Вы здесь

ЦУНАМИ НА СУШЕ

Говорят, что когда надвигается цунами, не стоит бояться первой волны. Самая разрушительная по своей силе и мощи вторая. Поэтому и вечерний звонок Ксюши по началу не вызвал у меня никаких эмоций, кроме изумления.

- Если тебе в одной из соцсетей придет от меня сообщение с невинной просьбой «прислать свой номер телефона, а то у меня украли сотовый с сим-картой», ни в коем случае не делай этого. Мою страницу кто-то взломал, и уже отправил знакомым такие вот послания, - предупреждала подруга.

И? Да в том все и дело, что вопреки многочисленным предупреждениям правоохранительных органов об участившихся случаях Интернет-мошенничества, люди сначала писали свой номер, а потом еще присылали пришедший на их телефон код, после чего обнаруживали на своих кредитных карточках ноль.

- У Светы две тысячи рублей сняли, у Люды полторы первый раз и столько же второй, пока она карту не заблокировала. Как людям в глаза смотреть, - вздыхала подруга.

- Абсолютно спокойно, - успокаивала я ее. - Сегодня чуть ли не на каждом столбу висят объявления: «Уважаемые граждане, не теряйте бдительности: никакие коды и пароли никому и ни при каких обстоятельствах не сообщайте», - однако никто почему-то их в упор не замечает. Вот за собственную беспечность и поплатились.

Ответ Ксюхи, мягко говоря, удивил:

- Почему это за беспечность? Я бы тоже и код, и номер отправила, если бы увидела, что ты, например, просишь. Я ведь потом читала всю переписку, там реально не подкопаешься. Стилистика, обращение - все как у меня. Причем называются общие события, знакомые. Вот откуда они могли их знать?

- А ты не догадываешься, - улыбнулась я. Ведь о ее любви к публичности в нашем дружеском кругу уже давным-давно ходят легенды. Да что легенды, нередко мы и ссоримся из-за того, что та выставляет совместные фото на всеобщее обозрение без нашего ведома. Вот и оправдывайся потом перед родственниками, что не приехал в гости из-за плохого самочувствия, когда фотография, как мы весело проводим выходные в парке, уже красуется на Ксюшкиной странице.

Да уж, как ни крути, а социальные сети давно стали прямым отражением нашей жизни. Это уже не замочная скважина, сквозь которую подглядывают любопытные, а настежь раскрытая дверь. Причем у большинства россиян. Мы помещаем на всеобщее обозрение фото своего новорожденного ребенка, мол, смотрите, какой лапочка родился! Дальше всех друзей и подписчиков исправно информируем о том, когда тот сделал свой первый шаг, какое слово сказал, в какой садик планируем свое чадо отдавать. И полбеды, если бы в сети мы делились только такими радостными моментами своей жизни, так нет же. Поссорившись с мужем, тут же строчим гневный пост на тему «Знаете, что мой-то сегодня учудил?». А сколько комментариев и просмотров собирает заметка с двумя фотографиями, дескать, к концу года квартиру планируем покупать, как думаете, какая планировка лучше? И после этого кто-то удивляется, что сети облюбовали мошенники?

Казалось бы, битые финансовыми пирамидами, закаленные грабительскими договорами, написанными мелким шрифтом, нас уже не так просто облапошить. Ан нет... Все-таки нашли аферисты ахиллесову пяту каждого россиянина. Сыграли на нашей отзывчивости, готовности прийти на помощь в трудные минуты жизни, - на качествах, которые заложены в нас генетически и являются тем самым идентификационным кодом, который отличает нас от других жителей планеты.

Шутка ли, как показывают социологические данные, более 46 процентов россиян совершают благородные поступки: каждый пятый (22 процента) подает на улице милостыню нищим, 17 процентов отдают нуждающимся одежду (старую или не использовавшуюся ранее), 14 процентов помогали незнакомым людям деньгами (не путать с милостыней), каждый девятый передавал кому-то в благотворительных целях продукты, игрушки. Словом, желание помогать у нас есть, и немалое. А значит и есть те, кто готов воспользоваться этими благородными порывами себе на благо. Причем далеко не всегда данное желание носит безобидный характер.

Завести свою страничку в соцсетях Свету уговорил сын, мол, давай хотя бы так родственников увидим. Подруга согласилась. Новое увлечение захватило ее на пару дней. Найдя всех близких и дальних родственников, старых и новых знакомых и узнав, что все живы-здоровы, она благополучно забыла о страничке, пока однажды не раздался звонок. «Тетя Нина» высветилось на табло мобильника.

Последний раз они виделись пять лет назад. Света живет в Ставрополе, тетя - в Челябинске. Подруга сама воспитывает двух детей, родственники - пенсионеры. Учитывая финансовые и возрастные реалии, ясное дело, что друг к другу в гости не наездишься и много не пообщаешься, поэтому она радостно ответила на вызов.

- Ой, Светочка, как ты там? Горе то какое. Что ж ты молчала? Мы вчера с дядей Петей с пенсии две тысячи перевели, больше пока нет. Савенковы тоже извиняются, что пока ничем не помогли, зарплату ждут, - всхлипывала родственница. - А давно про болезнь узнали?

- Теть Нин, вы о чем? - озадаченная таким «приветствием», спросила Света.

И если бы только могла представить, что услышит дальше. Хотя какой смысл? Что изменилось бы с того, если бы она заранее знала, что в один из дней позвонят родственники с рассказом, как две недели назад их сыну в соцсетях пришло сообщение, дескать, «у Светы серьезно больна дочка Катя, срочно требуется операция стоимостью миллион рублей, помогите, кто сколько может». Ничего! Поэтому в конце марта Света с расширенными от ужаса глазами слушала причитания тети Нины:

- Мы ж Катеньку видели, когда с роддома вас забирали. А тут на фото она уже взрослая барышня. Правда, такая бледненькая, худенькая. Какой вам диагноз ставят? А то в этой листовке ничего толком не написано.

- Теть Нин, вы ничего не путаете? Может, речь о другой девочке идет? Моя Катюша абсолютно здорова. Два года назад у нас были проблемы с сердцем, тогда же и делали операцию, которая прошла успешно. Я специально не говорила, чтобы вас не тревожить, - пытаясь унять дрожь, переспросила Светлана.

Однако тетя все предположения категорически отметала: в письме рассказывалось именно о Свете и ее ребенке. Причем получил сообщение не только сын, но и другие родственники, которые даже звонили Свете на телефон и общались с нею.

- Андрей вон уже и с работы отпросился, чтобы к тебе приехать, деньги привезти, - рассказывала тетя Нина. - Правда, Свет, ты, конечно, извини, но я все-таки скажу. Ты поступила очень некрасиво, когда не сказала, где живешь. Он же не в гости напрашивается, а помочь хочет. Так что, ругай-не ругай, но я дала твой адрес.

- Андрей... Это который ваш племянник? Мы последний раз общались с ним на его свадьбе в Пятигорске. Да и мне вообще никто не звонил, - никак не могла поверить в происходящее Света. Уж больно все это было похоже на фильм с абсолютно неправдоподобным сценарием, в котором намешано все: больной ребенок, отзывчивые люди, собранные деньги, их пропажа...

Только это был не фильм. А самая обыденная реальность, где кто-то решил сыграть на неравнодушии людей и использовал для своих целей Светину девочку. Причем этот «кто-то» явно был из круга знакомых: ибо есть фотография ее и Катюши, есть четкое представление о круге родственников и знакомых, с кем она общается, а с кем нет. Собственно, отсюда и письма последним, дабы те не позвонили самой Свете, и правда не вылилась наружу.

- Когда говорите, Андрей едет? Завтра? - что-то решив для себя, спросила Света. - Номер «моего» телефона у него сохранился? Вот и замечательно, будет, с чем идти в полицию.

К чести правоохранительных органов скажу, что они сработали весьма оперативно. Горе-злоумышленники были найдены в течение нескольких дней.

- Знаешь, кто ими оказался? - глотая слезы, рассказывала мне потом подруга. - Наши знакомые, с которыми мы два года назад жили в соседних подъездах в северо-западном районе. Он сейчас без работы. Она третьего родила. Вот и решили таким способом немного подзаработать. Около ста тысяч насобирали нам «на операцию».

- Зато видишь, сколько вокруг тебя неравнодушных людей. И это в то время, когда нас пытаются убедить, что сегодня каждый сам за себя, - попыталась я найти в бочке дегтя хотя бы капельку меда. Но тут же самой стало паршиво от того, как фальшиво и натянуто прозвучали эти «оптимистичные нотки».

Между тем, затаенное где-то глубоко внутри, а теперь вплеснувшееся наружу моральное уродство отдельных элементов общества и есть та самая вторая волна цунами, которую стоит бояться, ибо она обладает разрушительной силой, пытающейся поглотить все доброе и гуманное, что создавалось в нашей культуре тысячелетиями.

...Один разрабатывает законопроект, в котором предлагает некий заградительный кордон для стариков к врачам. Другой во всеуслышание размышляет на тему, что инвалиды - это балласт для современного общества, от которого нужно безжалостно избавляться. Третий упоенно матерится и обсуждает женские и мужские гениталии на сцене под аплодисменты гогочущей публики. Четвертые, дабы согреться, жгут венки, возложенные к мемориалу «Вечной славы». Пятые просто наживаются на больных детях.

Право, откуда после этого взяться моральным рамкам, когда мы своими поступками сами раздвигаем их до полного исчезновения. Я не знаю, где первоисточник такого отношения: то ли духовное оскудение тому виной, то ли кризис с финансовыми трудностями наложил свой отпечаток на происходящее, то ли собственное альтер-эго застилает глаза, - нужно выбрать, а не получается... Примитивная скудоумность против неоправданной жестокости и омерзительного желания халявы. Поди-ка здесь разберись, какое из зол большее.

...На улице февраль. Холод стоит жуткий. Поэтому девушка в легком пальто на девятом месяце беременности сразу приковывала взгляды прохожих. Кто-то просто сочувственно вздыхал, кто-то бросал деньги в стоящую рядом баночку, а Лара подошла и спросила, что случилось.

«Ой, девочки, - писала она позже на одном из форумов, где общаются мамы всего Ставропольского края. - У нее трое детей и ждет четвертого. Родителей нет, муж уехал на заработки в Сибирь и завел там себе новую семью, ей не помогает. А Вика, бедненькая, сама осталась с двумя мальчишками двух и пяти лет отроду и восьмилетней дочкой. Кушать нечего, одежда у детей тоже вся изношена. Может, поможем, кто чем сможет?».

Надо ли говорить, что подобный пост мало кого оставил равнодушным. Усаживая своих детей за стол, редкая мама не вспоминала описанную историю и не думала, «а что кушают на завтрак, обед, ужин малыши?». Поэтому не прошло и двух дней, как в созданной на сайте теме с бойким призывом «Поможем матери-одиночке» от желающих помочь не было отбоя.

- Я могу картошки мешок из деревни привезти... Курочку дам.

- А у нас творог есть, варенье, компоты.

- А какой размер одежды у мальчишек? Старшему четыре, остались куртки, брюки, обувь...

- У нас коляска, кроватка, памперсы есть, нужно?

- Можем отдать комплект на выписку и пеленки для будущей лялечки.

Так день за днем в сторону Вики неслись ручейки добра, превратившиеся в бурный поток, сносящий все преграды на ее пути к лучшей жизни. Вика не получала детские пособия, так как не хотела возиться со сбором документов, одна из мамочек, юрист, взялась все сделать за нее. У нее не было прописки - другая ставропольчанка на год прописала ее с детьми у себя. Третья - оплатила задолженность по квартплате. Четвертая - предложила отдать за материнский капитал комнату в общежитии с ремонтом и мебелью, а пока просто вселиться туда, чтобы не тратить деньги на съемное жилье.

- Общежитие? - капризно поджимала губки Вика. - Нет, я не хочу. Только если сдавать комнату, а снимать «двушку».

Когда же подопечная попала в роддом, тут и вовсе все всполошились, предлагая на время взять детей к себе.

- Не надо, у нас сосед - очень хороший мужчина, согласился посидеть с малышней. Достаточно будет кушать привозить им, - голос вчерашней обездоленной звучал все более требовательно. - Только смотрите, молоко не нужно, дети любят кефир и ряженку. И круп не нужно. Лучше спагетти, сосиски, мясо.

- А вы уверены, что это просто сосед? И дети на самом деле для него чужие? - ехидно спрашивали наши мужья. - А то как не притащим от вас очередные баулы с едой в съемную квартиру вашей подопечной, он вечно там.

- Так помогает же! - гневно отчитывали вторых половин дамы.

Правда открылась совершенно случайно: когда «женсоветом» было принято коллективное решение скинуться денежкой, чтобы на два месяца вперед оплатить мамочке съемную квартиру, а то «с чего ей платить - пока ни детских, ни единовременную выплату не получила».

- А вы кто этой семье? - взяв деньги, полюбопытствовала хозяйка. - Викины родственники или Олега? Вот не повезло-то ей с мужем. Лодырь, еще поискать таких надо. Четверо детей, а он дома на диване лежит. На что живут, не понятно.

- Как раз здесь - все ясно, - как оплеванные, стояли девушки.

А спустя несколько дней подаренная коляска, игрушки, которые наши дети подарили Викиным детям, часть одежды мамочки увидели на одной из торговых Интернет-площадок с пометкой «Продам недорого», и для связи был указан телефон того самого Олега. Еще одна пощечина в сторону такой вот слепой благотворительности.

...Что называется, без комментариев. Понятно, что чем печальнее действительность за окном и мрачнее перспективы будущего, каждый выживает, как может. Но разве можно ВОТ ТАК через вранье и подлость? Неужели, если бы девушка сказала всю правда, что муж не работает, денег нет, кто-то бы отвернулся от нее?

- А вы разве столько бы дали?, - цинично ответила Вика, когда мамочки задали ей этот вопрос.

Нет, читатель, не подумайте, что жалко продуктов, денег. Помогали не лодырям-супругам, а детям, которые абсолютно не причем. Я о другом. Чему научатся дети в семье, видя такое потребительское отношение к жизни, к тому, что вовсе не обязательно учиться, работать, когда можно придумать слезливую историю и всегда найдется тот, кто будет готов протянуть руку помощи?

Вот, собственно, такое цунами на суше, читатель. И если сейчас не остановить этот дикий поток, он неизбежно возьмет верх над всеми благородными помыслами и устремлениями. И уж если зальет нас эта гадость, то нам еще долго не быть сухими и чистыми, не оправдаться перед будущим поколением, тоже наблюдающим данные реалии, впитывающим их как губка. Как изменить ситуацию? Разве что, вопреки происходящему, с маниакальным упорством продолжать создавать эти самые маленькие островки доброты и бескорыстной благодетели, надеясь, что они с каждым годом будут твердеть и превращаться в прочную основу под ногами.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
9 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.