Вы здесь

ИГРА В КОШКИ- МЫШКИ

Чудеса экспертизы

В статье «Нажива на обманутых дольщиках» за 4 декабря 2015 года мы уже рассказывали о бедах Ставропольского ЖСК «Восток». Оно заключило с ООО «ПМК «Русская» договор о достройке многоэтажного жилого дома по улице Мира, 285, в Ставрополе. Здание оставила дольщикам после банкротства печально известная у нас компания «Алеф». Вот они и создали кооператив, чтобы самостоятельно завершить стройку.

Но к моменту окончания объекта, как это порой случается, вылезли и недоделки, не были выполнены антисейсмические, противопожарные мероприятия, предусмотренные проектом. И приписки, очень большие - на 42 миллиона рублей. Подрядчик устранять недоделанное отказался. Более того, получив оплату, в том числе и за приписки, решил забрать еще пять квартир. Пошел в суд. Так и началось: строители инициировали арбитражные процессы, кооператив - уголовные, поскольку считал, что их мошенническим образом хотят ограбить.

На каком-то этапе арбитражный суд назначает строительно-техническую экспертизу. И поручает ее НП «НЭКС». Оно выдает заключение, согласно которому оказывается, что не строители должны ЖСК, а кооператив - им. И даже значительно больше, чем те требовали. Сами строители оценили свою работу по актам КС-2 в сумму 219 миллионов рублей. Но эксперты с какого-то перепуга насчитали выполненных работ на 271 миллион. Причем, в заключении экспертов указано даже то, чего не было в проекте и не выполнялось строителями. Например, «мертвыми душами» прошли 387 балконных дверей (при том, что в доме всего 101 квартира, и балконов нет), почти километр плинтусов в подвале, которых также не было в проекте и нет фактически, почти два километра кабеля, якобы уложенного на расстоянии 50 метров, два трансформатора по 630 киловатт, которых нет и подрядчик их не устанавливал.

В деле были другие доказательства, в том числе два экспертных заключения, одно из которых проводилось государственным экспертным учреждением в рамках возбужденного в отношении подрядчика уголовного дела. Однако, игнорируя все эти доказательства, арбитражный суд почему-то принял как безусловное доказательство только заключение НП «НЭКС». Тот самый случай, когда выгодные ему доказательства суд принимает во внимания, а те, которые не вписываются в нужное решение, отвергаются фактически без рассмотрения.

Суд в итоге удовлетворил не только первоначальные требования строителей, но и взыскал с ЖСК почти на сто миллионов больше, чем они первоначально просили.

Обманутые дольщики, возмущенные такой «экспертизой», обращаются с заявлением в следственный комитет.

Следователи проводят осмотр дома, опрашивают генерального проектировщика, генерального конструктора, председателя ТСЖ дома, других свидетелей. Назначаются две государственные строительно-технические экспертизы в ФБУ «Северо-Кавказский региональный центр судебной экспертизы». В результате устанавливается несоответствие сведений, указанных в экспертном заключении НП «НЭКС», фактическим обстоятельствам.

То есть всеми полученными доказательствами, в том числе и материалами государственных экспертиз, еще на стадии доследственной проверки устанавливается ложность экспертизы НП «НЭКС».

В любом заключении такого рода эксперт расписывается в том, что он предупрежден об уголовной ответственности за ложность сведений. Есть такая расписка и в заключении НП «НЭКС». Ну а раз государственная экспертиза установила ложность сведений некоммерческой, у следствия появилось основание для возбуждения уголовного дела в отношении троих экспертов НП «НЕКС» по п. 1 ст. 307 УК РФ (Предоставление в суд заведомо ложного экспертного заключения). Что оно и сделало 29 июля 2015 года.

Шанс на спасение

Подрядчик, хорошо понимая, что в случае вынесения приговора экспертам все его усилия по отъему собственности ЖСК «Восток» пойдут прахом, и более того, он попадет под уголовное наказание, предпринимает нетривиальный ход. Единственным спасением для него становится признание судом незаконным постановления о возбуждении уголовного дела в отношении экспертов.

Однако сам подрядчик остается в тени, на первый план борьбы выходят уже эксперты. Они обжалуют постановление в Промышленном районном суде Ставрополя.

Судья Т. Журавлева принимает заявление, проводит несколько заседаний, хотя обычно такие дела рассматриваются судом, что называется, в один присест. Похоже, просто тянет время. 12 октября прошлого года она признает представителя ЖСК заинтересованным лицом. И это логично, кто лучше него знает ситуацию на спорном объекте. Назначает очередное заседание на 15 число.

Дальше вообще начинаются чудеса. Представитель ЖСК со следующего дня ежедневно, как на работу ходит в суд и пытается узнать, чем же оно закончилось, и есть ли постановление. Секретарь судьи и сама судья вежливо отвечают, что постановление еще не вынесено. В «кошки-мышки» с ним играют до 23 октября. В этот день он узнает от следователя, что постановление судьей, наконец, вынесено. Но ни ему, ни прокурору, ни следователю в пятидневный срок, предусмотренный УПК, постановление судья не отправляет. При попытке получить документ на руки судья сообщает, что оно не готово. Прокуратуре удалось получить постановление только 3 ноября. Причем, для этого ее представителю пришлось лично ехать к судье.

Каково же было их удивление, когда они увидели, что датировано постановление 19 октября! То есть судья лишила стороны возможности не только внести замечания на протокол, на что дается всего 5 дней, но и усложнила возможность обжалования. Здесь срок - всего 10 дней, то есть он истек уже в момент получения постановления, и теперь его придется восстанавливать!

Читает представитель кооператива протокол судебного заседания, и еще больше удивляется. Если верить этому документу, Журавлева, уйдя в совещательную комнату 15 октября 2015 года, вышла из нее, зачитала постановление и закрыла заседание в 17 часов 15 минут 19 октября.

У человека, более-менее представляющего судебное производство, может возникнуть вопрос. Рассматривается простая жалоба на следователя, но на вынесение решения по ней судья на целых четыре дня удаляется в совещательную комнату. По какой такой причине? Решение так трудно далось, или она чего-то ждала? Чего? Ответ на эти вопросы каждый даст в меру своей испорченности, или представления о нашем правосудии.

Из простого интереса представитель ЖСК решил посмотреть на сайте суда, чем же занималась в это время судья Журавлева. К большому удивлению узнает, что находясь в совещательной комнате по делу экспертов, судья умудрилась провести еще два судебных заседания 19 октября в 10-30 и в 11-54 с вынесением решения (по административным делам № №12-820\2015 и 5-5901\2015). Таким образом, она грубо нарушила тайну совещательной комнаты. Что, кстати, является безусловным основанием для отмены вынесенного ею постановления.

Гляжу и в упор не вижу

Но давайте вчитаемся в текст самого постановления Журавлевой об отмене постановления следователя.

При рассмотрении такого рода заявлений суд, по сути, должен определить всего лишь два обстоятельства. Первое, был ли повод для возбуждения уголовного дела, и второе - есть ли основание для его возбуждения. Заявление удовлетворяется только в том случае, если судом устанавливается отсутствие одного из этих обстоятельств. Когда или повода нет, или основания. В данном случае, повод - это заявление председателя ЖСК. Оно есть в деле. Основания - данные, полученные в ходе доследственной проверки, о которых уже сказано выше. Государственной экспертизой подтверждено, что заключение экспертов НП «НЭКС» - ложное. Это же подтверждено показаниями свидетелей. То есть и повод, и основание налицо. Так почему же постановление о возбуждении уголовного дела отменяется?

Журавлева, наверное, понимая, что при наличии обстоятельств, установленных следователем в рамках проверки, удовлетворить жалобу экспертов невозможно, вообще исключает их из рассмотрения. Для чего ссылается на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 1 апреля 2015 года. При этом будто не видит другого документа - более позднего постановления от 23 апреля, которым первое признается необоснованным и отменяется. А значит, суд вообще не имел права его рассматривать. То есть, как и в арбитражном процессе повторилась ситуация, когда суд видит то, что ему выгодно для принятия нужного решения, и не замечает то, что может этому помешать.

Далее судья ссылается на то, что с момента постановления от 1 апреля никаких новых данных о наличии признаков преступления следствием не представлено. И опять Журавлева то ли не увидела, то ли забыла, что 27 мая следователем была назначена, а 3 июня 2015 года государственными экспертами проведена экспертиза, категорически подтвердившая ложный характер представленного в арбитражный суд заключения НП «НЭКС». И опять же, как тут не сказать, что если бы судья его учла, то не смогла бы удовлетворить жалобу экспертов.

Но Журавлева пошла еще дальше. Мало того, что не учла документы следствия, которые явно мешали ей, она умудрилась увидеть то, чего нет в природе. Так, в своем постановлении она указывает: «Судом установлено, что с момента возбуждения уголовного дела до момента рассмотрения жалобы правоохранительными органами неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела». Интересно, как можно увидеть то, чего не было в наличии. Учитывая, что с момента возбуждения уголовного дела и до момента рассмотрения ни одного постановления об отказе правоохранительными органами не выносилось.

Не допустить к апелляции?

Дальше начинаются вообще чудеса правосудия. Представитель ЖСК подает Журавлевой апелляционную жалобу, полностью соответствующую требованиям УПК. Та возвращает. Еще раз - тот же результат. И только третью жалобу судья приняла. Вода, конечно, и камень точит. Но почему в камень превращается судья?

Прокуратура в свою очередь 13 ноября подает апелляционное представление и заявление о восстановлении процессуальных сроков. Журавлева его просто не рассматривает. Неделю, другую... Потребовалось обращение к председателю краевого суда Е. Кузину, чтобы она, наконец, пошевелилась. Приняла заявление к рассмотрению, назначила заседание и... ушла в отпуск. То есть сделала все, чтобы и дальше затянуть рассмотрение апелляции.

Представитель ЖСК идет на прием к председателю Промышленного суда О. Шетогубовой. Заявление передают другому судье - С. Санееву. Тот без всякой волокиты восстанавливает процессуальные сроки.

Подведем невеселый итог

Когда процессуальных нарушений такая уйма, тем более в простейшем деле, то поневоле задумаешься. Одно, в крайнем случае, два нарушения могут произойти случайно или по недостаточной грамотности суда, если судья без опыта. Но когда нарушение на нарушении, и многие трудно объяснимые, а судья вполне квалифицированный и работает не один год, то поневоле закрадывается мысль о намеренных действиях. Почему и в интересах кого?

Может быть, все это заинтересует квалификационную коллегию судей?

Рассмотрение апелляционного представления прокуратуры на постановление судьи Журавлевой назначено в краевом суде на 2 февраля.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
14 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.