Вы здесь

Геннадий Хайт: «НА МЕДИЦИНУ ТАК МНОГО ТРАТИТСЯ, ЧТО ОНА ОБЯЗАНА ПОСПЕВАТЬ ЗА ЗДОРОВЬЕМ!»

Геннадий Хайт: «НА МЕДИЦИНУ ТАК МНОГО ТРАТИТСЯ, ЧТО ОНА ОБЯЗАНА ПОСПЕВАТЬ ЗА ЗДОРОВЬЕМ!»
Вел интервью Александр Емцов

Ставропольский краевой клинический консультативно-диагностический центр жителям города, да и всего края, особенно представлять не надо. Мало найдется людей, которые хотя бы раз не побывали в его стенах, не прошли обследование или не получили квалифицированное лечение. Репутация у центра настолько высокая, что сюда едут люди не только из самых дальних уголков края, но и из республик Северного Кавказа.
В канун Дня медицинского работника наш собеседник - бессменный главный врач центра, почетный президент диагностической медицинской ассоциации России, доктор медицинских наук, профессор Геннадий Яковлевич Хайт.
- Геннадий Яковлевич, в начале июня диагностическому центру - я буду называть его так, как сложилось в обиходе, - исполнилось уже 22 года. Помнится, когда ваш центр в конце 80-х годов прошлого века строился и открывался, то цель провозглашалась самая скромная: постановка квалифицированного диагноза тем больным, с которыми из-за недостаточной квалификации или отсутствия оборудования не могут справиться врачи в районных лечебных учреждениях. Краевые руководители так и объясняли: это, мол, будет место, где любой житель края, независимо от должности и места проживания, сможет пройти обследование на самом современном оборудовании, получить квалифицированный диагноз и затем уже лечиться по месту жительства. Сегодня эта цель достигнута?
- Само собой разумеется. У нас консультируют специалисты высокой квалификации чуть ли не по пятидесяти специальностям и предоставляется свыше 1500 видов медицинских услуг. О масштабах роста говорит то, что когда открывали центр - было пять отделений. Сейчас - 17. У нас самая современная на Северном Кавказе, оснащенная лучшим оборудованием лаборатория. Современная профессиональная диагностика немыслима без магнитно-резонансной и компьютерной томографии, ультразвуковой техники, которая позволяет получить трехмерное изображение человеческого органа, сделать его «срезы» и понять, что происходит в организме. Так вот, в центре сейчас три компьютерных томографа и один магнитно-резонансный, достаточное количество аппаратов ультразвуковой диагностики. Диагностика на молекулярном уровне, лазерные хирургические скальпели, автоматизированная программная система - все это позволяет поставить диагноз на совершенно новый качественный уровень. А ведь правильный диагноз - это девяносто процентов успеха в лечении болезни.
Вообще, диагностика в наше время развивается удивительно высокими темпами. Если бы мы еще двадцать лет назад сказали, что скоро будем в стенах нашего центра разглядывать внутренние органы и даже каждый миллиметр мозга живого человека, не вскрывая его, никто бы не поверил. Но сегодня это реальность. Причем довольно обыденная.
Теперь наш центр не только диагностическое, но и полноценное лечебное учреждение. Достаточно сказать, что у нас есть своя хирургия, где проводятся высокотехнологичные урологические, гинекологические, ортопедические, пластические и другие операции. Есть клиника семейного врача, центр экстракорпорального оплодотворения, а также и дневной стационар. О популярности нашего центра лучше всего говорят цифры посещений: в отдельные дни они достигают 1700 человек в день! В коридорах прямо людской муравейник, но такого, чтобы человеку отказали, не бывает. Число жалоб минимальное. Заметьте, рассчитан центр на 400 посещений. Такой интенсивный оборот достигается за счет организационных моментов, высокого качества работы специалистов, использования современнейшего оборудования.
- Я слышал, что у вас есть большие планы по расширению центра...
- Мы уже начали строить филиал на Западном обходе в Ставрополе. Обойдется он ориентировочно в 350 миллионов рублей. Не меньше придется вложить и в оборудование. Средства - кредиты банков, которые потом, разумеется, придется возвращать. Значит, надо зарабатывать. Через два года планируем закончить строительную часть. Здесь будет новейшее, отвечающее всем современным задачам медицинское учреждение. При этом действующий центр остается. Планируем разделить людской поток. В старом здании будут обслуживаться жители Ставрополя. Всех же иногородних попросим в новый филиал. Только потому, что там будет удобнее для приезжих - свободнее доступ, просторнее автостоянка. Планируется организовать новые структурные подразделения, в частности, больший упор сделаем на физиотерапию, как одно из самых перспективных направлений реабилитации.
- Геннадий Яковлевич, мне очень нравится горькая шутка Русского радио про медицину, которая так быстро шагает вперед, что здоровье за ней не поспевает. Как она вам? И почему чем больше у нас медицинских достижений, современнейшего оборудования, новейших лекарств, тем больше больных? Ведь сам факт высокой востребованности вашего центра говорит о росте их числа, как и о недостаточном уровне работы первичного звена здравоохранения - городских и районных поликлиник, больниц...
- Общественное мнение так и норовит свалить на медиков вину за все неблагополучия. За то, что люди ведут нездоровый образ жизни, не то едят, не то пьют, культивируют вредные привычки вроде курения или даже наркотиков, не занимаются спортом, загоняют себя в стрессы... Одним словом, сами себя сознательно губят, а валят на врачей. Это не совсем честно. Медики могут взять на себя лишь часть вины за нездоровое общество. Хотя сама тенденция - чем больше медицинских достижений, тем больше больных, в шутке подмечена верно. Нам остается только бороться с ней. И оптимистично отвечать чем-то вроде: «На медицину так много тратится, что она обязана поспевать за здоровьем!» Ну а что касается первичного звена, то еще бытующее недовольство его работой не вина районных и городских коллективов, а, скорее, беда.
- Укрепление первичного звена здравоохранения - это целый раздел в федеральной программе «Здоровье». В ее рамках, как вы хорошо знаете, выделяются немалые деньги, строятся специализированные лечебные учреждения, проводится капитальный ремонт действующих, закупается дорогостоящее оборудование. В прошлом году в крае освоено несколько миллиардов выделенных Москвой рублей, на этот год нам дают на модернизацию отрасли, страшно сказать, девять миллиардов! В то же время, положа руку на сердце, мало кто из нас может сказать, что медицинское обслуживание значительно улучшилось. Как по-вашему, Геннадий Яковлевич, не сразу сказывается эффект, или не совсем туда идем? Я исхожу из того, что у вас за плечами огромный опыт, профессиональные знания, и вы имеете полное моральное право дать свою оценку.
- И программы, и модернизация - все это, безусловно, хорошо. Хотя бы потому, что миллиарды лучше, чем их отсутствие. И что они помогут закрыть те дыры, которые образовались в здравоохранении за предшествующие десятилетия невнимания к нему. Но вот вопрос: что будем делать, когда съедим миллиарды? Ждать новых? Развиваться от одной федеральной программы к другой - это неестественный, порождающий иждивенчество путь. Любая система - а здравоохранение это и есть система, - должна иметь ресурс саморазвития. И если мы умные люди, то должны использовать упавшие сверху большие деньги. В том числе и для того, чтобы этот мотор саморазвития запустить.
- Что вы имеете в виду?
- Да все то же: улучшение работы первичного звена здравоохранения - поликлиник, больниц, диагностических центров - за счет создания таких условий работы, чтобы их доходы хотя бы закрывали расходы. В идеале же обеспечивалось получение прибыли, на которую бы больница или, там, лечебный центр развивались. Проводили ремонт, закупали оборудование, то есть на свои кровные делали то, что сейчас делают за деньги из центра в рамках программ. И это не фантазии, это практика нашего трудового коллектива - жить и развиваться на заработанное.
Прошу не путать гарантированное Конституцией бесплатное медицинское обслуживание отдельного гражданина и платную медицину. Человек не должен платить за услуги, оказываемые по так называемому стандарту медицинской помощи. Но лечебное учреждение должно получать деньги за его лечение в достаточном количестве - или из фонда обязательного медицинского страхования, или из бюджета города или края. Тогда оно будет жизнеспособно. Сегодня в основной своей массе наши больницы и центры обеспечены такой оплатой ровно наполовину. Отсюда и невозможность саморазвития, потому некоторые и живут от программы до программы.
На практике сейчас все выглядит так. 5 из 18 статей затрат той же районной больницы оплачивает фонд обязательного медицинского страхования, на большее у него не хватает. Остальные 15 статей - на плечах бюджета края или города. Надо ли говорить, что в бюджете денег всегда недостает, и они не перечисляются. Я уже не раз высказывался в печати за введение подушевого норматива оплаты медицинского обслуживания. Чтобы деньги выделялись на конкретного пациента, а не на финансирование отдельных статей расходов медицинского учреждения.
- Так, как сделано в школах, где средства выделяются на конкретного школьника? Там чем больше обучается детей, тем лучше материальное обеспечение учебного заведения. Но имейте в виду, Геннадий Яковлевич, что критиков такого подхода тоже хватает. Он обрекает школы с малым числом учеников, особенно сельские, на закрытие...
- Будто бы сегодняшний подход в здравоохранении не обрек на закрытие сельские больницы! Да их же десятками преобразовали или в филиалы районных, или в фельдшерско-акушерские пункты. И только потому, что безденежье. Мало по этому поводу жалоб?
У любой идеи есть недостатки. Но их же можно и нивелировать. В частности, тем, что платить за результат работы медиков, а не за койко-дни, как сейчас. Ведь у нас как? Больной лег в стационар на операцию, и каждый день за него капает из фонда медицинского страхования 1200 рублей. И в день операции, когда вся бригада хирургов, что называется, стоит на ушах, и когда расходуются материалы, антибиотики, физрастворы, и через пять дней, когда уже расходы на него минимальные. Получается, чем больше держу больного в больнице, тем больше заработаю. Сделайте оплату за операционный день максимальной, а затем - по убывающей! Сразу откроется возможность значительно увеличить оборот койко-места. Больнице при такой организации дела было бы невыгодно долго держать человека в палате. Она была бы заинтересована, чтобы и операция прошла без осложнений, и уход за больным велся надлежащий.
В нашем центре в хирургическом стационаре, где проводятся оперативные эндоскопические вмешательства, человек находится не более трех суток. Широко известен и наш терапевтический дневной стационар. Тут вообще койка используется несколько раз в день. Пришел человек, сделали ему капельницу или, там, инъекции, полежал и домой. За ним - следующий. Эффективно и удобно людям. От страждущих отбоя нет. Интересно? Приходите, перенимайте опыт.
Или вот еще пример. Житель станицы Курской встал в четыре утра, четыре часа ехал и с восьми у нас, на приеме у врача. Тот направляет на анализы, их тут же делают. На часах еще полдень, казалось бы, можно поставить диагноз. Но по какой-то там инструкции в один день и анализы, и диагноз невозможны. Иначе страховая компания не оплатит. Приходится человеку оставаться в городе и снимать гостиницу, на что тратить деньги, или возвращаться чуть ли не четыреста километров домой, чтобы завтра заново проделать такой же путь. Учтите, это больной человек. Будет ли после этого он доволен такой медициной, пусть даже его обследовали врачи высшей квалификации на новейшем оборудовании?
- Вы, Геннадий Яковлевич, вопрос об изменении инструкции перед минздравом, конечно, ставили, но безрезультатно?
- Угадали. Но я рассказываю это только для того, чтобы показать: дело не только в деньгах. Многое и очень многое можно и нужно делать за счет новых управленческих, организационных решений. И исходить, прежде всего, из интересов больного.
- С профессиональным праздником вас и ваш коллектив.
- Спасибо.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет