Вы здесь

СОВСЕМ НЕ КУРОРТНАЯ ЖИЗНЬ

Николая Васильевича Мерзликина знаю без малого четыре десятка лет. Во всяком случае, первое знакомство состоялось где-то в районе 1980 года, когда он работал инструктором Пятигорского горкома КПСС, а я - корреспондентом курортной газеты «Кавказская здравница». И потом на протяжении всей жизни не часто, но общались. Так, как можно общаться с человеком сходной с твоей биографией, похоже думающим, также воспринимающим жизнь, разделяющим все тревоги и озабоченности времени. Он из тех людей, которые идут по жизни неравнодушно, искренне. А значит, и переживает за все, что происходит вокруг, и предлагает решения проблем. Что очень важно, Мерзликин совсем не похож на представителей старшего поколения, кто по поводу и без брюзжит, угрюмо жалуется на жизнь в том плане, что раньше и вода была мокрее, и солнышко жарче. Наоборот, он - человек-улыбка, человек-позитив. С ним хочется общаться и говорить на любые темы. Всегда и поддержит, и разовьет мысль, и шуткой разбавит.

23 января Николай Васильевич отмечает свое семидесятилетие. Вся его биография связана с Кавказскими Минеральными Водами. Но если всмотреться в ее детали - это была совсем не курортная жизнь.

Куда бросала молодость

Весь трудовой стаж Мерзликина - а это уже 46 лет - как бы отвечает на актуальный сегодня в сфере управления вопрос, каким образом и откуда появляются профессиональные управленческие кадры. И почему, при каких условиях формирования они успешны.

Посудите сами. Еще обучаясь в Ставропольском государственном медицинском институте, на двух последних курсах работал лаборантом. Затем год - акушер-гинеколог Пятигорского родильного дома. То есть, узнал профессию непосредственно, со всеми ее плюсами и минусами. На два года забрали в армию, где опять же работал в медицинском учреждении. Да и прошел школу возмужания там же. После - сначала врач-инспектор Пятигорского территориального совета по управлению курортами профсоюзов, затем - заместитель главного врача курортной поликлиники.

Все это уместилось в неполные десять лет. Согласитесь, хорошая, прежде всего профессиональная, школа для человека, которому на тот момент исполнилось лишь тридцать лет.

Партийная закалка

КПСС в последние времена не ругает только ленивый. Но давайте будем объективными: с управленческими кадрами она работать умела. Выстроила целую систему их выявления и подготовки. Знала и понимала, откуда черпать резерв, как его учить и чем закалять, через какие ступеньки карьерной лестницы проводить. Как, наконец, воспитывать, чтобы руководитель был надежным элементом системы управления, примером для остальных.

В орбиту этой системы попал и Николай Васильевич. Его заметили как молодого и перспективного руководителя, выросшего, как тогда говорили, снизу. Забирают в Пятигорский горком партии на целых пять лет. Там он проходит ступеньки сначала инструктора, а затем и заведующего отделом административных и торгово-финансовых органов. Так, на профессиональную школу, профессиональные навыки накладывается школа управления, понимания общественных процессов. Здесь же получает и уроки требовательности, ответственности за предлагаемые управленческие решения. Без чего настоящий руководитель просто невозможен, и чего порой так не хватает нашим современным скороспелым начальникам сверху донизу.

Это со стороны казалось, что на работавших в партийных структурах сыпалась манна небесная. На самом же деле было достаточно и кризисных ситуаций, и нагоняев, и бессонных ночей. Да по-другому и не могло быть, ведь партийные органы отвечали за все, что происходило на их территории.

После горкома, уже в 1987 году, партия направляет Мерзликина в Железноводск - сначала на три года заместителем председателя городского курортного совета, а затем и утверждает его председателем, где Николай Васильевич и проработал долгие два десятка лет, вплоть до 2007 года. Сами понимаете, какое это было время - время перестройки и последовавшего за ней развала и системы управления страной, и экономики, и социальной сферы, составной частью которой, без всякого сомнения, являлась и санаторно-курортная система страны. То, что он это время выдержал, о чем-то да говорит.

Два последующих года главврачом «Санатория имени 30-летия Победы» там же в Железноводске и десять последних лет вплоть до настоящего времени в должности главного врача санатория «Руно» в Пятигорске - это тоже вехи большой биографии. С той лишь разницей, что зона ответственности за принимаемые решения уменьшилась до одного курортного учреждения, до одного коллектива.

Как являются вехами биографии и получение профессиональных знаний, повышение квалификации. За плечами у Николая Васильевича кроме ставропольского «меда» - учеба в Российской медицинской академии последипломного образования в 2014 году, подтверждение Минздравом РФ высшей категории по своей специальности в 2018 году. Мерзликин - Заслуженный врач Российской Федерации.

Школа выживания

Сам Николай Васильевич считает, что важнейшие в его трудовой биографии вехи - руководство Железноводским курортным советом и пятигорским санаторием «Руно». Здесь было и есть все: и выживание, и возрождение, и созидание.

Давайте вспомним, что такое были девяностые годы для Кавказских Минеральных Вод. Советский человек был воспитан на бесплатном санаторно-курортном обслуживании. Бесплатное же, как известно, не ценится. Путевка в санаторий или профилакторий являлась наградой за хорошую работу. Их выдавали профсоюзы всей огромной страны под названием Советский Союз, которые в свою очередь и создавали, и содержали свои курортные учреждения. А тут и страна уменьшилась, и бесплатное вдруг кончилось, все стало стоить деньги, как оказалось - немалые. Непривыкший отваливать крупные суммы за поправку своего здоровья, да и не очень-то ценивший это здоровье, народ на курорты просто перестал ездить. Тем более, что сам этот народ тогда жил не шибко жирно.

Так вот: профсоюзы финансирование санаториев и всей курортной системы резко ограничили, а то и вовсе по некоторым направлениям прекратили, а народ за свои деньги покупать путевки не спешил. Но ведь жизнедеятельность курорта, как и любой хозяйственной структуры, - это все равно, что аттракцион с ездой мотоцикла по вертикальной стене. Чуть сбавь скорость - упадет. Одному богу известно, как в то непростое время выкручивались руководители санаторных учреждений. И как и чем удавалось помогать им структуре, объединяющей все курортное хозяйство города, каковой являлся Железноводский курортный совет. Правда, он таковым очень скоро перестал называться, его постоянно переименовывали: то в объединение санаторно-курортных учреждений, то в управление. Но суть работы Мерзликина не менялась: руководство как профсоюзными санаториями города, координация их деятельности, так и управление всем непростым городским курортным хозяйством - от содержания лечебниц, питьевых бюветов общего пользования до благоустройства курортных зон и терренкуров. Конечный результат состоял в том, что курортное хозяйство Железноводска не только сохранилось, но и является до настоящего времени одним из лучших на Кавминводах. Хотя структуры, объединяющей все санаторно-курортное хозяйство, уже как таковой нет.

Но и этот период был не только временем выживания. При Мерзликине в Железноводске построены общекурортная водолечебница, диетическая столовая санатория «Эльбрус», питьевой бювет в районе санатория «Дубрава». Само собой, что постоянно велись ремонт и реконструкция санаторно-курортных объектов.

Возрождение и созидание

Санаторий «Руно», который Мерзликин возглавил в 2009 году, это филиал объединения «Донагрокурорт». Типичная межколхозная здравница, которые возводились в семидесятые годы прошлого века по всем Кавминводам. В данном случае - на средства колхозов Ростовской области. Возводились, если опять же вспомнить то время, на то, что могли хозяйства выкроить в условиях тотального дефицита и денег, и строительных материалов. Надо ли говорить, что в двадцать первом веке их облик, особенно внутренняя отделка, разительно отставали от требований времени. Деревянные панели из ДСП, допотопная, вечно протекающая сантехника, рассохшийся паркет, а то и линолеум на полу, выщербленные полы в холлах и лестничные пролеты из мраморной крошки, примитивная мебель... И это сказывалось на заполняемости санатория, люди попросту не хотели в него ехать. Требовалась капитальная перестройка и спальных, и лечебного корпусов, проведение современной отделки и оснащение самыми современными мебелью и оборудованием.

Реконструкция само по себе дело не простое. Не зря строители говорят, что проще возвести новое здание, чем перестраивать старое. Но реконструкция в условиях действующего санатория - процесс еще более сложный. Человек приехал на курорт за тишиной, спокойствием, а тут - грохот и пыль?

Семь лет, тихо, не спеша, в обоих спальных корпусах, лечебном корпусе шла работа. Санаторий работу не прекращал, просто на время ремонта закрывали этаж. И работали максимально аккуратно. Во всяком случае, ни грохота, ни пыли отдыхающие не замечали. Так обновили все номера, все процедурные кабинеты. Заменили все коммуникации. Новая сантехника, современная отделка, та, что еще называют европейской. Нанесением последнего штриха на эту картину стала отделка холла первого корпуса в прошлом году. Не всякая первоклассная гостиница сейчас с ним сравнится. Сегодняшний санаторий «Руно» - это 100 номеров класса стандарт, полулюкс и люкс. Вся же емкость здравницы 180 мест. Некоторые из номеров прибавили в площади. Например, номерам-студиям площадью более тридцати квадратных метров позавидует любой высококлассный санаторий.

Николаю Васильевичу самому не верится, что вся эта гигантская работа обошлась всего в сто миллионов рублей. Подобные масштабные реконструкции сегодня обходятся в разы дороже. Тот самый случай, когда делаешь сам, а значит - все рационально и по уму.

А конечный результат такой, что санаторий теперь полон в любое время года. Уютно, весь комплекс лечебных процедур. Да еще в самом центре города-курорта, у парка «Цветник». Лучшего для хорошего оздоровительного отдыха и не пожелаешь.

О чем думает Николай Васильевич до сих пор искренне не понимает, как можно эффективно развивать курорты без такой структуры, какими были в прошлые годы курортные советы. Они сейчас приказали долго жить по всем городам. Ведь невозможно без единых координационных центров сделать их красивыми, привлекательными, вывести на уровень мировых образцов? У муниципальных властей, на которые вроде как теперь переложили благоустройство курорта, своих забот хватает. Да и денег в обрез. До терренкуров ли им с лечебницами? Вот и получается, что многие лечебницы общего назначения приходят в запустение, продаются в частные руки и годами стоят закрытыми, окончательно разрушаются. А ведь это еще к тому же памятники культуры (некоторые построены знаменитыми архитекторами), которые простояли более века. Столько испытаний, в том числе разрушительными войнами, вынесли, а теперь в мирное время исчезнут?

То, что эти здания не оказались востребованы, совсем не значит, что они не нужны в системе курорта. Они лишь перестали соответствовать уровню современных представлений о комфорте. Единственное, что надо бы сделать - привести в порядок и осовременить. Но - некому.

А терренкуры, в том же Пятигорске? Они сейчас выглядят как в период его молодости. С той лишь разницей, что обветшали и находятся в запустении.

Не понимает Николай Васильевич и того, что санаторно-курортную деятельность в наше время вдруг отнесли к... туристической отрасли. Курирует здравницы теперь министерство туризма края. Надо ли говорить, что никакой лечебно-методической помощи от кураторов ждать не приходится. Но ведь уникальная ценность Кавминвод состоит в их лечебном факторе! Признанном, кстати, во всем мире. Сюда люди по большей части за здоровьем едут, а не за развлечениями. В штате его санатория, кстати, десятки врачей, медсестер. И ни одного экскурсовода! Они тут попросту не нужны. Идея Мерзликина, которую он не устает повторять уже долгие годы, состоит в развитии реабилитационного направления нашего здравоохранения на Кавминводах. Сегодня оно очень востребовано и по факту существует именно здесь.

Его бы еще оформить как единую государственную политику... Цены бы нашим курортам не было.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.