Вы здесь

ТИШЕ ЕДЕШЬ - ДАЛЬШЕ БУДЕШЬ. ОТ ТОГО МЕСТА, КУДА ЕДЕШЬ

Незаконное затягивание дела судьей Е. Даниловой уводит его все дальше от справедливого рассмотрения. А значит - от истины.

Супруги В. Анисимова и М. Дадаханов, прожив вместе четыре года, развелись еще в 2012 году. Тогда имущество особо не делили, как говорится, разошлись полюбовно. Да особо и нечего было делить. Но спустя три года после развода Анисимова вдруг узнает, что еще в марте 2011 года, то есть в период брака, ее бывший муженек втайне от нее стал участником ООО «Межрегиональная консалтинговая группа». С долей 50 процентов, то есть он - наполовину хозяин предприятия. Скрыл он это и при разводе.

Супруги, вообще-то, оба юристы, и прекрасно знают, что нажитое совместно имущество - а доли в учредительном капитале таковым являются, это совместная собственность и делится при разводе пополам. Получается, что Дадаханов скрыл свою долю в предприятии сознательно. Попытка договориться полюбовно ни к чему не привела.

Сроки давности по такого рода гражданским делам - три года. Но исчисляются они с момента, когда истцу стало известно об утаенном имуществе. Так рождается исковое заявление Анисимовой о разделе совместно нажитого имущества - доли номинальной стоимостью 5000 рублей в ООО «Межрегиональная консалтинговая группа». В январе этого года дело взяла в производство судья Ленинского районного суда Е. Данилова.

Это гражданское дело, по мнению знающих юристов, простейшее. Законодательство в данной сфере права давно устоявшееся, наработана обширная судебная практика. Пленум Верховного Суда РФ еще в 1998 году в своем Постановлении четко сказал: «Общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем из супругов внесены денежные средства. К имуществу, нажитому супругами во время брака, относятся доходы от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации».

Суду в данном случае надо было лишь убедиться, действительно ли Дадаханов имеет 50-процентную долю в уставном капитале предприятия, действительно ли она приобретена в период брака, какие доходы получены на эту долю и разделить все это пополам.

Все возражения Дадаханова в отзыве на иск свелись к тому, что он приобрел спорную долю безвозмездно. Весь уставный фонд вроде оплатил другой учредитель. Что юридически не является основанием для непризнания за ним доли. Наоборот, она подтверждена уставом предприятия и выпиской из ЭГРЮЛ. Второй аргумент - деятельности особой, по утверждению Дадаханова и второго учредителя, привлеченного в качестве третьего лица, общество не вело, прибыли не получало. Так что делить нечего. Однако ни бухгалтерских отчетов, ни документов из налоговой инспекции, подтверждающих этот факт, эти господа не представили.

В общем, тот самый случай, когда ответчику особо крыть нечем. Вроде и возражает, но больше наводит тень на плетень. Но странное дело, активную позицию по защите интересов ответчика заняла... сама судья Данилова! Во всяком случае, такое впечатление сложилось у истца. И эта активность свелась... к полнейшей и неприкрытой пассивности судьи! Простейший, в общем-то, иск Данилова рассматривает вот уже восемь(!) месяцев. Нарушив все процессуальные сроки, ведь на рассмотрение дела в суде Гражданским процессуальным кодексом отводится два месяца, максимальный срок - четыре месяца. Не ответчик, а Данилова сама по своей инициативе без конца, без всяких серьезных поводов откладывает и откладывает рассмотрение дела. То ей необходимо время на истребование доказательств, то - на изучение доказательств... Более того, сделала все, чтобы само дело еще больше усложнилось, если не зашло в тупик.

В чем это выразилось? В день подачи иска Анисимова подала и заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета отчуждения доли. То есть, чтобы Дадаханов продать ее не смог. Аргументы привела обоснованные. Ведь сокрытие бывшим супругом совместно нажитого имущества и доходов от него говорит о его недобросовестности. Нет гарантий, что он эту свою недобросовестность проявит вновь.

По закону заявление о наложении обеспечительных мер должно рассматриваться судом в течение суток со дня подачи. Но самое поразительное, что обеспечительные меры так и не были наложены. Нет, судья не отказала. Она просто... так до сих пор и не рассмотрела заявление! Чем опять же грубо нарушила процессуальные нормы.

Итог последовал ожидаемый. Дадаханов, по-видимому, понимая, что перспективы выиграть дело у него нет никакой, продает свою долю. То есть наглядно подтверждает ту самую свою недобросовестность, в которой его подозревала бывшая супруга. Третьему лицу продает долю - некоему М. Чухаенко. Похоже - подставная фигура. И добросовестный приобретатель, отобрать долю у которого и разделить ее будет теперь намного сложнее. И как теперь истцу не заподозрить судью в соучастии в этой сомнительной операции? Тем, что не наложила обеспечительных мер? Вы, читатель, после этого верите, что деятельности никакой предприятие не ведет? Иначе, зачем бы за долю в его уставном капитале держались, как за нечто особо ценное, пускались во все тяжкие с ее перепродажей?

Анисимовой приходится обращаться в суд с новым иском - о признании договора купли-продажи доли в уставном капитале общества недействительным. Подает и заявление об обеспечительных мерах - наложении ареста на долю теперь уже Чухаенко в ООО «Межрегиональная консалтинговая группа» и запрета налоговой инспекции вносить изменения в сведения ЕГРЮЛ об участниках общества.

Дело принимает другая судья Ленинского суда Т. Никитенко. Рассматривает и заявление о принятии обеспечительных мер, незамедлительно удовлетворяет его полностью. Показывая при этом, как должен действовать судья, если он действительно судит, а не подыгрывает одной из сторон. Теперь Чухаенко уже не сможет перепродать долю в уставном капитале дальше. Во всяком случае - до окончания рассмотрения дела.

Поскольку оба эти гражданских дела, по сути, об одном и том же, они по заявлению истца объединяются в одно производство. Рассмотрение по существу назначается на 7 сентября. Рассматривает объединенное дело все та же Данилова.

Если она один иск рассматривает уже восемь месяцев, то сколько же уйдет у нее на два иска? Тем более, что теперь простейшее вначале дело усложнено третьей стороной - новым владельцем доли?

Вот уж поистине: тише едешь - дальше будешь. От того места, куда едешь. В данном случае - от истины.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.