Вы здесь

ТУМАКИ ДЛЯ ФЕРМЕРОВ

Вторая половина весны для ставропольских аграриев - время непростое. Битва за будущий урожай не прекращается ни на минуту. К тому же приплод скота нуждается в особой заботе. С утра до позднего вечера трудятся они в полях и на фермах. И в этом нет ничего удивительного, ведь именно перед российскими сельхозпроизводителями поставлена задача по импортозамещению. Причем касается она не только крупных сельхозпредприятий, но и КФХ.

Посмотреть, как обстоят дела в фермерских хозяйствах на местах, мы отправились в Предгорный район. Почему туда? Потому что здешние труженики в свое время славились успехами не только в растениеводстве, но и высокими показателями в животноводстве. Испокон веков сытые отары паслись по всем склонам здешних мест. Сама природа как бы говорила людям: «Води стада от водопоя к водопою, и сам будешь всегда сыт и в почете».

Уже подъезжая к Кисловодску, мы с тревогой стали замечать отсутствие овец на полях. Может быть, их просто не видно с трассы? Вот впереди показался видавший виды автомобиль «Жигули». А рядом разговаривали двое мужчин, одетых в рабочую одежду. Подъехали. Когда те узнали про цель нашего визита - рассказать своим читателям о процветании местных фермерских хозяйств, то не сдержали смеха. Выяснилось, что один из них как раз местный фермер - Павел Карагезов.

«Ну, что же, - сказал он, - поехали ко мне в хозяйство, там сами и посмотрите, как у нас процветает отрасль».

Добравшись до места у нас состоялся совсем уж не веселый разговор. Его путь в КФХ начался с того момента, когда в 1998 году развалилось птицеводческое хозяйство, где он трудился. Тогда оно не могло даже рассчитаться со своими работниками поэтому предложило им взять в качестве оплаты часть своего имущества. Павел подумал да и взял небольшую постройку у своего бывшего работодателя в счет многомесячной задолженности по заработной плате и клочок земли к ней в придачу. Много раз впоследствии пожалел он о том своем решении.

А тогда Павел мечтал наладить свое собственное хозяйство, честно работать, платить налоги и разводить овец. А их он приобрел 100 голов, предварительно взяв в банке кредит. Помимо этого он купил и молодых телочек. В помощники к себе взял супругу и сына. Через несколько лет общими усилиями его поголовье мелкого скота возросло в три раза, подросли коровы. Вот здесь он столкнулся с первой проблемой. Оказалось, что ему некуда сдавать молоко. Местный молочный комбинат от него отказался. Ему было выгоднее приобретать сухое молоко за пределами края.

Пришлось Павлу, отвлекаясь от работы, вывозить фляги с молоком на рынок. Но люди брали мало продукции. У молзаводов было явное преимущество. И по срокам годности в том числе. Фермерское молоко оставалось в больших количествах и скисало. Выходом из этой ситуации могло стать изготовление сыров. Но для этого нужна была своя линия. Процесс технологически непростой и требует специального оборудования.

Его можно было приобрести, но по очень не выгодным условиям. Пришлось пустить практически всех коров под нож. Но и мясо реализовать по приемлемой цене не получилось. На местном рынке сложилась своя монополия, контролируемая перекупщиками. А фермер - это, прежде всего, производитель, но никак не торговец. Это не его забота в рыночные интриги вникать. На то у него просто нет времени. Вот так и пришлось Павлу продать все мясо тем же перекупщикам практически за бесценок. Но ничего, думал он. За счет овец еще выйдем из кризиса.

Но и тут не получилось. Овцеводство предполагает два пути получения дохода. Первый - это шерсть. Но она, как оказалось, практически никому не нужна. А для того, чтобы ее остричь, нужно нанять специального человека, заплатить ему. А сдать ее можно в районе лишь в одном месте, и то по низкой цене. Да и пока вез ее однажды на реализацию Павел, его два раза остановили сотрудники ГИБДД и стали требовать ветеринарную справку. Будто он вез скоропортящийся товар.

Оставался второй путь. Мясо. Но и тут имелись сложности. У Павла в распоряжении небольшой кусок земли. Его не хватает, ведь овцам нужно постоянно пастись. А рядом с его хозяйством находится муниципальная земля, на которой расположены столбы линии электропередач. Она никем не используется.

Попросил у местной власти Павел предоставить ее в аренду еще в 2013 году. Стали муниципальные власти тянуть с ответом. А пока время шло, распорядителем земель стали местные сельсоветы. Но как распоряжаться новым хозяйством им никто не сказал, инструкций не передал. Они ждали с моря погоды, и Павел Михайлович ждал вместе с ними. Долго ли, коротко ли, еще через год земли те вернулись в юрисдикцию муниципалитетов. Но теперь уже с той установкой, что вне конкурсных торгов претендовать на них, в отличие от фермеров, могут казачьи общества.

В общем, воспользуются ли те своим правом - пока не известно, а земля та так и остается не используемой. А ведь все эти четыре года она могла приносить пользу хозяйству Павла Карагезова. Вместо же этого пришлось ему просить соседа, для выгона своей отары использовать его участок. Тот разрешил, но до какой поры это может продолжаться?

Сложность вторая. Реализовать мясо никому другому, кроме посредников, не получилось. А их цены, как мы уже обмолвились, очень низки. Это при покупке. При продаже того же мяса нам с вами, они, наоборот, резко возрастают.

Сложность третья. За каждую проданную овцу Павел выплачивает государству несколько сотен рублей. А если овца по каким-либо причинам погибает, что, увы, порой случается, то предусмотрена целая процедура по оформлению этого происшествия. Во-первых, нужно вызвать ветеринара. Стоит это 1000 рублей. Во-вторых, обязательно нужно сделать вскрытие животного. Цена на овцу 750 рублей, на корову - в два раза дороже. Это как дополнительный налог. В-третьих, ее нужно правильно захоронить, что еще приедут проверить специальные службы.

А раз уж мы коснулись деятельности контролирующих ведомств, то это отдельная тема для разговора. И вот почему. Нагрянули как-то к Павлу работники Росприроднадзора и пытались оштрафовать его. За что? За то, что у него на фазенде кучей лежит навоз. Оказывается, нельзя так его хранить. Нужно оборудовать место под него специальным образом. Но и это еще не все. Использовать его для удобрения собственного участка, где Павел Михайлович выращивает некоторые кормовые культуры для скота, нельзя. По крайне мере, оно должно год пролежать в специальном укрытии, а по истечении этого срока, нужно отвезти его образцы на пробу в лабораторию. А уж там-то и дадут заключение, можно его использовать или нет. Так что лучше, фермер, сразу вывози его на свалку. Да оплачивай перевозку и право там его вывалить.

«А чем же удобрять?», - спросите вы. Как чем? Специальными химическими удобрениями. Они прошли необходимую проверку и считаются не вредными. Почти. Все в допустимых нормах. Тем более что урожайность от них только увеличивается. Правда, местные жители поговаривают, что тот урожай потом скотина есть отказывается. Так пришлось Павлу покупать эти химикаты. Но чтобы скот все-таки им питался, мешать его по-тихому с небольшой частью навоза.

Правда, корма свои где-то хранить необходимо. Решился фермер амбар возвести на своем участке. Согласовал этот вопрос с местными властями, получил необходимые разрешения. Началось возведение. Но в один прекрасный момент приехали к Павлу гости из экологического ведомства и стройку запретили. Так как в двухстах метрах от нее речушка протекает. И хранение здесь зерна может плохо повлиять на экологическую ситуацию. Так и красуется до сих пор недостроенное здание на территории фермерского хозяйства. Согласовать этот вопрос с чиновниками не удалось.

Замкнутый круг. Но головной боли добавляет и новое постановление властей. Теперь, с первого июля, Павлу Михайловичу придется приобрести себе еще и новый кассовый аппарат. Со специальным чипом, который на самом деле совсем уж не нужен фермеру.

Павел накануне нашего приезда присутствовал на собрании фермеров, которое проходило как раз по этому поводу. Был на нем и представитель налоговой службы. На вопрос о том, как теперь будут брать с него налог, учитывая данные о поступивших к нему в кассу денежных средствах, и как будут сразу рассчитывать и его расходы, - налоговый инспектор ответил, что «скорее всего, налог выпишут сразу, а потом, в следующем году, когда фермер предоставит данные о расходах, его пересчитают». Но как же так? Деньги в хозяйстве не бывают лишними. Они всегда в деле, так как постоянно необходимо что-то докупать, что-то заправлять, что-то чинить, кого-то из живности лечить...

В заключение нашей беседы, Павел с ностальгией вспомнил те времена, когда государство само покупало у хозяйственников продукцию. Деньги на руки оно не давало, а переводило их на счет агрария. Вот тогда они и были полностью прозрачными перед налоговым органом. Тогда фермерам удавалось и суммы скопить хоть какие-то, да и рассчитываться можно было прямо безналом с поставщиками. За ту же солярку. Оптом, но подешевле. А сейчас Павел продал две овцы, да деньги и ушли сразу на мелкие нужды.

Не зря в народе говорят, что все новое - это хорошо забытое старое. В свое время заготконторы и рабочие места людям предоставляли, и фермеры головы не ломали, кому товар свой сбыть. Ставился в начале года план, по которому между производителем и приемщиком обговаривалось количество мяса, шерсти, зерна и прочего, которое один был готов предоставить, а второй принять, - и все. Много сейчас говорится в селах об эффективности тех, советских еще, заготконтор, да заняться ими некому. А государство все на самотек пустило. Что б бизнес сам развивался. Только без коррекции он не в ту сторону двигаться стал.

Провожая нас, Павел Михайлович сказал:

«Пусть бы и не помогало государство нам, фермерам, работать. Бог с ним, переживем как-нибудь. Только бы уже мешать перестало. А то одной рукой гладить нас по голове пытается, а другой - тумаки щедро раздает».

С грустью мы возвращались в Ставрополь. Радостная ода про аграриев не удалась. Тем более что Павел Карагезов нам признался напоследок, что овцами он заниматься прекращает. Очень не выгодно. А в какой отрасли будет трудиться, пока еще не решил. И снова пожалел, что зря тогда, в 1998 году, не высудил долг с птицеводческого хозяйства наличными средствами. Может быть, их удалось бы вложить во что-то более перспективное. Потому что в аграрном крае сельхозпроизводитель как раз и самый менее уважаемый человек. И пока так будет продолжаться, не видать нам ни былой славы в сельском хозяйстве, ни самих крепких хозяйств, ни больших налогов с них.

Андрей СОБОЛЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
7 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.