Вы здесь

ОРДЕН ЗА ЖИЗНЬ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Расхожая шутка советских времен - «Вам ордена надо давать только за то, что вы тут живете и работаете».

Она в отношении жителей восточных районов Ставропольского края. Природно-климатические условия жизни там действительно такие, что выдержит не каждый. Что само по себе уже достойно восхищения и высокой оценки.

Николай Алексеевич Щербина, если следовать этой шутке, достоин такой награды как никто другой. Он прожил в Левокумском районе 70 лет и 6 ноября будет праздновать эту дату. Хотя имеет и настоящие высокие государственные награды - ордена «Знак Почета» и «Дружбы».

За все в ответе

Уроженец села Величаевского, Щербина прошел путь от слесаря ремонтных мастерских до председателя Левокумского райисполкома, первого секретаря райкома КПСС (в советское время) и главы района в новейший период. В общей сложности проработал руководителем Левокумского района два десятилетия. Причем в самый тяжелый период нашего политического безвременья - с 1986 по 2009 годы, с перерывом в три с половиной года. Все мы знаем, что уж чем-чем, а сельской глубинкой наша центральная, да и краевая власти в те годы особенно не занимались. И то, что она выжила, целиком заслуга властей местных и самих живущих на тех территориях граждан. 

Вообще экстремальные ситуации, когда нужно было выкладываться и брать на себя ответственность за принимаемые решения, проходят через всю его трудовую биографию. Делами своими показывал, что раз ты руководитель, то за все в ответе. Вот только несколько примеров.

1976 год. Щербина уже окончил Ставропольский сельхозинститут, поработал зоотехником совхоза «Турксад», старшим зоотехником райсельхозуправления  и теперь - главный зоотехник совхоза «Заря Востока». Случилась небывалая засуха. О ней мало уже кто сейчас помнит, но тогда, чтобы спасти животноводство восточных районов, горожане всего края ходили по лесополосам и заготавливали веточный корм. Со всей России везли туда солому, из Госрезерва выделялись комбикорма. Огромные стада овец отправляли аж в Карачаево-Черкесию, где трава была. Сегодня такое даже трудно представить. Но на то она и командно-административная система. Много раз осужденная и теперь забытая, но в трудные времена очень эффективная. Без всякой натяжки можно сказать: героическими усилиями животноводство на востоке края и всего Левокумского района было спасено. Оценку профессиональной работе молодого тогда еще Николая Щербины дало руководство района, назначив его уже через три года  директором хозяйства.

Воспоминание о том далеком уже времени сейчас актуально. Нынешний год тоже очень засушливый и очень трудный для сельхозпроизводителей. Особенно на востоке края. Все повторяется, природа опять испытывает всех нас на прочность. Но что-то не слышно ни о помощи селянам из государственной казны, ни об усилиях властей по поддержке животноводческого сектора, оказавшегося в условиях бескормицы. Это по меньшей мере не по-хозяйски. А вообще-то и не по-человечески. И уж точно не в народных традициях взаимопомощи и взаимовыручки.

1978 год: создание и открытие Музея Величаевских молодогвардейцев, организовавших в годы Великой Отечественной войны подпольную организацию и сопротивление. Николай Алексеевич был в конце семидесятых годов первым секретарем райкома комсомола. Ему принадлежит идея создания музея - ведь в детстве бегал по тем же улицам, по которым ходили молодогвардейцы. Родные тети были членами подпольной организации, а его родители их хорошо знали. Щербина стал председателем оргкомитета, мотором в реализации инициативы. Убедил партийное руководство района отремонтировать заброшенный к тому времени дом руководителя подпольщиков, Героя Советского Союза Александра Скокова, много помогал в подборке музейной экспозиции, поиске живых участников подполья, организовал торжественные мероприятия по открытию… Сегодня это единственный в России дом-музей молодогвардейцев, где сохранилась святая память об их героическом подвиге.

1986 год. В стране началась лихая антиалкогольная кампания. Председателю райисполкома, а затем и первому секретарю райкома Щербине выпадает страшная доля - руководить уничтожением виноградников. Тех самых, что остались еще от прежних времен, выжили в лихие годы, развились и являлись источником благосостояния для многих людей. На Левокумье тогда было больше всего в крае специализированных винодельческих хозяйств - 6. Николай Алексеевич прекрасно понимал, какую роль играют виноградники в их экономике, да и в экономике всего района. В условиях рискованного земледелия укрывные плантации лозы давали стабильный доход. Не считая тысяч рабочих мест. Да и опять же поставляли на стол уникальное в своем роде природное лакомство. Более того, отрасль была на подъеме: только завезли и высадили высокопродуктивные европейские сорта винограда, стали применять комбайн для уборки, урожайность повысилась, собирали по 20 тысяч тонн винограда в год. К тому же Щербина убежден, что причины алкоголизма - не в наличии вина как такового. Наоборот, употребление хорошего вина в меру - это здоровье. Руководители виноградарских хозяйств были категорически против вырубки. Знаменитый в то время виноградарь Иван Порфирьевич Панкин прямо говорил, что рубить лозу - преступление. Но директива есть директива, ее не обойдешь. Выход нашли очень простой: отчитались в край об уничтожении 2,5 тысячи гектаров плантаций, а реально вырубили 200 гектаров. Конечно, рисковал наш герой должностью и партбилетом, что по тем временам означало бы конец карьеры. Слава Богу, уже через пару лет антиалкогольная кампания выдохлась, разрушители перестали мелочиться и принялись за саму страну. А виноградари до сих пор благодарны Щербине за его, без всякого сомнения, мужественный поступок.

Много лет спустя, в 2001 году, Гильдия виноделов Левокумья наградит Щербину дипломом почетного винодела. Редкий случай, когда награда присуждена в том числе и за саботаж вышестоящих указаний.

Сделанное осталось навсегда

А вообще сам Николай Алексеевич из своей биографии предпочитает вспоминать больше не чрезвычайное, а повседневное созидательное, что в практической работе развивало села и район в целом, открывало перед людьми перспективу лучшей жизни.

В восьмидесятые годы в крае действовала целевая программа развития восточных районов. Многое в ее реализации на местах зависело от местных властей, от их организаторской работы, умения вовремя выбить и освоить выделяемые средства. При Щербине председателе райисполкома, первом секретаре райкома КПСС фактически в каждом населенном пункте ускоренно развивалась инфраструктура: ежегодно сдавали по 165 квартир - целый городок в селе Левокумском, например, построили, возводились и реконструировались школы, детсады, больницы, поликлиники и лаборатории, магазины, мастерские бытового обслуживания. В каждое село пришел газ, улучшилось водоснабжение, ко всем населенным пунктам проложили асфальтированные дороги.

Были заметные подвижки и в производственном секторе. В результате внедрения системы сухого земледелия значительно выросли урожаи зерновых. Все сельхозпредприятия стали рентабельными. Сформировался агропромышленный комплекс района: было построено 22 мельницы, 14 пекарен, несколько хладобоен. В итоге Левокумский район стал входить в пятерку лучших в крае.

Щербина, кстати, был одним из тех глав районов, которые настояли на возрождении программы развития востока края в новейшее время. Такую программу в начале 2000-х годов приняли, но, к сожалению, реальных средств под нее дали очень мало. Никакого заметного эффекта не получилось. Забота о востоке вышла больше на словах. А может - время уже другое. Не зря же говорят, в одну и ту же воду нельзя войти дважды.

Но в начале 90-х годов Щербина вынужден был уйти с должности первого секретаря райкома партии и впоследствии - председателя районного Совета народных депутатов. Считался «красным», «партократом», а тогда пошла мода на таких смотреть косо. Его преемники, пришедшие к власти в районе после развала КПСС и страны на так называемой протестной демократической волне, реально с должностью не справились. За четыре года, грубо говоря, район опустили.

Смотреть на все это было больно. Но никто опытного и способного подсказать бывшего руководителя и слышать не хотел.

Возвращение

В 1997 году на Левокумье, да как и везде, наступило время собирать камни. Жить повсеместно реально стало хуже. К людям пришло понимание того, что лозунгами сыт не будешь, жизнь не обустроишь. И что в управленческом деле, как и в любом другом, нужны профессионалы. Понимающие, ответственные, пробивные, способные делать нужное людям, а не только красиво говорить об их проблемах.

Щербина побеждает на выборах главы села Левокумского. Из 12 кандидатов, набрав 83 процента голосов. Доверие людей полное. Снова та же кропотливая работа над развитием социальной сферы. В подвалах у людей полно грунтовой воды, пошло подтопление, не хватает питьевой воды… А ведь еще в советское время при нем начинали работать над решением этих проблем.

Вернулись к строительству очистных сооружений, канализационной сети и дренажа по селу. Да и вообще продолжили делать то, что было начато тогда, не завершено или бесславно потеряно.

Уже через два года Щербину назначают главой администрации Левокумского района.

- Приехал в школу в селе Турксад. Большую, трехэтажную. А там тазики везде по верхнему этажу стоят. Крыша как решето. В другую школу еду - та же картина.

В итоге заменили крыши во всех школах. С плоских на шатровые. Достроили школу в поселке Ленинском и Левокумскую СШ №1, отремонтировали большинство детских садов, домов культуры в селах, опять же с заменой крыш. Пробурили пять скважин, построили от них групповой водовод, поставили водонапорные башни Рожновского - решили проблему питьевой воды для райцентра и нескольких сел. Продолжили строить очистные сооружения и канализационные сети в райцентре - не стало воды в подвалах.

А вот то, что за рамками должности: активно помогал местным казакам объединиться и начать заниматься реальными делами, нашел возможность выделить им 1700 гектаров сельхозугодий. За что награжден орденом «За возрождение Терского казачьего войска».

Вообще эти последние 11 лет работы главой района были для Щербины большой школой. Как это ни странно звучит для человека, который ушел с этой должности за год до пенсии.

Руководителю, сформировавшемуся в условиях командно-административной системы, непросто было перестроиться на новое. Когда живешь не по указаниям сверху, не по директивам партии, а по закону, в рамках своих установленных законом полномочий. Когда все, даже небольшие траты должны быть учтены в бюджете, иначе прокурор придет и спросит. И когда не командовать надо руководителями предприятий в случае необходимости сделать что-либо для людей, а просить. И когда источником директив становится уже не райком партии, а сам народ. Его требования. С которыми нужно считаться в первую очередь.

Но он справился. Сам срок работы главой района - почти 11 лет - говорит как раз об этом.

Душа болит…

Последний  год перед выходом на пенсию Щербина трудился референтом губернатора. Здесь возглавлял рабочую группу по исследованию общественно-политической и социально- экономической ситуации в восточных районах края. Предложения группы легли на стол губернатору В. Гаевскому и полпреду Президента в СКФО А. Хлопонину. Надеется, что его мысли помогли лучше понять обстановку на востоке, учтены в текущей политике.

Чем сейчас занимается? В течение последних восьми лет был представителем уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае по Левокумскому и Степновскому районам. В совете ветеранов района. И даже неплохую, набитую живой информацией о прожитом времени книжку написал - «Молодость, Комсомол греют сердце до сих пор». К 100-летию ВЛКСМ. Подумывает о второй книге.

- Думы о том же, заботы те же, а вот полномочий нет, - шутит Николай Алексеевич.

Думы все больше о земле. Той, на которой вырос. Много раз Щербина с тревогой рассказывал мне о том, что в районе распахивают бесконтрольно целинные пастбища. Несколько  тысяч гектаров. Вроде ради прироста урожая зерновых. Но ведь это преступление - трогать целину на востоке! Пески могут двинуться, и тогда мама не горюй! Как в воду глядел. В этом году пыльные бури неделями бушевали над районом. Даже песчаный бархан появился возле его родного села Величаевское. А на снимках, сделанных им на полях бывшего совхоза «Овцевод», хорошо видны огромные песчаные овраги. Выдуло ветром. Земли у хозяйства забрали судом, хозяин их теперь - минимущества края. Плохой, выходит, хозяин.

Но думка одного, обнародованная всем людям, уже дело. Точнее, его начало. Она обязательно пробьется, воплотится в реальные дела.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
14 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.