Вы здесь

СПРАВЕДЛИВАЯ ЛАПША НА УШИ

Выборы - не просто кто кого. Это в спорте: кто быстрее, кто выше, кто сильнее. А в политике кто доверчивее, кто не задумывается, кто простофиля - тот и наш, кандидатов в депутаты сторонник. Гонка за голосами избирателей - это во многом процесс их бессовестного одурачивания.

Поэтому мы и заводим сегодня рубрику «Как они нас дурачат». Они - это политики. Мы - это все мы, кто в политику непосредственно не лезет, но голос, всего один, имеет. И этим в выборной кампании ценен. Под этой рубрикой редакция будет рассказывать о пропагандистских уловках и не только, которыми вовсю сейчас пользуются политики в погоне за нашими голосами.

Прямо-таки благороднейшим запалом заботы об избирателе проникнуты недавно вышедшие стотысячными тиражами и разбросанные по почтовым ящикам два номера агитационной газеты Ставропольского регионального отделения «Справедливой России». Через все восемь полноцветных страниц обеих номеров красной нитью проходит слово «справедливость». В разных вкусных сочетаниях. Это и «команда справедливости», и «справедливый город», и «25 справедливых законов», и «справедливость для всех», и «справедливые приоритеты», и «построение справедливого общества»...

Благородная цель справедливость? Очень даже. Привлекательная для людей? Несомненно. Тут ни вопросов, ни сом-нений нет. Они возникают, как только узнаешь, кто и с каким историческим багажом собирается достигать этой цели.

Кандидат в зазеркалье

Главный герой и автор газеты - Сергей Горло. В первом номере он на четырех страницах. Во втором - на трех, включая первую, где представлен на фото. В очках - значит интеллигентный, в рубашке с закатанными рукавами - значит рубаха парень, серьезное выражение лица - значит решительный и умный. Ну а тексты кандидата в депутаты краевой Думы и там, и там прямо пронизаны заботой о народе. Вчитаешься - ну, прямо идеолог крутого замеса. Власть - плохая, довела город Ставрополь до ручки, а мы, справедливороссы, - та мощная сила, которая горожанам свою надежную руку подаст и вытащит в светлое будущее.

Особенно меня поразил в ней пассаж, поданный в рамочке как чуть ли не главная мысль. Цитирую: «Близорукость Ставропольских городских властей привела к тому, что микрорайоны «Олимпийский» и «Перспективный» превратились в зоны социального неблагополучия». Как говорится, всем пассажам пассаж. Из тех, которые безошибочно свидетельствуют: выдавший его думает о народе, и только о нем.

Но это для того, кто, как говорится, не в курсе. Для тех же, кто бывал в названных микрорайонах, а тем более живет там, возникает непонятка. В обозначенных микрорайонах и рядом строится половина всего городского
жилья. И с высоким качеством. Именно по той причине, что спрос высокий. Строят потому, что покупают, а не наоборот. И не потому, что власть приказала. Сейчас именно так жизнь устроена: спрос движет предложением. Народ что, добровольно лезет в эту самую зону социального неблагополучия? Он тупее, чем Горло, не видит своего несчастья?

Своим громким словосочетанием Горло, по сути, оскорбил 60 тысяч жителей микрорайонов. Сами ведь выбрали гетто. А они вроде как нормально живут. И никуда не жалуются. Здесь много, очень много молодежи, детей. Прохожие нарядные, улыбки на лицах. В каждом дворе - спортплощадка, детская площадка. Есть даже ринг на открытом воздухе. Своя прогулочная аллея с малыми архитектурными формами, мощеные тротуары, асфальтированные проезды. Утром народ бегает, вечером - гуляет. Днем кипит деловая жизнь. Магазины, салоны... Крупнейший торговый центр «Маршал», два лучших в городе детских сада с бассейнами. В перспективе школа, под которую уже есть земельный участок и разрабатывается проектная документация. Где, за каким поворотом нашел Горло зону социального неблагополучия? В параллельном, видимом только ему, измерении, что ли? В зазеркалье?

Имеет к этому отношение городская власть? Несомненно. Она и деньги на социальные объекты находит, и новые механизмы взаимодействия с застройщиками. Вспомним хотя бы грамотную работу в рамках государственно-частного партнерства при строительстве детского сада. Показали пример всей России.

Я еще бы понял, если бы наш кандидат в депутаты обнаружил свою «зону» где-нибудь на окраине, где расположен то ли садовый кооператив, то ли уже городские улицы. Есть у нас в городе такие места, откуда до детсадов со школами час по грязи шагать, как и до магазинов. А уж про дороги лучше не вспоминать, их там просто нет. Как нет еще и газа, да и со светом проблемы.

Но вот нашел человек зону. И именно там, где другие не видят.

11 квартир и 50 «портфелей»

Горло что, не понимает, что белое черным назвать невозможно, как ни старайся?

Похоже, не понимает. Потому как застарелые страхи, обида, а может, и жажда мщения, разум застят. Сделать такой вывод позволяет экскурс в старую, но очень памятную для посвященных, историю.

В 2008 году перед Ставропольской краевой Думой был поставлен вопрос об изменении границ поселений. 18 гектаров земли Татарского муниципалитета, примыкающих к юго-западному жилому району, предлагалось передать в Ставрополь. Именно на них тогда разворачивалось строительство «Олимпийского». В ходе обсуждения родилась идея увеличить передаваемую площадь до трехсот с лишним гектаров, чтобы на них уже вести массовое новое строительство.

Вопрос долго утрясали: то обсуждали, то откладывали. В общем, депутаты не спешили, а городские власти были в цейтноте: дольщикам уже ордера надо выдавать, а там сельская прописка. Народ митинги начал устраивать. Комитетом краевой Думы, через который шел тогда этот законопроект, руководил депутат Горло. И вдруг председатель Думы Виталий Коваленко получает жалобу комитета дольщиков, из которой следует, что несколько депутатов вымогают взятку за проведение решения через Думу. Одиннадцать квартир требуют и «пятьдесят портфелей» - по числу депутатов Думы. Что должно быть в тех портфелях - ежу понятно.

Ситуация пренеприятнейшая, на карту поставлена честь краевого законодательного органа. Со всеми вытекающими последствиями. Называя вещи своими именами, над Думой нависла угроза вселенского позора.

Этого, естественно, никто не хотел. Председатель собирает депутатов на закрытое совещание, зачитывает жалобу. Горло называется в ней в числе вымогателей. Ясное дело, он отпирался. Благородно возмущался, гневно выступал, картинно клялся, что его бессовестно оболгали. Решение Дума от греха подальше быстренько приняла, земля перешла в город. Сор из избы постарались не выносить, тогда об этом скандале, кроме депутатов, знали единицы.

Но самое интересное для нас было после. Горло, наверное, для пущего подтверждения, что чист, как стеклышко, написал в органы заявление с требованием привлечь жалобщиков к ответу за клевету. Органы заяву приняли. Но не успели дело завести, как Горло... забрал свое заявление назад. Просто те, кто писал жалобу в Думу, пригрозили предъявить следствию запись беседы, где шла речь о квартирах и «портфелях».

Будь эта запись приобщена к делу в качестве доказательства, Горло бы точно сел.

Когда человек стоит перед выбором: принципиальность, подтверждение своей чистоты или тюрьма, он жертвует первым. То есть имиджем честного человека. Забавно, не правда ли? Очень много говорит об этом человеке.

Так что до сих пор не ясно, вымогал ли Горло и сотоварищи взятку, или был оболган. Но сам он вносить ясность в эту тему по какой-то странной причине не стал. Что удивительно для политика, по определению должного отстаивать свою честность.

Не с тех ли времен названия «Олимпийского» с развернувшимся рядом «Перспективным» и слово «зона» стали для Горло синонимами и трансформировались в странное словосочетание «зона социального неблагополучия»? За которым, скорее, память об угрозе собственного уголовного преследования, страх и ужас перед тюрьмой, чем забота о людях и характеристика среды их обитания.

Ем с икрою бутерброд,  а сам в тревоге: как народ?

В биографии нашего кандидата, размещенной в одном из номеров вышеупомянутой газеты, есть пункт: «В период с 2003 по 2008 годы - директор МУП г. Ставрополя «Стройинвест». Однако нет ни слова о том, каких высот достигло при нем это предприятие.

Дополним картину подвигов. В марте 2005 года директор Горло обращается к главе города Дмитрию Кузьмину с заявлением о передаче на баланс «Стройинвесту» на праве хозяйственного ведения больничного корпуса второй городской больницы по улице Балакирева, 5. Для проведения реконструкции и ремонтно-восстановительных работ - того, ради чего МУП и создавался.

Просьба более чем странная. Для того, чтобы ремонтировать объект, совсем не обязательно брать его на баланс ремонтника. Зачем это затевалось - выявится позже.

Глава своим распоряжением корпус передает. Полгода никаких работ не ведется. Вроде нет денег. В ноябре этого же года Горло просит Кузьмина разрешить ему заключить договор займа на 13 миллионов рублей с ООО «Росгосстрах-Юг», в обеспечение займа заложить ...тот самый больничный корпус. Вот зачем затевалось! Для справки: МУП «Капитал сервис» оценило корпус в 16 миллионов рублей. И это без стоимости земельного участка, на котором он стоит. А стоит он на территории Бибертовой дачи, фактически заповедного места.

Кузьмин инициативу поддерживает, выходит с ней на городскую Думу. Однако прокурор Октябрьского района блокирует это решение: незаконно.

Не вышло в дверь - залезем в окно. Уже через месяц, в декабре Горло обращается к Кузьмину с новым предложением: разрешить заключить договор ипотеки на ремонт корпуса на те же 13 миллионов с ЗАО АКБ «Русский региональный банк развития» в Москве. В залог отдать... все тот же больничный корпус.

Мэр Кузьмин сам идет в Думу и убеждает депутатов, что надо дать разрешение. И они дают. Прокурор теперь почему-то не протестует. В числе депутатов был и сам Горло, тогда закон еще не запрещал совмещение депутатских обязанностей с муниципальной службой. В этот же день, 29 декабря 2005 года, «Стройинвест» и банк заключают договор. На 13 миллионов, под 8,5 процента годовых, на 90 дней. В залоге - больничный корпус площадью 1677 квадратных метров стоимостью 16 миллионов рублей.

Люди понимающие сразу сказали, что этот кредит безвозвратный. Залог пропадет. Бюджет следующего года уже был сверстан, возврат 13 миллионов в него не закладывали. Откуда же взять казне деньги? Так оно и случилось. 25 апреля 2006 года Горло, ввиду неисполнения обязательств по возврату кредита, заключает соглашение об уступке прав и обязанностей по договору ипотеки. По нему залогодержателем больничного корпуса стала аффилированная с ООО «Росгосстрах-Юг» фирма ООО «РГС-Недвижимость». Уже вскорости последняя и стала собственником четырехэтажного здания больничного корпуса. Рыночная цена его была на тот момент 25 миллионов. Отдали - за 13 миллионов.

Куда же делись эти 13 миллионов? Сразу после поступления их на счет «Стройинвеста» Горло направляет 8 миллионов в ООО «ДигиМед» в Москву за поставку медицинского оборудования для другой - четвертой горбольницы Ставрополя. Хотя оснований у Горло не было никаких. Договор на поставку подписывался главврачом четвертой больницы, и оплата должна была производиться или из средств больницы, или за счет бюджета города. Но не коммерческого муниципального предприятия, каким являлся «Стройинвест». Про оставшиеся от кредита 5 миллионов история умалчивает. Наверное, пошли на бутерброды с икрой, в перерывах между поеданиями которых наш кандидат тревожится о народе. И это справедливо: должно же было что-то достаться тому, кто подставил свою голову под гильотину этой сомнительной операции.

Итог безрадостный. Отдали Горло ремонтировать больничный корпус, а он не то, что отремонтировал, он его профукал. Оставил народ, о котором печется, без таких нужных сегодня лечебных площадей.

Во всей этой истории долго разбирались органы. Но уголовного дела о нанесении бюджету ущерба на 25 миллионов рублей так и не завели. А может, и заводили, да закончилось оно ничем. Да и как заведешь, когда Горло с 2000 по 2007 был депутатом городской Думы, а с 2007 по 2014 - краевой? Личность неприкасаемая.

Да, из этой постыдной истории Горло даже пытался извлечь политические дивиденды. Выставил себя несправедливо преследуемым. За ту самую Справедливость с большой буквы, которой он всю сознательную политическую жизнь добивается. И которую сейчас взял на свой щит.

Кто там еще сомневается, что нас дурят?

Соавтор зоны социального бедствия

Надо сказать, что история с выводом из муниципальной собственности корпуса второй горбольницы - лишь эпизод в череде подобных в то лихое время. Напомню, что именно по такой схеме - через получение невозвратного кредита, было выведено МУП «Горэлектросеть». Важнейшее для жизнеобеспечения города предприятие рыночной стоимостью не менее двух миллиардов рублей заложили банку за... 160 миллионов рублей! Также на несколько месяцев, также не предусмотрели возврат в бюджете. В итоге муниципальное предприятие забрал банк. За 160 миллионов.

То была «эпоха справедливости» в жизни Ставрополя. Она пришла вместе с миллениумом, и длилась с 2000 по 2008 годы. Энергичные молодые бизнесмены взяли власть в свои руки и лихо распоряжались и имуществом города, и самими горожанами. Сначала - как группа товарищей, а потом объединились в ячейку «Справедливой России». Первые семь лет справедливороссы правили краевым центром через городскую Думу, один год - через краевую Думу. Горло был депутатом и там, и там. Причем, депутатом очень активным.

По сомнительной схеме, всего за 130 миллионов рублей продали троллейбусный парк. Новой городской власти пришлось его потом выкупать. Автобусный парк разорили, и его пришлось воссоздавать. Автобусы с троллейбусами пытались заменить маршрутными такси, хозяевами самых хлебных маршрутов вдруг оказались сами депутаты.

Отдельная тема - шабаш в городском строительстве, оставивший неизгладимый след на облике Ставрополя. Про генплан, про планировку микрорайонов, про строительные нормы и правила просто забыли. Площадки, заботливо оставленные предыдущими поколениями под социальные объекты, отдали под жилье и коммерческие центры. Восторжествовала Ее Величество Точечная застройка. Застраивались школьные дворы, детские площадки, скверы, любые места, где можно было втиснуть хоть какое-то строение, и потом продать его с выгодой для себя. Никаких конкурсов не проводилось, все решалось по-свойски. Чуть ли не все депутаты вдруг стали собственниками недвижимости. Целые проспекты оказались изуродованы! Отданы под застройку участки зеленой зоны широких, заложенных с учетом всех строительных норм и правил улицы Доваторцев, проспекта Кулакова. Теперь вдоль их проезжей части чуть ли не вплотную тянутся в большей части безликие трех-четырех-этажные торговые центры, офисные помещения, автосалоны...

Ни единого архитектурного стиля, ни современных решений в проектировании. Эклектика и безвкусица, через которые так и просматривается жадность к наживе. И тех, кто строил, и тех, кто позволял строить. Кто выделял земельные участки, утверждал проекты, давал разрешения на строительство. В итоге нагрузка на коммунальные сети резко увеличивалась, они просто отказывали. Современные городские власти, которые очень осторожно относятся к точечной застройке, вынуждены решать эти проблемы чуть ли не в экстренном порядке. Там водопровод прокладывать, там канализацию, там понуждать энергетиков к расширению мощностей.

Разграбленные муниципальные предприятия, муниципальный транспорт, изуродованные точечной застройкой кварталы... Не это ли оставленные справедливороссами зоны социального бедствия? Да-да, именно бедствия, а не неблагополучия, как относительно деликатно, видимо, опасаясь бумеранга, говорит Горло.

Имел ли к этому отношение наш герой, Горло Сергей Алексеевич, проработавший депутатом городской Думы все семь лет? Самое непосредственное. Потому как Дума всегда почти единогласно голосовала за всю эту «справедливость». Сопротивлялся Горло шабашу тогдашней власти? Боролся с ней, как сейчас борется? Нет и нет.

А вот теперь борется. Вот только за что? За возврат того шабаша?

Да нет, ну что вы. За светлое будущее! Вот выдержка из откровений Горло в газете: «Я верю, уже скоро в Ставрополе может начаться новая эпоха. Это будет время не просто сохранения окружающей среды, но и ее расширения, развития. Время, когда в каждом районе начнут хоть понемногу, но появляться новые социальные объекты. В густо населенных юго- и северо-западе - детские сады, школы и поликлиники. На границах зеленых зон - цивилизованные места отдыха. В местах, где много молодежи, - спортивные площадки и комплексы для воркаута. Но сначала мы должны добиться от нашей власти ответственности. Именно поэтому требование «Ставрополю - прямые выборы мэра» является сегодня главным для «Справедливой России».

Хотел бы поверить, но вдруг вспомнил, что мэр Дмитрий Кузьмин был всенародно избранным. И это не помешало его команде творить то, о чем написано выше.

Дурачат, ох дурачат нас Горло и Ко.

 

ПРОПАГАНДИСТСКОЕ ШИРЕВО

Велика ли новость - на базар сходить? О таких походах обычно не рассказывают. Если, конечно, вас там не обсчитали, не обматерили до поросячьего визга, или не отдавили ногу тележкой с помидорами так, что красная юшка потекла. Не с помидоров. Тогда уж, извините, будем орать во все легкие.

Всей нашей краевой ячейке ЛДПР пока не отдавили, про обкладывание и обсчитывание ее ядреных членов тоже история умалчивает. Но про поход на Верхний рынок ее активистов 29 июля «под руководством координатора Александра Куриленко» вдруг рассказал сайт партии.

Оказывается, беспокойные партийцы поперлись туда с проверкой наличия в сельхозпродуктах нитратов. Проверяли, похоже, нитратомером - есть такой приборчик с иголкой. Цивилизация уже изобрела. Поширяли им во все, что лежит на прилавках, и потом сделали глубокомысленный вывод: вся продукция вкусная, проверку прошла. Есть ее можно смело, за исключением греческого нектарина и арбузов. Первый, надо полагать, потому, что он греческий, никаких данных о превышении содержания вредных веществ на сайте не приведено. А вторые - рано их еще трескать, сезон безопасных не пришел. И опять же никаких данных.

Первое, что бросается в глаза, это обезьянничанье. Похожую акцию провел в столице лидер партии В. Жириновский. Тоже ходил по рынку, ширял и пиарился. Но там было интересно. Артист - и этим все сказано. Он один на всю партию. Второе - это абсолютная противоправность всей акции. Как московской, так и ставропольской. Вообще-то проверять качество продуктов могут только специальные, уполномоченные на то законом, организации. Государственные типа Роспотребнадзора или всяких там инспекций. Оборудование для таких проверок должно быть сертифицировано, специалисты - соответствующим образом подготовлены и лицензированы. Не говоря уже о том, что должны быть в белых халатах. Есть разработанные методики проверок. Когда не все подряд проверяется, а выборочные партии. А тут - какая-то ярко выраженная самостийность. Взбрело в голову: давай проверим! И пошли. Как за пивом.

Второй момент. Ну ладно, проверили. Выявили нитраты. Куда дальше эти продукты пошли? Их что, изъяли, на свалку отвезли или свиньям скормили? Об этом на сайте партии также ничего не сказано. Да и не могли изъять, потому как нет у активистов на то полномочий. Я уж не говорю о том, что не позволили бы им торговцы. Горячие кавказские парни - а они у нас на рынках, если не за прилавком, то рядом или под ним, всегда присутствуют, - если даже не читали Конституцию, то, как говорится, спиной чуют ее дух и букву. Во всяком случае, ту ее часть, где записано, что частная собственность неприкосновенна. И самым непосредственным образом бы это партийцам объяснили. С результатом на лице.

Получается, выявили партийцы отраву и спокойно ушли, не обеспокоенные тем, что она попадет на стол горожан и устроит им беспокойное существование с внеплановым пополнением канализации. Хороши же проверяющие! Тем более, что в нашем случае и санкционный продукт нектарин из Греции выявили. А таможня на него добро не давала! То есть, обнаружили правонарушение с пересечением границы, и спокойненько закрыли на него глаза.

Но самое главное даже не в том, имели ли право проверять или почему оставили на прилавке отраву. Картинка в том сообщении на сайте нарисована явно далекая от жизни. Больше придуманная. Потому как трудно даже представить, чтобы какой-нибудь Ашот или Магомет позволил кому-то безнаказанно тыкать в свой натертый до товарного блеска огурец или какой другой овощ-фрукт даже пальцем. Философия торговца ведь до предела простая: или покупай, или проваливай, а тем более не тыкай. А тут даже не палец, тут прибор с острой иголкой, который надо погрузить на несколько сантиметров в ткань плода, подождать, пока его чуткое электронное нутро эти самые нитраты обнаружит и посчитает. Кто же его, наколотого, после этого купит? Мне почему-то кажется, что после одного-двух таких ширяний весь торговый люд набросился бы на активистов, наширял им под микитки и вышвырнул бы далеко за овоще-фруктовые ряды. И был бы прав.

Самое главное, я так и не понял: зачем активисты проверяли? Если и полномочий не имели, и акты не составляли, и не изъяли некачественный товар. Толк какой с такой проверки?

Остается одно: устроили акцию, лишь бы засветиться на ниве заботы о народе. Чтобы лишний раз этот самый народ одурачить. Это же так важно в выборную кампанию! Мы вас любим, мы вас бережем, мы для вас проверяем. Мы о вас печемся. Поэтому голосуйте за нас.

Заботливые вы наши.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (33 голоса)

Комментарии

Лично у меня нет аппетите есть лапшу, приготовленную Горло, и народу не рекомендую портить желудок. 

..., провокатор и ... этот Горло! Хотя про него подходят выражения покрепче!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.