Вы здесь

БУЛЬДОЗЕРАМИ ПО КУРГАНУ

Вот любопытно, читатель, что в жизни не только одного человека, а всего государства в целом важнее: культурное наследие или экономическая составляющая? Казалось бы, с одной стороны, у нас есть негласное право культуры не позволять трогать археологические памятники людям, не обладающим специальными знаниями. Но вместе с тем есть и юридическое право застройщика копать на своем участке земли, там, где хочется, особенно, если при этом возводится градообразующее предприятие, предоставляющее новые рабочие места, платящее налоги в муниципальный бюджет и соответствующее новомодному нынче тренду местного импортозамещения. Между тем, развернувшиеся на прошлой неделе баталии вокруг одного из крупнейших объектов археологического наследия Ставрополья - курганного могильника «Бургун-Манджары-8» на наглядном примере показывают, что бывает, когда материальное вступает в спор с духовным.

Но для начала небольшой экскурс в историю о том, что же представляет собой памятник в Левокумском районе, оказавшийся волею бизнеса под угрозой разрушения.

Маджары - золотоордынский город в XIII-XVI веках на Северном Кавказе - находился на месте современного города Буденновска и был центром пересечения торговых путей из Закавказья в Северное Причерноморье и Поволжье. Многие специалисты с затаенной грустью говорят о том, что на подобных территориях в других регионах, например, в Астраханской области и в Поволжье счет раскопок идет на тысячи, в Маджарах же с начала двадцатого века их было всего ... десять. Да и объемы исследований заставляют желать большего. Так, во время последних работ, проводившихся два года назад, археологи обосновались на площади в сто квадратных метров, когда все маджарское городище составляет более ста гектаров! Казалось бы, капля в море, но тем примечательнее факт, что и данная толика принесла массу удивительных находок и поводов для раздумий историкам. К примеру, во время проведения раскопок было обнаружено захоронение воина, при котором находилось оружие - колчан со стрелами, шпоры и меч, в то время как монголо-татары были вооружены в основном саблями. Хотя, как убежден директор краеведческого музея села Прасковея Юрий Обухов, «ордынцы ими не пользовались, это была часть воинского облачения, характерная для рыцарской культуры средневековья».

Как он попал в эти края? - недоумевали эксперты, услышав о находке, и выдвигали все новые теории, за которыми с неподдельным интересом следили, приобщаясь к культуре и богатой истории своей малой родины, и простые обыватели.

- Золотая Орда в пору своих успешных продвижений-завоеваний не раз мечтала о Европе, но для таких дальних походов нужны были проводники из тех мест, которых либо привлекали на службу доб-ром, либо захватывали. Возможно, один из таких рыцарей оказался в Маджарах, - говорили одни.

- А, возможно, в найденном погребении - один из гостей пышного ханского двора, встретивший смерть на чужбине, - парировали другие.

- Или это представитель местной знати, вооруженный на иноземный манер, - вносили свою лепту в клубок сомнений четвертые.

- Коллеги, а может, оружие и шпоры были попросту украдены? - вопрошали пятые.

Словом, догадок - масса, и пролить свет на преданья старины глубокой или навести еще больше туману могут только дальнейшие поисково-исследовательские работы. Ведь по Прикумью в былые времена прошли половцы, гунны, сарматы, золотоордынцы. Есть версии, что похозяйничали здесь и скифы.

- Прикумская земля таит в себе еще много сюрпризов, - мечтательно вздыхали романтики. И пока историки вместе с археологами, затаив дыхание, ждали дальнейшего финансирования, под боком разыгрывалась другая драма. Не с исторической, а финансовой составляющей.

Восьмого октября 2015 года на Российской агропромышленной выставке «Золотая осень» в Москве было подписано соглашение между правительством региона и ООО Агрокомплекс «Восточный» о строительстве в Левокумском районе круглогодичного тепличного комплекса, площадью 22,7 га. Причем место для данного объекта было выбрано застройщиком так, что в земельный надел вошла и часть курганного могильника.

- Свои овощи, это, конечно, хорошо. Но, как это, выращивать огурцы на историческом памятнике? - недоумевали археологи. - И куда смотрели власти? Подобные решения не в вакууме принимаются, а согласно ст. 12 Градостроительного Кодекса РФ, все археологические памятники при их выявлении ставятся на учет и должны быть сохранены, а при невозможности сохранения исследованы специалистами. Любые строительные и земляные работы необходимо согласовывать с государственными органами охраны памятников. Неужели, краевые чиновники не учли эту «охранную грамоту», выданную государством нашему историческому наследию?

Оказалось, все учтено.

- О том, что на территории расположен объект археологического наследия, владелец участка - ООО Агрокомплекс «Восточный» - был оповещен задолго до начала стройки. Управление Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия согласовало выделение земельного участка с условием включения в проектную документацию раздела об обеспечении сохранности указанного объекта или плана проведения здесь спасательных археологических полевых работ, - держали ответ чиновники.

Да и согласно приказу Министерства культуры РФ от 9 декабря 2018 года, главному специалисту ООО «Археолог» Рудницкому Роману Романовичу было выдано разрешение на проведение археологических раскопок на территории курганов № 1 - № 23 в составе выявленного объекта археологического наследия «Курганный могильник Бургун Маджары-8» в зоне размещения тепличного комплекса ООО «Агрокомплекс «Восточный» в Левокумском районе Ставропольского края со сроком действия до 2 декабря 2016 г.

Словом, поводов для паники нет, когда есть заказчик и есть компания-подрядчик, которая предварительно проведет раскопки, предоставит в Управление Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия отчет о проделанной работе, и пока мы его не согласуем, НИКТО и НИЧЕГО на кургане делать не будет, уверяли власти активистов.

Вот только, чем больше последние убеждали, что кургану ничего не угрожает, тем тревожнее становилось на сердце у историков. И, положа руку на сердце, их можно понять. Начнем с того, что археологические раскопки - это вскрытие пласта земли с целью произвести исследование памятников бывших мест поселений. Поскольку данный процесс ведет к частичному разрушению культурного слоя грунта, то в отличие от лабораторных экспериментов, повторное осуществление археологических раскопок места не представляется возможным. Поэтому, когда археологическая компания подает в государственные органы заявку на проведение подобного рода работ и получение открытого листа, в нем черным по белому прописано, что «правом на получение и руководство полевыми археологическими работами обладают исследователи, имеющие специальную подготовку, владеющие современными методами ведения раскопок и разведок, и фиксации их итогов в форме Научного отчета».

Ничуть не умаляя достоинств ООО «Археолог», все-таки как-то сомнительно, что компания, существующая на археологическом рынке чуть больше года и с уставным капиталом в десять тысяч рублей, потянет такой объем работ. Как с научной точки зрения, так и с финансовой стороны вопроса. Ведь провести раскопки, это не просто выйти в чистое поле с лопатой, вырыть ямку глубиной в метр и написать бумажку, дескать, ничего примечательного не обнаружено, сплошная глина. Здесь нужна специализированная техника, оборудование, финансовые средства на оплату труда тех же наемных работников. А с десятью тысячами рублей максимум, что можно себе позволить, это арендовать лестницу от пожарной машины, дабы с высоты птичьего полета посмотреть на фронт работ.

Хотя... Есть вариант, что поскольку земля все-таки находится в государственной собственности и найденные в ходе работ ценные экспонаты по праву отойдут государству, то весьма логично предположить, что уполномоченные государственные органы или организации могут на правах того же частно-государственного партнерства внести и свою финансовую лепту в будущие расходы, как в виде финансовых вложений, так и ослаблении налогового бремени, предоставление льготных субсидий и т.д. Но, когда краевой бюджет в явном дефиците и есть траты намного важнее, та же социалка, как-то сильно сомневаюсь я в подобном расточительстве.

Сомневались и активисты, обивая пороги чиновничьих кабинетов и уповая на то, что охранные археологические раскопки - весьма дорогое мероприятие и из-за раскопок сильно затягиваются сроки - строители по закону смогут прийти на участок лишь после того, как его освободят археологи. А раскопки могут затянуться и по времени.

- Как бы соображения банальной выгоды не оказались сильнее, чем доводы о значении памятника прошлого. Ведь за уничтожение объекта культурного наследия полагается лишь небольшой штраф, который заметно меньше стоимости охранных раскопок и, зачастую, застройщику оказывается выгоднее попросту снести археологический памятник землеройной техникой и заплатить этот штраф, чем оплатить раскопки и дожидаться их окончания, - вздыхали они.

И, что называется, будто в воду глядели. Обещания застройщика так и остались на бумаге: ибо вместо археологов и историков, на участок заехали тракторы и бульдозеры. При этом особых признаков того, что сюда когда-либо «ступала нога археолога», не видно и по сей день. Да и когда бы это произошло? Если открытый лист, повторюсь, был выдан в начале декабря 2015 года. Сейчас март 2016. Прошло всего три месяца. Не зимой же Рудницкий Роман Романович землю рыл? Да и если даже предположить, что все-таки рыл, а потом систематизировал полученные знания в виде графиков, таблиц и земельных проб, и полный отчет послал на утверждение чиновникам... Наверное, нужно родиться не в России, чтобы полученные документы быстро проверили и выдали добро на продолжение работ.

Да, и звонок редакции «Ведомостей» в Управление Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия с одним единственным вопросом, поступал ли такой отчет чиновникам, и как они относятся к тому, что памятник, вроде как находящийся под их защитой, оказался под угрозой, так и остался без ответа. Пиная корреспондента из одного кабинета в другой, дескать, не наша компетенция, не уполномочены отвечать на такие вопросы, перезвоните через пять минут, в итоге чиновники потребовали письменный запрос, мол, тогда все и расскажем. Что ж, тогда прошу считать данный материал тем самым запросом.

А между тем, пока одни власти молчали, то ли не зная о проблеме, то ли не замечая ее, всерьез озаботились происходящим и специалисты Управления археологических и научно-исследовательских работ ГУП СК «Ставкрайимущество», неоднократно призывавшие собственника данного земельного участка приостановить строительные работы до проведения археологических раскопок. Однако у бизнеса свои правила, именуемые «неустойка», «потеря выгоды», «арендная плата» и просто «контрактные обязательства», согласно которым проект тепличного комплекса нужно реализовать до конца 2017 года. Словом, какая остановка, когда сроки поджимают?

Поэтому не удивительно, что и в последний свой выезд на объект в Левокумский и Нефтекумский районы в конце февраля сотрудники УАиНИР «ГУП СК «Ставкрайимущество» в очередной раз зафиксировали проведение работ на землеотводе, в том числе в границах объекта археологического наследия «Бургун-Манджары-8». Здесь же археологи обнаружили человеческие останки и фрагменты керамики, очевидно поднятые на поверхность земли строительной техникой. А вместе с ним под «Дамоклов меч» владельца земельного участка и ковши экскаваторов попали еще два объекта, обладающие признаками археологического наследия, - второй курганный могильник и древнее поселение.

Не желая мириться с подобным беззаконием и пытаясь спасти хоть что-то, руководство ГУПа письменно уведомило о выявленном факте Управление Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия. Реакция последовала оперативно: руководству ООО Агрокомплекс «Восточный» было выдано предписание незамедлительно остановить работы до предоставления в Управление раздела об обеспечении сохранности памятника археологии, прошедшего историко-культурную экспертизу. Но...

Несмотря на это, работы со стороны фирмы-подрядчика продолжаются вплоть до сегодняшнего дня. Не останавливают застройщика ни человеческие просьбы, не официальные предписания. Почему? Не понятно. То ли он за эти месяцы так и не удосужился прочитать законы, то ли кто-то гарантировал ему защиту от правоохранительной и судебной системы России. Или просто потенциальная экономическая выгода настолько глаза застилает, что становится сильнее Закона. Ох, не знаю...

Как и не знаю того, сколько еще предметов глубокой старины будет утеряно, пока идут правовые споры между бизнесом и историей. Уважение к минувшему Пушкин назвал главной чертой, отделяющей цивилизованность от дикости. Судя по всему, до цивилизованности нам еще очень далеко.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.