Вы здесь

УКРАСТЬ С ПОМОЩЬЮ ЗАКОНА

Чуть ли не главная новость прошлой недели - Верхний рынок Ставрополя, находившийся двадцать лет в долгосрочной аренде у частной компании, вернется в собственность города. Об этом заявил на планерке глава города А. Джатдоев.

Тем самым глава невольно вернул к статье в «Ставропольских ведомостях» «Чрево Ставрополя в чреве Канокова», которая наделала много шума больше года назад. И дал нам повод снова погрузиться в тему.

Как мы устроили переполох...

Напоминаю, о чем мы тогда писали.

Весной 2016 года на Авито появилось объявление о продаже рынка в центре Ставрополя. За 670 миллионов рублей торговали 26 с лишним тысячами квадратных метров коммерческих площадей.

Объявление привлекло внимание именно огромными площадями и высокой стоимостью продаваемой недвижимости. Такое, прямо скажем, выставляется у нас не часто. Не составило большого труда установить адрес объекта. Им оказался именно Верхний рынок.

Рынок этот - муниципальный. Но он уже два десятка лет находится в долгосрочной аренде у торгово-промышленной группы «ИнтерРос», контролируемой сейчас членом Совета Федерации А. Каноковым. Два десятка лет назад такой договор по итогам торгов заключил еще глава города М. Кузьмин. Рынок был в ужасном состоянии, денег же привести в порядок не было, вот городские власти и решили привлечь инвестора. По условиям приложенного к договору инвестиционного соглашения, арендатору выделялась в аренду земля, разрешалось реконструировать старые и строить новые объекты. Но все вновь построенные объекты - а должны были их возвести более чем на 300 миллионов рублей - после окончания срока аренды арендатор обязывался вернуть городу. Взамен арендатор получил более чем льготные условия аренды рынка: должен был выплачивать за использование более 4 тысяч квадратных метров уже действующих площадей всего лишь 150 тысяч рублей в год. Из расчета 100 рублей за одно торговое место. Фактически - копейки. То есть «ИнтерРосу» дали рынок и сказали: развивай его, зарабатывай, а через двадцать лет вернешь обновленным.

Муниципальная собственность, будь даже она и в долгосрочной аренде, и с инвестиционным соглашением, просто так, по объявлению, продаваться не может. Только через конкурсные процедуры. Более того, никаких решений о продаже городская дума на тот момент не принимала. Впору было заподозрить, что попытку продажи предпринял арендатор. Тем более что, как в ходе журналистского расследования выяснилось, хозяин «ИнтерРоса» в 2010 году поменялся. Структура семьи Канокова - торговый комплекс «Южный» - выкупила у Сбербанка долги группы компаний «ДримКар», куда входил и «ИнтерРос», и стала его реально контролировать, к ней же перешли права на заложенное имущество. Все это основательно запутало отношения последнего с муниципалитетом.

Еще один очень важный для понимания всей этой истории момент: «ИнтерРос» строил новые здания за счет ипотечных кредитов и до перехода к Канокову исправно погашал их. В 2010 году, еще до передачи «Южному», все объекты были уже построены. К осени 2012 года ипотека должна была быть погашена и новые объекты планировалось передать городу. Но Каноков, начав управлять рынком, просто перестал погашать долги «ИнтерРоса». Сам себе перестал платить, поскольку, еще раз повторяем, его «Южный» выкупил у банка долги. И не платил целых восемь(!) лет, искусственно создав предприятию огромный долг.

Мог «ИнтерРос» платить? Прежний его хозяин Э. Гашимов утверждает, что мог. И очень легко. Годовые прибыли рынка превышали 120 миллионов рублей. Как не трудно подсчитать, за восемь лет прибыль приближается к миллиарду рублей. И из этой космической суммы не заплатить по долгам ни копейки. Для чего, с какой целью?

Запомним этот вопрос и пойдем дальше.

Но самое главное, что выявило наше журналистское расследование в прошлом году: права собственности на вновь построенные здания Верхнего рынка каким-то чудесным образом оказались оформлены на «ИнтерРос» - арендатора, без указания какого-либо обременения. Ни в свидетельствах о собственности, ни в иных документах не было ни слова о том, что это, по сути, собственность муниципалитета.

Законное оформление как раз и открывало возможность, что называется, втихую, продать объекты. Да и вообще делало перспективу возврата рынка городу туманной.

Всю эту мутную историю мы подробно и описали в статье «Чрево Ставрополя в чреве Канокова» от 2 августа прошлого года. «Единственный путь в такой непростой ситуации - делали мы тогда вывод - оспаривание в суде законности регистрации объектов недвижимости».

...и что из этого вышло

6 февраля 2018 года, то есть всего через три с небольшим месяца, истекает срок аренды «ИнтерРосом» рынка. Так обоснован ли оптимизм Джатдоева, вернутся городу вновь построенные на рынке объекты или останутся у арендатора в полном соответствии с записями в свидетельствах о собственности?

Ответ на этот вопрос зависит от того, что предприняли за прошедшие после публикации статьи год и три месяца городские власти. И чего конкретно добились.

Кое-что предприняли. Но не добились, как это ни удивительно, пока ничего. Хотя час «ч» совсем близко.

Один несомненный плюс - объявление о продаже рынка после выхода статьи с Авито исчезло. Получается, что действительно хотели продать втихую, а когда вся история получила огласку - ретировались и затаились. И это уже хорошо.

Городские власти тогда вроде забеспокоились о судьбе рынка. Было проведено несколько совещаний, намечен план работы. Не сразу, но включили правовые механизмы. 3 марта администрация Ставрополя и городская дума обратились в Арбитражный суд Ставропольского края с исковым заявлением к ООО ТПГ «ИнтерРос», ООО «Торговый комплекс «Южный», ПАО «Сбербанк России». Третьим лицом привлечен комитет по управлению имуществом Ставрополя. По нашей информации, вполне вероятно включение в число третьих лиц группы компаний «ДримКар».

Оспаривается законность договоров залога, по которым в обеспечение кредитов закладывались вновь построенные помещения рынка, поскольку согласия на это собственник не давал. А также законность договора цессии (уступки права требования), по которому долги «ИнтерРоса» банку были проданы последним «Южному». Истцы требуют признать сделки недействительными и применить правила последствий недействительности сделок, то есть вернуть все в первоначальное состояние - на двадцать лет назад. Немаловажно с правовой точки зрения и то обстоятельство, что при регистрации «ИнтерРосом» объектов недвижимости на себя не было получено согласие арендодателя. Что незаконно.

Вообще в идеале, раз по инвестиционному соглашению все вновь построенное на рынке принадлежит арендодателю, здания должны были сначала оформляться в собственность на муниципалитет, а затем уже им передаваться на условиях аренды «ИнтерРосу». Тот же путь, который был выбран, противоречит и инвестиционному соглашению, и закону.

Самым главным доводом защиты, судя по возражениям на иск, является пропущенный срок давности. И Сбербанк, и компании Канокова утверждают, что он трехлетний и давно уже истек, поскольку касается сделок 2007, 2009 и 2010 годов. Истцы же доказывают, что предельный срок давности в их случае - десять лет, и он к моменту подачи искового заявления не истек.

По мнению понимающих юристов, попытка города оспорить законность сделок между Сбербанком и «ИнтерРосом» имеет не самые радужные перспективы. Надо, утверждают они, пытаться признавать незаконной сделку с ипотекой между «Южным» и «ИнтерРосом», поскольку были заложены уже фактически готовые здания рынка, являющиеся по инвестиционному соглашению собственностью города, без согласия городских властей.

Понятно, что дело в Арбитражном суде разворачивается очень непростое. Но почему-то очень неспешно: за семь с половиной месяцев с момента подачи иска ни разу не рассматривалось по существу. Очередное заседание назначено на середину ноября. Некуда спешить? А может, никто никуда и не спешит? Ждет, что наступит 6 февраля и все само собой рассосется?

Зашли с другой стороны

Беспокоиться об ускорении сроков рассмотрения судом иска города заставляет следующее обстоятельство. ТК «Южный» вдруг обратился в Арбитражный суд СК с иском к «ИнтерРосу» о взыскании почти 598 миллионов рублей. С требованием вернуть долги, выкупленные им у Сбербанка.

На первый взгляд, все более чем странно. По большому счету, без разницы, в какой руке Канокова находятся долги - в левой или правой. Захотел - и переложил. Или заставь переложить. Но вот зачем с помощью суда это делает? Чтобы своих юристов потренировать? Или чтобы судьи без работы не сидели?

И вот тут мы вернемся к ответу на вопрос, почему «ИнтерРос» восемь лет не платил долги. Хотя мог это легко делать.

Долги, похоже, не гасили специально. То был, как теперь ясно, только первый элемент многоходовой комбинации. Затеянной, как нам кажется, именно с целью увода огромной муниципальной собственности.

Второй ход - это именно иск «Южного» к «ИнтерРосу». Тут уже вопросов можно не задавать. Ответ, во всяком случае для автора этих строк, очевиден: придумавшему всю мудреную многоходовую комбинацию потребовалось узаконить долг одной своей структуры перед другой.

А это в свою очередь для чего?

Банкротство - легальный путь перехвата собственности

Дальше, конечно, с нашей стороны могут быть только предположения. Но не считаем лишним поделиться ими с читателями. И самое главное - с городской властью. Потому что, если они окажутся верными, пострадает прежде всего она. Ну и, разумеется, все мы, горожане.

Предположим, что «Южный» выигрывает в суде иск у «ИнтерРоса». Другое трудно и представить. Суд будет и не суд вовсе, а междусобойчик двух аффилированных структур. В таких случаях, как правило, сплошные поддавки. Решение вряд ли будет обжаловаться и вступит в законную силу уже в этом году.

То есть, иск администрации города и думы еще будет неспешно рассматриваться, а в деле переброса долга с одной каноковской структуры на другую уже поставят по форме законную точку.

А вот для чего она, эта самая точка? Вы думаете, дальше последует возврат долга?

Нет, дальше будет... заявление в суд с требованием банкротства «ИнтерРоса». Других вариантов просто нет.

Действительно, если «ИнтерРос» восемь лет не отдавал долги «Южному», то почему он отдаст их сегодня? Не для того вся эта махинаторская схема затевалась. Он отдаст «Южному» имуществом, и прежде всего теми же вновь построенными зданиями рынка, которые соглашением предусмотрены к возврату муниципалитету. И сделает это в «законных» рамках, которые никаким образом уже не оспоришь.

Именно после узаконивания долга у «Южного» появится основание обратиться в тот же Арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника. Напоминаем для непосвященных в премудрости законодательства о банкротстве: право такое возникает у кредитора при подтвержденном судом долге не менее 300 тысяч рублей. А тут - 598 миллионов, сумасшедшие деньги. Наверняка «Южный» окажется если не единственным кредитором, то кредитором, имеющим 90-95 процентов голосов. При взаимном непротивлении должника и основного кредитора первый будет признан банкротом уже через шесть месяцев после направления в суд заявления о банкротстве. Закономерный шаг - введение конкурсного производства.

А дальше все пойдет как по нотам. Судьба активов «ИнтерРоса» на Верхнем рынке, строившихся с 1998 года реально для города, окажется в руках конкурсного управляющего. Который назначается большинством голосов кредиторов - а значит, «Южным». В соответствии с законодательством конкурсный управляющий действует только в интересах кредиторов - того же «Южного».

Власти города к разделу не пригласят

И теперь самый главный вопрос: окажется ли в числе кредиторов администрация города Ставрополя? То есть, говоря просто: она будет хотя бы присутствовать при дележе этого жирного куска весом почти в шестьсот миллионов? И достанется городу хоть что-то?

Очень даже сомневаюсь. «ИнтерРос» по бухгалтерии городу ничего не должен. Инвестиционный договор? А каким образом его причудливые условия конвертировать в конкретные финансовые обязательства? Нет ответа. Во всяком случае, пока юристы такого ответа не дают.

Повторим еще и еще раз: в числе активов «ИнтерРоса» формально сегодня находятся и объекты Верхнего рынка, построенные по инвестиционному соглашению для города, но оформленные на сам «ИнтерРос». Они пойдут на удовлетворение требований кредиторов, то есть «Южному»? А почему нет? Объекты же построены за счет предприятия, стоят на его балансе.

Вы теперь поняли, читатель, как будут развиваться события дальше? Вновь построенные объекты на законных основаниях уйдут на погашение требований кредиторов, среди которых главный и чуть ли не основной - ТК «Южный». Верхний рынок на вполне законных основаниях уйдет Канокову.

Красиво обчистят город? Не то слово.

Подведем итоги. Первая попытка - украсть Верхний рынок тайно, как говорится, через окно, - не удалась. Ее разрушила гласность. Теперь предпринимается вторая, внешне «законная» попытка увести его из городской казны легально, через дверь.

Что противопоставят ей городские власти? Мы пока толком не знаем.

Но ответа ждать уже недолго. Предварительное заседание по иску «Южного» к «ИнтерРосу» назначено на сегодня, 25 октября.

Конечно, те, кто предпримет затею с банкротством «ИнтерРоса», пойдут по лезвию ножа. Человек понимающий без труда найдет здесь все признаки преднамеренного банкротства - статья 196 Уголовного кодекса РФ. И это, как ни покажется странным, единственный оптимистический момент в этой темной истории. Может быть, угроза посадки остановит комбинаторов. Поскольку под следствие в случае преднамеренного банкротства может попасть формальная хозяйка «ИнтрерРоса» М. Канокова - дочь сенатора.

Но мы, судя по всему, только в самом начале этой обещающей быть очень увлекательной истории.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (64 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.