Вы здесь

«КАРАНТИН ЗАКОНЧИЛСЯ, А ОТНОШЕНИЯ СТАЛИ ДРУГИМИ»

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

ПРОФЕССОР ИГОРЬ БОЕВ О НАСЛЕДИИ COVID-19

Когда договаривались о встрече, в плотном графике заведующего кафедрой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии СтГМУ, директора Клиники пограничных состояний, заслуженного врача РФ, доктора медицинских наук, профессора Игоря Викторовича Боева с трудом нашлось место для нас. Семинары, конференции, научная работа, это не говоря о лечебной составляющей и преподавании в университете. Безусловно, такая востребованность нашего собеседника говорит о многом. Как и еще один факт из профессиональной биографии. Когда пандемия коронавируса только пришла на Ставрополье, уже в феврале 2020 года, Игорь Боев одним из первых представителей научного сообщества выступил с публикацией, что вирус серьезно влияет на нейрокогнитивные функции и сознание человека, поскольку обладает бинарным эффектом. Когда, с одной стороны, возникает социально-психологический шлейф с тревогами, страхом, апатией, депрессией, а с другой - если у человека уже есть органическая недостаточность мозга, которая встречается условно у 60 процентов современного населения, Covid серьезно «подсвечивает» и может усиливать скрытые, латентные до поры до времени процессы, которые «запускают» нарушения памяти, внимания, замедляют скорость и качество мышления.

Подтверждаются ли медико-социальные прогнозы и каких последствий обществу ждать от первой и второй волны COVID, мы и решили поговорить с ученым. И хотя Игорь Викторович старался не пугать нас и общество, все же задуматься есть над чем. Уж больно коварен оказался даже не столько COVID, сколько наше восприятие его. Вот и сам профессор говорит, что сегодня мы являемся свидетелями уникальнейшего явления - социальной депривации как глобального стресса, в результате которого снижается или теряется у человека возможность общаться с другими людьми, когда в период с апреля по июнь 2020 года люди были поставлены в условия ограниченного общения. И, казалось бы - эврика! - сбылась мечта многих из нас, не нужно ходить каждый день на работу, толкаться в маршрутках, общаться с коллегами и начальством, оградившись узким семейным кругом и работой онлайн. Но вот парадокс: мечтая о самоизоляции, общество вместе с тем оказалось совершенно не готово к уединению. И повседневное нахождение в замкнутом пространстве вместе с, казалось бы, близкими людьми на практике стало для всех одним из самых тяжелых испытаний.

- Почему?

- Потому что у современного человека сегодня не хватает самодостаточности, ему с самим собой не интересно, скучно, - разводит руками Игорь Боев. - Мы привыкли, что нас или развлекают, или мы куда-то спешим, вечно заняты, и в этом ритме нам некогда остановиться, осмотреться. А тут нас обрывают в этом спартанском забеге. И человек оказывается в абсолютно новой реальности, под которую нужно как-то подстраиваться. Возникает проблема адаптации! Что делаем мы? Вместо того чтобы организовать занятия спортом, чтение, семейные игры, начать изучать историю, отечественную и зарубежную литературу, искусства, направить силы на свое духовное и физическое развитие, мы в недоумении оглядываемся по сторонам. Кто-то начинает выпивать, другие - употреблять наркотики. Потому что, опять-таки, самоизоляция, никто не следит и не контролирует, где оставляют «закладки» наркотиков, что предлагают на сайтах и в социальных сетях. Борясь с коронавирусом, ставя ему заслон, мы снизили контроль над другими воротами и пропускаем саморазрушение личности.

Ведь подобный доступ к отнюдь не самым здоровым и правильным «развлечениям» не мог не сказаться на качестве работы и на качестве взаимоотношений друг с другом. Я даже не берусь подсчитать, сколько раз за эти месяцы во время консультаций и приемов мы с коллегами слышали фразу, что пациент устал от своей второй половины, причем это «она/он мне осточертел» было обоюдной претензией. Равно как и комментарии, что «я впервые увидел ее во всей красе!!!» и «как я вообще могла выйти замуж за такого?!».

- Получается, что пандемия открыла людям глаза друг на друга?

- Все гораздо сложнее. Когда члены одной семьи встречаются за завтраком и ужином, а потом весь день проводят порознь, они готовы простить друг другу разбросанные вещи по квартире, незакрытый тюбик пасты, громкий звук телевизора хотя бы для того, чтобы не портить себе настроение на весь день. В ситуации, когда спешить им больше некуда, супруги целый день проводят в четырех стенах, начинают приглядываться, накручивать то, чего нет на самом деле, деструктивно выяснять отношения, и рождается тот самый феномен отрицания, отвращения друг к другу. Естественно, возникает желание найти утешение в чем-то ином. Огромное количество людей, особенно состоятельных, попали за эти так называемые коронавирусные каникулы под влияние химической и алкогольной зависимости. То, что вчера начиналось как легкая шалость, сегодня переросло в серьезную трагедию для многих семей. Ведь карантин закончился, а отношения остались качественно другими. Из-за алкоголя, наркотиков, ругани, ссор, конфликтов - неважно от чего, но мы сказали друг другу такие обидные слова, сделали личные признания, что точка невозврата оказалась пройденной.

- И я так понимаю, что в сложившихся условиях у клинических психологов, психотерапевтов и психиатров работы значительно прибавилось?

- Но вот смогут ли они помочь, вот в чем вопрос. Люди-то записываются на прием к специалисту по семейным отношениям, но нужно четко разделять, с чем мы имеем дело - с внутренним дискомфортом и не пережитой, не отпущенной ситуацией или психологически деструктивный процесс носит более глубокий характер, когда без фармакологической, медикаментозной помощи не обойтись. И тут психологи, не имеющие медицинского образования, не разбирающиеся уже в психиатрических проблемах, бессильны. Банально, но чтобы нормализовать подавленное настроение алкоголика или наркомана, необходимо предварительно избавить его от зависимости, вылечить тело, а потом браться за душу, а лучше делать это комплексно! И лекарства действуют, и у пациента появляется готовность адекватно воспринимать реальность. Иначе эффект будет тот же, что стрелять из пушки по воробьям. Диагностика - это большая ответственность.

И если говорить о клинической психологии и психотерапии, не просто так наша Клиника пограничных состояний расположена на территории 3-й городской больницы и является подразделением Ставропольского государственного медицинского университета. То есть мы работаем на базе обычной профильной больницы, внутри самой реальной социальной среды, что требует большей профессиональной ювелирности, деликатности, человеческой утонченности, глубоких знаний, не говоря уже о концептуальном понимании, что происходит с человеком. И сотрудники Клиники и кафедры на сегодня десяткам и сотням тысяч людей оказали медико-психологическую помощь не только в стационаре, но и амбулаторно, в домашних условиях.

- Как вы считаете, пандемия поменяла уклад жизни в целом?

- Пандемия меняет и будет глобально менять наши отношения в обществе. Настоящая трансформация окажет более глубокие последствия на наш образ жизни, чем когда мы переходили от СССР к новой форме уклада общества и управления. Хотя бы потому, что нынешняя социальная депривация как глобальный стресс искажает и биологические, и социальные, и политические, и духовно-психологические взаимоотношения в обществе. Пандемия затрагивает весь мир. Эта ситуация заставляет меняться различные общества в сторону аномальности, деструктивности отношений. Мы уже не будем такими беспечными, как раньше. Надолго ли это? Не знаю. Но период социальной депривации в тех или иных вариациях будет продолжаться, по самым оптимистичным прогнозам, до 2024 года, и мы так же будем разъединены даже уже без серьезных карантинных ограничений. Главное, общество не может пережить социальный стресс (COVID, терроризм или локальные войны) без последствий для самого себя и для конкретной личности.

- А психологически мы готовы к этим повторам? Пандемия вообще разделила людей на два противоборствующих лагеря, когда с той же вакцинацией против коронавируса кто-то готов сутки стоять возле прививочного кабинета в ожидании укола, а кто-то упрямо твердит, что коронавируса не существует. Вы каких людей чаще встречаете: COVID-диссидентов или ковидиотов?

- Я бы не стал так категорично делить общество. Нервничают и переживают сегодня абсолютно все, другой вопрос, в какой форме это выражается. У нас есть «толстокожие» люди с устойчивой психикой, но есть и граждане с более тонкой душевной организацией, и группа людей, у которых уже были выявлены нарушения нервно-психической сферы и фиксировалась склонность к навязчивым идеям. Взять тех же ипохондриков, уверенных, что они больны тяжелым заболеванием, и ищущих его признаки у себя на протяжении 2017, 2018, 2019 годов, бесконечно сдающих анализы, кочующих от одного врача к другому, при этом никто из коллег патологии не находил. И вдруг грянул коронавирус, который помог аккумулировать все страхи под одни знамена. Ко мне на улице подходили люди и рассказывали, что не могут дышать, так как у них «слиплись легкие», и они якобы физически чувствуют, как «альвеолы то разлипаются, то слипаются», «одышка без кислорода». Безусловно, все проявления психосоматики с патологическими ощущениями в органах, системах, но человеку-то от этого не менее страшно. Пациент рассказывает о своем состоянии семье, друзьям, соседям, и те разбегаются от страха, стараясь избежать переноса болезни на себя. И потому что береженого бог бережет, и потому что уже устали слышать «навязчивости и бред», да и культура наша такова, что мы часто стараемся повесить свои проблемы на окружающих. Банальный пример: люди приходят в компанию отдохнуть, а человек за общим столом сидит с минорным лицом, горестно вздыхает и с «радостью» рассказывает о своих болезнях, портит всем отдых. Много ли желающих найдется пригласить его на праздник следующий раз?

- Но разве это тоже не наша традиция просить помощи у других? Взять хотя бы пословицы: «Один за всех - все за одного», «Целого веника не переломишь, а по пруту легко сломаешь», «Всемером пойдут, так и Сибирь возьмут», «Один и камень не поднимешь, а миром и город передвинешь», «Один горюет, а семья воюет»...

- Но всему должно быть время и место, тогда как мы зачастую руководствуемся принципом «после меня хоть потоп». И если раньше община помогала, сегодня ей, по сути, дела нет. Поэтому, говоря о «психологических шрамах» коронавируса, назову еще один - он наложил неподъемные оковы на души людей. Мы перестали беречь друг друга и снова стали распространять слухи, фейки, страшилки, не задумываясь, как их воспримут окружающие, особенно мнительные люди. Эти постоянные выкладки по умершим, заболевшим, госпитализированным... Да и журналистская братия подливает масла в огонь.

Когда в понедельник СМИ печатают громоздкие полотнища со ссылками на ученых, вирусологов, иммунологов, рассказывающих, что бояться нечего, снимайте маски, живите как раньше, а во вторник уже другая статья, другого не менее именитого эксперта, мол, человечество в опасности, не выходите из дома, а хотите - выходите, все равно мы все умрем. И что же делать обычному человеку, мечущемуся между двумя полярными мнениями? У него же в голове каша! Как ему пережить и переварить поступающую противоречивую информацию? Коронавирус сегодня выступает в роли глобального социального стрессового фактора. Социальный стресс не впервые приобретает такую деструктивную актуальность в нашей стране, но коронавирус за счет информационной угрозы жизни впервые оказался самым мощным, самым драматичным фактором, создающим внутреннюю позитивную психологическую готовность личности к потенциальным «цветным революциям».

В настоящее время обществу крайне необходима национальная идеология, которая бы формировала фильтр для экологии сознания, речи, поведения, без которой мы не сможем противостоять человеконенавистнической фашистской идеологии западной мировой элиты. Идеология превосходства одной расы над другой, одной нации над всеми другими является сутью американского фашизма!

Противостояние, борьба ведется по всем линиям фронта - религиозной, идеологической, политической, экономической, что составляет информационное ядро глобального социального стресса для населения. Иллюзии практически исчезли. Снижается общий уровень жизни, все сложнее социальное выживание конкретного человека, не просматривается лучезарное будущее, все менее заметны личные и общественные позитивные перспективы. Нарастает алкоголизация, наркотизация общества, различные формы патологического девиантного поведения подростков и молодежи. Это и есть информационный стресс!

Молодежь все больше погружается в либеральные ценности, русофобскую риторику, в псевдоисторию России, а воспитание и образование начиная с семьи и детского сада не противостоят этому. Сегодня не так страшен собственно коронавирус, являющийся прикрытием основных целей американского фашизма, как его социально-психологические последствия для страны.

- Когда общаетесь с западными коллегами, сравниваете уровень стресса и социальной разъединенности в обществе в России и других странах, какое создается впечатление?

- Мы видим реакцию сопротивления народов и Европы, и Америки в ответ на попытку порабощения мировой элитой. Представители американского фашизма (госсекретари США, мультимиллиардеры, англосаксонская элита, транснациональные компании) по всему миру декларируют основную цель - население земли должно уменьшиться на несколько миллиардов, и для реализации этого замысла оставшиеся должны быть рабами, рабами и еще раз рабами!

Россиян удручает в отличие от европейцев именно отсутствие личных и социальных перспектив, непонимание, чего ждать в будущем от собственного правительства! Бизнеса кроме олигархического попросту нет, зарплаты у людей мизерные, а когда приводят сравнения, что кто-то из управленцев получает миллион с лишним за один день, то многие испытывают горестные чувства. Это тоже стресс, который специально запускается либеральными или ограниченными журналистами. Если бы каждый российский олигарх выделил по 1-2 миллиарда в год, крохи из их доходов, на социальную сферу - лекарства, продукты, многих сегодняшних проблем удалось бы избежать. И это было бы по-человечески правильно и справедливо.

Поэтому когда я читаю эпиграммы Гафта, басни Крылова, романы Салтыкова-Щедрина, Достоевского, меня восхищает, как точно эти гении слова отображали сущность человека - его слабость, беспомощность перед силами природы и государством и вместе с тем умение собирать себя в единое целое в критический период. Все, что не сумел завершить нацист Гитлер, сегодня реализуется программой Даллеса.

- Вы как-то тревожно вздохнули, говоря, что человек перестал строить планы на будущее. Разве это так уж плохо - жить сегодняшним днем?

- Одно из главных умений нашего мозга как раз и заключается в умении прогнозировать. За эту «опцию» нашего организма отвечают преимущественно лобные доли головного мозга. И если мы не пользуемся всеми инструментами, дарованными нам природой, ничего хорошего не жди, что не тренируется, то отмирает. Поэтому сейчас нам крайне важно понимать, что коронавирус - это социальный глобальный стрессор, который дезадаптирует человека, истощает его психолого-биологические ресурсы. Формирующийся стресс приводит к сокращению населения. Обратная сторона медали, когда стресс длится месяцами, а теперь и годами, человек, находясь в состоянии физического и нравственного истощения, становится весьма восприимчив к самым спорным, человеконенавистническим идеям. Эти идеи не свойственны русскому человеку, его сознанию, его душе. Они вступают в противоречие с человеческой сутью и приводят к росту депрессивных, тревожных и апатических состояний. Человеконенавистнические мысли по сути своей сатанинские и приводят к заболеваниям. Фашистские идеи, их реализация резко усиливают информационный стресс, результатом чего является депрессия, онкология, сердечно-сосудистые патологии, шагающие по планете.

- Игорь Викторович, а есть ли определенная мера, предел ресурсов человеческого мозга по адекватному восприятию происходящего, чтобы «абонент» не оказался в один день «вне зоны доступа» для этого мира?

- Повторюсь снова, есть люди, кто остро реагирует на каждое выступление псевдодокторов и светил науки, а есть и такие, у кого наводнение к окнам подбирается, а они продолжают пить кофе на крыше дома, любуясь открывающимся пейзажем. Здесь нужно самому понимать свой предел и фильтровать информацию, постоянно спрашивая у себя, насколько она полезна или необходима. Здоровый эгоизм не так уж и плох! И если ты понимаешь, что сам не справляешься, обратись к профессионалам. На учет мы никого не ставим, а задача сотрудников Клиники пограничных состояний и кафедры психиатрии, психотерапии и клинической психологии - помочь человеку, используя современные знания психологии, физиологии, методы психотерапии, фармакотерапии, практические навыки конкретного врача.

Сегодня мы продолжаем развивать психоневрологическое направление, которое нам было завещано академиком В.М. Бехтеревым, подключая к терапии самобытные, душевно и личностно ориентированные психотерапевтические методы. Уже более сорока лет мы работаем над концепцией нейрохимической коррекции, гармонизации мозговой деятельности, восстанавливая у пациентов биохимию мозга. Ведь пограничные нервно-психические заболевания являются результатом аномального или патологического изменения не только количественного уровня в мозге десятков тысяч нейромедиаторов, но и их нейрохимической структуры, активности, наконец, чувствительности клеток и тканей мозга к своим же нейромедиаторам. Где-то начинает в избытке вырабатываться адреналин, серотонин, дофамин или наблюдается их дефицит в клетках, другие вовсе меняют свою химическую структуру, и наша главная задача вернуть все к первозданной божественной гармонии. Ведь когда нейромедиаторы перестают выполнять свои основные функции активации и гармонизации мозговой деятельности, то качественно изменяются переживания нашей души, это ослабляет и подрывает дух человека! Вполне может быть и наоборот. Что написано в Библии? Что дух животворящ, где дух - там прорастает жизнь. А если дух подорван наркотиками, сатанинскими идеями, что равнозначно, то дух уничтожается, а бездуховность - это биологическая смерть! Мы стремимся вернуть человеку Божественную гармонию с природой и с собой! И не все зависит от нас...

- «Мама, роди меня обратно!»

- С возрастом мы набираемся опыта, но все чаще начинаем оглядываться назад, избегаем говорить и утверждать то, что думаем, не пытаемся отстаивать свою первоначальную точку зрения, нарастает конформизм, все чаще сверяем биологические и духовные часы с общественным мнением, с начальством... А когда слабеет и исчезает дух, начинает страдать душа, не привыкшая жить в условиях приспособленчества! Страдания души проявляются в страстях - алчность, лицемерие, двурушничество, похоть, сребролюбие, зависть... Наступает черед страдать телу, которое демонстрирует свою боль в виде психосоматических нарушений. И изменения в мозге - это конечная точка, последнее, что следует за ослаблением духа, червоточиной души и биологическим страданием тела. В «Божественной комедии» Данте Алигьери, и не только у него, описываются физические и духовные страдания грешников в аду. И духовные страдания переносятся многократно тяжелее. Ад внутри нас, слышали такое выражение? Вряд ли оно о телесных муках...

Скорее, в молодость. Потому так силен у молодежи дух сопротивления внешним обстоятельствам, но не хватает опыта и знаний, чем и пользуются зачастую провокаторы. Тогда как ад легко формируется внутри конкретного общества, микросоциума и макросоциума, когда мы создаем проблемы своим стремлением не быть, а казаться. Конечно, мы с коллегами, психиатрами и психотерапевтами, где сможем, исправим «поломки» в организме и мозге человека, но это будет всего лишь условная половина от необходимого объема работы. Мы исправляем работу мозга. А вот работу души?! Кроме самого человека, об этом должно позаботиться государство, система образования, религиозные конфессии, наконец, идеология, без которой немыслимо существование государства.

Например, в Институте исламской медицины в Чечне, с которым мы много сотрудничали, активно применяют народные методы целительства в сочетании с духовными практиками. Охотно использовали вместе с нами предлагаемые комплексные и комбинированные методы фармакотерапии, гирудотерапии, апитерапии, методы народного целительства и духовные практики при весьма сложных душевных и личностных страданиях. Нет противопоставления официальной и народной медицины, принцип содружества! Вообще в исламе накоплен большой опыт облегчения страданий человека при «овладении бесами», и если эти духовные практики помогают нравственному, моральному очищению, то всегда обеспечена поддержка госструктур правительства республики. Борьба с темными силами, с Иблисом проводится на всех уровнях, с помощью всех возможных структур, и прежде всего духовенством и медицинским сообществом.

- Если я не ошибаюсь, и Вы сами, и сотрудники Клиники уже много лет оказываете психологическую и психиатрическую помощь как военнослужащим, участникам военных действий, так и мирным гражданам Чечни, кто пережил те страшные годы. Еще болит у людей?

- Болит. К сожалению, мы не можем помочь людям забыть, но можем научить жить с этим опытом, чтобы воспоминания не отравляли будущее и не лишали его. Это только кажется, что война закончилась. Только представьте, что свалилось на мирных жителей, когда в соседних республиках все вокруг гуляют, танцуют, поют, а совсем рядом в Чечне американский фашизм развязал войну! Разрываются мины, идет война, убивают людей, разборки криминальных банд, боевиков. В Буденновске жители мгновенно просыпаются ранним утром, если проезжает мотоциклист, звук напоминает автоматные очереди. В Беслане, во Владикавказе ни в августе, ни в сентябре вы не увидите смеющихся лиц в городе. Пережитый траур парализует любые проявления человеческой радости. В Чечне свои памятные даты двух войн, когда даже неудобно вести разговор на посторонние темы, это конец декабря - начало военных действий, дни траура по первому президенту ЧР Ахмат-Хаджи Кадырову, а практически в каждой семье свои дни траура по близким людям. Никто не забыт и ничто не забыто! Это разве не социально-информационный стресс, «подаренный» нашей стране американским фашизмом? Кто это сможет забыть?!

Терроризм никуда не делся, он тихо спит, свернувшись клубочком, пока не понадобится нашим западным «друзьям». Есть еще одна составляющая: именно В.В. Путин остановил войну в Чечне, оборвал разгул бандитизма в стране, которая была на грани распада, не дал уничтожить дружественную страну Сирию, в которой сохранялись древнейшие до- и христианские храмы, не дававшие покоя демократам-американцам! Возврат Крыма - это сакральный акт, если кто не понимает и не имеет историко-патриотической памяти. Международная политика нашего президента никогда не устраивала и не будет устраивать американский фашизм, именно поэтому мы постоянно слышим визг так называемых правозащитников, крики оппозиции про якобы демократические свободы и требования «раздавить гадину», то есть это про нас с вами! Целенаправленные действия социальных сетей с интернет-сообществом, с мессенджерами и прочим свидетельствуют о незавершенной войне, об информационном терроризме и ненависти к гражданской позиции народного артиста СССР Н.С. Михалкова и являются очевидным доказательством существования планов по раздроблению страны американским фашизмом, который вновь набирает обороты.

Пока мы критикуем внутреннюю политику нашего государства, хотя и есть за что, террористы и сектанты, наркодилеры и государственные мошенники всех мастей продолжают работать на идеологию фашизма. Говорю это и отчетливо понимаю, что не могу быть ни за левых, ни за правых, они одинаково мерзки в своей меркантильности и властолюбии! Целостность России, национальные интересы и идеология России - только в этом случае любой социальный стресс оборачивается Нашей Победой!!!

- Если же мира внутри себя не находишь, тогда в Клинику пограничных состояний для коррекции души и мозга?

- С душой вы наступили на больную мозоль, но спасает опыт и старая клиническая школа. В Клинике подобралась команда профессионалов, которые не боятся раздвигать образовательное и медицинское пространство, выходить из зоны личного комфорта, чтобы по-настоящему помочь человеку, не разделяя зоны ответственности неврологов, психологов, психиатров, психотерапевтов, как учат нас современные функционеры. С моей точки зрения, имеется искусственность в разделении психиатрии и неврологии, как давать одним студентам изучать левую половину мозга, а другим правую. Это грубейшая ошибка. Мозг - это единый организм, как и общее направление - психоневрологическое. У нас ведь была блестящая клиническая школа, которую мы теряем. Наши профессора всегда пользовались широкой профессиональной известностью как ученые и как врачи в СССР! Например, главный психиатр Ставропольского края, заведующий кафедрой, профессор А.Я. Доршт; заведующий кафедрой, профессор Ф.И. Грудев, невролог, заведующий кафедрой, профессор А. М. Прохорский и многие другие... Их научная и врачебная деятельность знаменовала собой целую эпоху, оставившую после себя великое клиническое наследие и учеников! Общество не всегда это ценит, к сожалению.

- И большой вопрос: не получится ли, как с инфекционистами, когда много лет мы не вспоминали об узких специалистах, а в 2020-м они стали на вес золота?

- Уже так и получается. Ждать, по большому счету, нам и не пришлось. Коронавирус рано или поздно, но уйдет, или мы привыкнем к подобной ситуации и станем воспринимать ее как просто гриппозную. Разгребать последствия глобальных социальных стрессов и адаптировать психическую и поведенческую деятельность современного человека в обществе нам предстоит еще очень, очень долго.

Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.