вдовина» кочуют по газетным страницам, в теле- и радиопередачах, в сетях. Вдовин уже до суда и следствия виновен и подлежит распятию.

Дежавю

Не оставляет впечатление, что нечто подобное уже было. Год 2013. В конце февраля управление Следственного комитета по СКФО огорошивает новостью, что жители края переплатили за воду аж 1 миллиард 149 миллионов(!) рублей. Переплата века! В офис «Ставрополькрайводоканала» прибывает ОМОН из Ингушетии, бойцы-бородачи в полной выкладке. Видимо, старались, чтобы пострашнее все выглядело. Обыск под дулами автоматов идет восемь(!) часов. Изымаются все документы, компьютеры, носители, бухгалтерские отчеты. Возбуждается уголовное дело в отношении руководства предприятия. Спустя несколько месяцев уголовное дело возбуждается в отношении тогдашнего генерального директора Вячеслава Сергиенко. Толкового, кстати, руководителя, он за пару лет вытащил предприятие из ямы убыточности, сделал прибыльным, нарастил объемы услуг. Дело по какому-то эпизоду в Нефтекумске, вырыто из изъятых документов: вроде там уложили канализационные трубы б\у, а отчитались как новыми. На волне этих разоблачений Сергиенко снимают с работы. Как может руководить ГУПом подследственный? Опять же все эти сообщения «утекают» из следствия, с помпой тиражируются в СМИ. Метель нападок, подозрений, обвинений. Требований вернуть миллиард, наказать и распять. Даже общественные комитеты создавались по пересчету и возврату «переплаченного».

Где-то пару месяцев продолжается публичное аутодафе. А потом... Потом все стихает. Напрочь забыла пресса о Сергиенко. Сразу и вся. Да и о переплаченном миллиарде никто не вспоминает. На днях я встретил Вячеслава Станиславовича. Побеседовали. - Чем закончилось уголовное дело? - Закрыто за отсутствием события преступления. Есть соответствующее постановление следователя. - Перед вами хотя бы извинились? - В органах извиняться не принято. - Право на реабилитацию будете использовать? - О нем в постановлении говорится. Буду ли им пользоваться, еще не знаю. - По логике, вы теперь должны вернуться на должность, ведь отстранили несправедливо и незаконно. - Кто же меня вернет... Она теперь занята. - А чем закончилась история с якобы миллиардом переплаты? - Да ничем. О ней просто забыли. Она была выдумана от начала до конца. В ее основе - якобы завышение нами тарифа. Но следователь не мог не знать, что тарифы не мы утверждаем, а краевая тарифная комиссия. С самого начала это была следственная авантюра.

Действительно, авантюра. 6 марта 2013 года я писал о ней в статье «Сказка про миллиард. Для Путина». Где как раз и рассказывал о технологии всей этой авантюры. И высказывал предположение, что она запущена лишь для того, чтобы убрать Сергиенко. Выходит, оказался прав.

И вот теперь новое уголовное дело против нового генерального директора все того же «Ставрополькрайводоканала». Не повторяется ли история? И там и здесь явно надутая тема злоупотребления должностью, уголовное дело без всякой следственной перспективы. И там и здесь неестественно громкая шумиха в СМИ. Не для того ли все это затеяно, чтобы Вдовин повторил путь Сергиенко и место свое директорское освободил?

Разваливая, готовили к концессии

Ладно, отложим пока подозрения. Лучше посмотрим, что случилось со «Ставрополькрайводоканалом» в период между Сергиенко и Вдовиным.

Для кого освобождали место генерального директора? Его заняла по конкурсу Наталья Ефимченко. Наши, как в таких случаях говорят, рылом не вышли. А если быть точным - не вписались в заранее приготовленную схему распила. Ефимченко ранее работала в Москве финансовым директором в одной из структур «Росводоканала» - сетевой организации, занимающейся обслуживанием водоканальных сетей на нескольких территориях страны. Вроде контролирует ее «Альфа-групп» во главе с известным Фридманом, но учредители прячутся в офшорах. Получала зарплату в несколько раз больше, чем у директора ГУПа. Казалось бы, зачем ей пытать счастья в провинциальном Ставрополе? Ларчик просто открывался. Структуры «Росводоканала» берут на обслуживание водоканальное хозяйство там, где оно доведено до ручки, на большой срок в концессию. Или перед тем помогают довести до ручки. Подчеркиваю: не выкупают, а берут в аренду производственные мощности. Как правило - в аренду бесплатную. Обязуются по договору концессии всю прибыль направлять на развитие, заключают соответствующие двусторонние соглашения с территориями, прописывают в них громадные инвестиции. Но на деле все заканчивается пшиком. Сразу добиваются роста тарифов, а значит, вода дорожает. Сокращают затраты на обслуживание и ремонт. За пять-шесть лет выжимают то, что еще работает, и бросают. Иногда даже за отступные по случаю досрочного прекращения договора.

Ефимченко, похоже, приехала именно с целью подготовить «Ставрополькрайводоканал» к концессии. То есть довести до той самой ручки, о которой уже говорилось. Чтобы огромные производственные фонды стоимостью несколько миллиардов рублей, по большому счету достояние всего края, «Росводоканалу» взять за бесценок. И правительство Валерия Зеренкова, признав ее победителем конкурса и назначив генеральным директором, судя по всему, было в теме.

Наш «Ставрополькрайводоканал» при Сергиенко был успешным и крупнейшим в своем роде предприятием. Объем годовых доходов - почти пять миллиардов рублей. Причем выручка за 2011-2013 годы выросла на 30 процентов, чистая прибыль - в десять раз. Обслуживал почти весь край. За полгода после увольнения Сергиенко предприятие чуть сдало. Полезли убытки, хотя и небольшие. Как и случается при отсутствии первого лица. Да и всякие передряги со следствием и обвинениями не прошли бесследно. По-хорошему, Ефимченко должна была все выправить. Обычный алгоритм действий, если ставится задача спасения предприятия - сокращение непроизводительных расходов и всяческая стимуляция роста доходов. Но Ефимченко действовала ровно в противоположном направлении. Почти вдвое увеличила численность управленческого аппарата и, естественно, на столько же расходы на его оплату. Взяла под немалый процент кредит на 240 миллионов рублей. Теперь никто не знает, за счет каких источников его вернуть. При достаточном наличии экскаваторной техники взяла по лизингу еще несколько единиц. Причем вышли они значительно дороже, чем продавались в то время на рынке. Да и материалы стали покупаться по завышенным ценам.

Вопиющим примером бесхозяйственности оказалось продление договора аренды водозабора «Скачки». После банкротства МУП «Водоканал» Пятигорска водозабор достался за 3,8 миллиона рублей некоему ООО «Акваресурс». За ним стоит небезызвестный в крае Джамал - депутат Госдумы Д. Гасанов. В месяц(!) «Ставрополькрайводоканал» выплачивал «Акваресурсу» 5 миллионов рублей. Такой «бизнес» длился несколько лет. При Сергиенко эту практику с большим трудом через суды поломали. При Ефимченко она вернулась. Похожая ситуация с водозабором в Невинномысске, за которым опять же Джамал. А ведь в обоих случаях есть альтернативные, собственные источники водоснабжения.

При росте расходной части сознательно была сокращена доходная часть. В частности, при Ефимченко отказались от ряда уже заключенных строительных контрактов, в том числе - от контракта на 1,2 миллиарда рублей на строительство водовода из Сенгилеевского водохранилища. Ликвидировано и созданное Сергиенко рентабельное строительное подразделение. Даже структура, занимающаяся бурением и обслуживанием скважин, предмет гордости предшественника, ее создавшего, была признана ненужной и продана. А ведь у нас в крае огромные подземные запасы питьевой воды, действуют сотни артезианских скважин. Это очень перспективное направление водоснабжения.

Результат не заставил себя ждать. По итогам 2014 года «Ставрополькрайводоканал» получил убыток свыше 200(!) миллионов рублей. Предприятие просто сознательно завалили. Если учесть, что согласно директивам Правительства страны все убыточные ГУПы уже в 2016 году должны быть ликвидированы или преобразованы, перспектива передачи «Ставрополькрайводоканала» в концессию стала реальной. Людей-то поить надо. Команда Ефимченко, похоже, целенаправленно готовила его к этому.

По большому счету, в полной мере начал реализовываться сценарий, который я предполагал в своей статье «В какую пасть сует наш край свою голову» от 4 сентября 2013 года. Сегодня она интересна тем, что сбылись высказанные тогда версии.

«Росводоканал» ушел, чтобы вернуться?

Последнюю точку Ефимченко, похоже, поставить не успела. В начале нынешнего года губернатор Владимиров принял решение сменить руководство ГУПа. Ввиду как раз аховских хозяйственных показателей. Он производственник и как никто другой понимает, что и в какой степени зависит от руководителя. Увольнение ставленника «Росводоканала» показало, что Владимиров не играет в концессионные игры, затеянные его предшественником. Жаль, что ни он, ни Вдовин не дали ход расследованию деятельности Ефимченко. Уж здесь следственным органам можно было бы развернуться в полной мере. И с куда более весомым результатом. Да и ОНФ мог бы посмаковать закупки экскаваторов по завышенной цене, увеличение штата управленцев и далее по списку - если захотел бы.

Вдовин работал с Владимировым на севере в нефтяной отрасли, сменил его на посту руководителя крупной нефтедобывающей структуры. По большому счету, спасать наше предприятие пришел. Как его встретили наши особо активные и принципиальные «фронтовики» и следственные органы - вы уже знаете. В чьих интересах - нетрудно догадаться.

Похоже, «Росводоканал» не намерен так легко отступить от своей добычи.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (40 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.