Вы здесь

СТЕПНОВСКИЕ ДРАКОНОБОРЦЫ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Достаточно задержаться на пару дней в Степновском районе Ставропольского края, чтобы убедиться: социальное напряжение здесь просто разлито в воздухе, оно просто давит. На показания социального «барометра», кроме журналистов, долгие годы никто не обращает внимания. За исключением жителей, которые пока безуспешно стучатся во все двери.

ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

Зайнутдин Азизов, житель села Степное, согласно всем законам и нормативным актам Российской Федерации, уже несколько лет имеет полное право распахать и засеять действующее православное кладбище, расположенное близ хутора Новокиевский. Зайнутдин владеет участком земли, определенным местными чиновниками как «земли сельхозназначения». Новокиевское кладбище вошло в состав этого участка.

- Весь год, но чаще, конечно, в православные праздники, сюда со всей округи съезжаются люди - чтобы привести в порядок могилу или помянуть умершего, - говорит Зайнутдин. - Пустить кладбище под плуг... Этого, конечно, я никогда не сделаю. Но ведь при межевании чиновники даже не оставили места для подъездных путей, и люди подъезжают или подходят к своим умершим прямо через мои распаханные поля, прямо по пшенице! Я слежу, чтобы придерживались одной колеи, чтобы все не вытоптали...

С документами Зайнутдин ознакомил. Точно, имеет право. Под плуг.

В другом направлении от Степного есть хутор Восточный. Здесь дома, приусадебные участки, живут люди. Рядом местное православное кладбище. Недолго им осталось, похоже. Вся земля, на которой расположены дома, сараи и огороды, кладбище - да весь Восточный - размежевана как земли сельхозназначения и уже сдана в аренду гражданину Омару Шахмурадову. Хутор с живыми людьми и кладбище с их предками одним росчерком чиновничьего пера стерт с карты Степновского района, из самой жизни. Нет этих домов, этих людей и этого кладбища.

Абдулгаджи Магомедов выходит из своего дома в хуторе Новокиевском, направляется к калитке. Во дворе его земля. Сразу за калиткой - чужая. Межевание произведено так, что ни подъездных путей к дому, где вот уже более пятидесяти лет живут с семьей Абдулгаджи Даудович, ни придомовой территории нет. Кто же хозяин земли, по которой (незаконно, согласно абсурдной логике степновского земельного чиновничества) подъезжает к своему дому Магомедов?

Семья Магомедовых, как и сотни других семей животноводов, приехала из Дагестана на Ставрополье в восьмидесятые годы по просьбе наших тогдашних властей - поднимать ставропольское овцеводство. Магомедов - один из немногих, кто еще знает, как обращаться с этими животными и добиваться великолепных результатов. Даже сейчас у него восемьсот овцематок и столько же ягнят. Которые скоро либо падут, либо будут пущены под нож.

- Вокруг моей кошары есть участок - пастбище - площадью 120 гектаров, - рассказывает Абдулгаджи Даудович. - Это пастбище с 2000 года было в субаренде у моего КФХ. Однако в 2007 году такие земли стали сдавать в аренду по результатам аукционов. Я подал заявление, однако торги проведены не были.

Договор аренды был заключен без торгов. И не с Магомедовым, долгие годы работавшим на этой земле. С кем?

Село Соломенское Степновского района в осаде. Не просто по околицу - даже некоторые улицы Соломенского распаханы, здесь выращивают пшеницу. Посреди пашни стоит дом. К нему ни подъехать, ни подойти: казак Дмитрий Ивахненко распахал каждый квадратный метр и выращивает здесь пшеницу. Как, на каких основаниях?

Почему распахивают землю вплотную к кошарам? Почему правдами и неправдами распахивают пастбища, не боясь нелепого и вызывающего лишь смех административного наказания? Василий Поплутин, активный участник всех начинаний атамана станичного общества Степновского казачьего круга Сергея Васюка и его заместителя Евгения Логвинова, имеет во владении пруд, где выращивает рыбу. А оформлена эта земля как пастбище, соответственно налоги платятся копеечные...

Хутор Согулякин. Весной пастбища вокруг него не распахали лишь из-за коллективного обращения его жителей к главе района. На хуторе Левопадинский люди не успели: вся земля впритык к околице распахана. Тоже пишут коллективное обращение. Среди подписавших такие обращения в Степном, Согулякине, в Левопадинском - только животноводы. Что, будем дожидаться мяса из Китая?

Близ Степного 32 земельных участка были предоставлены станичному обществу Степновского казачьего круга. По заключению экспертов, эти участки отсутствуют в «Перечне земельных участков, на которые у Ставропольского края возникает право собственности на территории СК в границах Степновского района». Вывод: договоры на эту землю ничтожны. Но казачье общество ими пользуется.

Решением Степновского районного суда было отменено постановление о предоставлении еще 38 земельных участков тому же казачьему обществу. Требовал отмены постановления прокурор района, и суд выиграл. Однако договоры о предоставлении земли казакам до сих пор не расторгнуты - невзирая на решение суда.

В свое время казаки поставили местным животноводам жесткое условие: вся пахотная земля наша! И запахивают кошары под самые стены. Животноводам ничего не остается, как собирать вещи и уезжать...

Уничтожение пастбищ на Ставрополье - работа системная. Атаман Степновского районного казачьего общества Уваров неосторожно хвастается, что дагестанцев ставят в невыносимые условия. А что для чабана более невыносимо, чем невозможность прокормить отару? Разве что прямой грабеж, когда пасущуюся отару загоняют по факту якобы потравы, а потом либо вовсе не возвращают, либо возвращают не все количество. Таких случаев - множество, так было, например, с жителем Степного Идрисом Устаровым...

ЗВЕРИНЫЙ ОСКАЛ АТАМАНОВ

Ага, скажет затюканный заезжими абреками ставрополец-славянин. Еще один защитник прав малых народов выискался.

Ладно. Владимир Шарлай, всю жизнь проживший в Степном, не может ни подъехать, ни подойти к принадлежащей ему кошаре близ хутора Подольский. Землю вокруг кошары отмежевали и сдали в аренду нынешнему атаману Станичного общества Степновского казачьего круга Сергею Васюку. Между прочим Шарлай в прошлом сам был атаманом этого же общества. Постарел, отошел от власти? Дорогу молодым?

В селе Ольгино Степновского района семья казака Сергея Дьяченко в 2014 году только что отстреливаться не стала. Пулемета под рукой не оказалось. Группа лиц по инициативе бывшего Степновского районного атамана Виктора Жигалкина и его кума, нынешнего Степновского районного атамана Сергея Уварова (кумовья время от времени сменяют друг друга на этом посту) выкосила 150 гектаров пшеницы, засеянной Дьяченко предыдущей осенью. Семья Дьяченко сейчас судится, но перспективы не радужные. Подобные тяжбы разбирает Арбитражный суд Ставропольского края.

В Степном уже не первый год судится со станичным обществом Степновского казачьего круга (читай: с атаманом Сергеем Васюком и его заместителем по экономическим вопросам Евгением Логвиновым) казак Валерий Чикалов. Бывший атаман, в свое время попавший с инсультом на больничную койку, в одночасье превратился в практически нищего. 405 гектаров земли, принадлежащей Чикалову на правах аренды аж до 2029 года, уже несколько лет являются предметом судебных разбирательств. Подкуп судей, подделка документов, запугивание, даже покушение на убийство (на воротах домовладения Чикалова остались следы от пуль, по этому факту возбуждено уголовное дело), наконец, самовольное выкашивание засеянной Чикаловым пшеницы (как и в случае с Дьяченко в Ольгино) - вот далеко не полный перечень инструментария, взятого на вооружение атаманами станичного общества Степновского казачьего круга. Озеро рядом со Степным, не одно десятилетие культивированное и зарыбляемое Чикаловым (его силами и на его средства построены дамба и все шлюзовое хозяйство на озере), нынешние атаманы решили оттяпать. Явились в 2013 году гуртом и предъявили: отдай 80 процентов рыбы, что тобой три года назад запущена, и вылавливай. Но озеро мы у тебя все равно заберем.

Даже участок земли, в свое время купленный Чикаловым и примыкающий к его домовладению в Степном, немыслимыми махинациями Евгений Логвинов ухитрился приарендовать. И факт покупки этого приусадебного участка Чикалову, как и многое другое, приходится доказывать в судах.

Такая же судьба постигла семью казаков Бандуриных в Зеленой Роще - атаманы вчистую разорили и этих людей.

Разоряют и казаков, и не казаков, похоже, используя казачью казну. За руку не ловил, но рассказывали люди: ежели есть нужда в деньгах, Жигалкин с Уваровым с удовольствием дадут в рост. Под залог имущества. Не отдашь вовремя - пустят по миру. Кстати, Евгений Логвинов, зам. по экономическим вопросам атамана станичного общества Степновского казачьего круга - ярчайший типаж нынешнего казачьего атамана. Этого субъекта характеризует пара анекдотов. Несколько лет назад Логвинов работал вместе с казаком Игорем Олейником (у того была фирма «Олейник и К»). Тот умер, а фирма осталась. Техника, помещения. И вот через два года после своей смерти господин Олейник собственноручно пописывает документы, передающие фирму Логви- нову В.Н. со всем имуществом. С той поры местные начали подозревать Логвинова в проведении сеансов спиритизма и материализации бесплотных духов. Или из последнего: степновские казаки скинулись для него на взятку в суд, ибо тяжб у Логвинова сейчас тьма. А отвечать-то всему обществу, ежели проиграют, он ведь зам. атамана. Вот казаки и радеют. Так Евгений Николаевич по назначению деньги не довез, а накупил солярки и ведет сельхозработы на принадлежащих ему самому земельных участках. Оговорюсь: последнее - это местный анекдот, для чего казаки скидывались, документально не подтверждено. Но уж не на солярку для Логвинова точно.

НА СТРАЖЕ ПОКОЯ

По задокументированным подсчетам бывшего милицейского офицера, а ныне адвоката Александра Конькова, десятки уголовных дел, возбужденных по преступлениям упомянутых Жигалкина, Уварова, Васюка, Логвинова, томятся в территориальном следственном отделе СУ СК РФ по Ставропольскому краю. В городе Зеленокумске. Прокурор Степновского района Вера Баранова устала требовать от начальника этого отдела господина Хачатуряна хоть какой-нибудь реакции на эти уже возбужденные дела. Стрельба в Чикалова, разбойное нападение на стариков Ивана Найко и Алексея Фисенко, подделка документов Логвиновым, в результате чего он в одночасье стал директором целой фирмы, самоуправство того же Логвинова на чужом земельном участке... Это малая часть «задвинутых в стол» этим, с позволения сказать, представителем правоохранительных органов уголовных дел. А в самом Степном царит господин А. Месерчук, старший лейтенант полиции, оперуполномоченный ГЭБ и ПК ОМВД России по Степновскому району. Стопка из десятков отказов в возбуждении уголовных дел по заявлениям степновцев - вот результат работы этого полицейского. Но есть одно «но»: отказывает Месерчук возбуждать уголовные дела лишь в том случае, если обвиняемыми по ним выступают Логвинов, Васюк и их приближенные. Исключительная избирательность. Начальник отдела УМВД РФ СК по Степновскому району Вячеслав Шкаровский не раз и не два обещал отдать Месерчука под суд, но пока старший лейтенант продолжает охранять покой Жигалкина, Уварова и Логвинова...

КРУГ УГОЛОВНИКОВ

Казаки востока Ставропольского края сумели добиться того, с чем десятилетия не могли справиться ни власти, ни правоохранительные органы. Во многих населенных пунктах Степновского, Советского, Нефтекумского, Курского районов стало возможно спокойно прогуляться в вечернее время. Часть даргинских, аварских, чеченских семей выехала из Ставропольского края на историческую родину, оставшиеся горцы стараются жить с казаками в состоянии перемирия. Упомянутый Уваров в беседе с журналистом одной из газет определяет свою позицию (по сути, позицию нынешнего казачьего руководства): «если этот народ не бить, их ничем не остановишь!».

Внешне все выглядит лишь как защита славянского населения. При детальном рассмотрении, как было показано, бьют без разбора и своих, и чужих. Во главе угла - экономическая целесообразность. Для узкого круга.

Тридцать человек, прописанных в свое время на кошарах близ села Варениковское, были недавно выписаны. Обратились в суд - проиграли. Живут, видишь ли, в помещениях, не приспособленных для проживания. Только вот никакого другого жилья гражданам России в соответствии с Российскими законами предоставлено не было. Эти люди не могут обратиться за медицинской помощью, устроить детей в школу или детский сад. Эти граждане России фактически лишены избирательного права - а выборы в районе не за горами... Уточним: Варениковское - родовое село Жигалкина. Все выписанные - животноводы, дагестанцы.

Ясно: нет сочувствия к укурку, пляшущему лезгинку над избитыми нашими соплеменниками или насилующему русскую девочку, что бы ни сделали с ним казаки. Но со временем практика «выдавливания» приобретает экономический окрас, и под видом защиты местного населения мягко, но настойчиво создаются невыносимые условия уважаемым и законопослушным гражданам Магомедову, Азизову, Дьяченко, Шарлаю, Чикалову... Потому что так - быстрее и действеннее. И никто не накажет.

Напоследок. Бывший атаман Степновского районного казачьего общества Жигалкин - осужден по уголовному делу, получил условный срок. Атаман Станичного общества Степновского казачьего круга Васюк - осужден по уголовному делу, амнистирован. Его заместитель Евгений Логвинов - осужден по уголовному делу, получил реальное наказание в виде исправительных работ.

Ну, да, казаки теперь - реальная сила. Они убили дракона.

Сергей Бондарев.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (3 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.