Вы здесь

ВМЕСТО ЛЕЧЕНИЯ - СПЛОШНЫЕ МУЧЕНИЯ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

КАК ИЗЛИШНЯЯ САМОУВЕРЕННОСТЬ ДОКТОРА ПРИВЕЛА К СМЕРТИ РЕБЕНКА

На прошлой неделе Кировский районный суд СК под председательством судьи Геннадия Кошкидько рассмотрел уголовное дело в отношении врача-педиатра ГБУЗ СК «Кировская РБ» Антонины Савченко, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного  ч.2 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Истцы – жители Кировского района Светлана и Иван Фиксовы. Пострадавшая – их десятимесячная дочь Арина. Жизнь малютки оказалась короткой и страшной.

Лучше клизмы средства нет?

Ариша появилась на свет в январе 2018 года. И первый месяц после выписки жила  вместе с мамой у бабушки в соседнем районе, пока Иван срочно доделывал ремонт в доме в поселке Комсомолец. Вернулись девчонки к концу марта. И не откладывая пошли становиться на учет в комсомольскую амбулаторию ГБУЗ СК «Кировская ЦРБ», где вела прием  46-летняя Антонина Савченко. Опытный педиатр, за плечами которой годы практики, она лишь приподняла вверх брови на жалобы Светланы, что дочка обильно срыгивает и страдает запорами.

 - Мамочка, вам уже 22 года, а вы не знаете, как за ребенком  ухаживать? -  усмехнулась доктор. Мол, для  двухмесячного младенца, у которого только формируется  правильное  пищевое поведение, вздутый животик и сложности со стулом - нормальное явление. Делайте клизму, все пройдет.

Однако ни через неделю, ни через две  лучше крохе не становилось. И в конце апреля Фиксовы всей семьей снова были в кабинете у Савченко, где их все так же убеждали, что малышка абсолютно здорова и лечить нужно не ребенка, а излишнюю мнительность матери. Потому как у всех были первенцы, а у них колики, и всем казалось, что их случай особенный и требует врачебного консилиума. Но прием эспумизана дважды в день - и сейчас уже сами мамы со смехом вспоминают о своих тревогах.

Выдохнула и Светлана: на фоне приема лекарственных препаратов у Арины наметились небольшие улучшения.  Но спустя три недели все симптомы вернулись  обратно.  И с Ариной на руках она опять  стояла у дверей врачебного кабинета и снова слышала, что причин для  беспокойства нет и лучше времени лекарства еще не придумано, нужно просто набраться терпения и не реагировать столь остро на пустые памперсы.

Но в  пять с половиной месяцев к прежним недугам малютки добавилась еще и отрыжка с неприятным запахом.

 - Мы на каждом приеме твердили об этом Савченко, но она не хотела нас слышать. Ни одна из наших жалоб так и не была отражена в медицинской карте дочери, - рассказывает Светлана.  В  шесть месяцев девочка по настоянию родителей  была осмотрена  хирургом  ГБУЗ СК «Кировская РБ». Однако, выслушав описанные симптомы,  тот лишь развел руками – не наш профиль, ребенку  требуется  консультация гастроэнтеролога.

Вот только попасть к узкому специалисту оказалось не так просто. В районной больнице его  не оказалось. Нужно было ехать в Ставрополь. С чем и пришли в начале июля Фиксовы на прием к Савченко. И получили  отказ  - нет оснований, ребенок здоров.

Не нашлось их, и когда Арине исполнилось семь месяцев. Вместо того чтобы активно набирать в весе, девочка  начала его терять. Как и никуда не делся метеоризм, отрыжка непереваренной пищей, сложности со стулом.

 - Вы когда-нибудь пытались прошибить  лбом стену? - усмехается Света. - А мы этим все лето и занимались, когда каждый наш визит к Савченко начинался с уговоров дать нам направление. Но все было тщетно. Пытались записаться на прием к гастроэнтерологам  и самостоятельно,  чтобы на коммерческой основе провести необходимое  исследование, однако везде требовали направление от врача, аргументируя это тем, что ребенок очень маленький, а ответственность серьезная, - рассказывают родители. Так  круг сомкнулся на Антонине Савченко.

И ставил под большой вопрос  те громкие лозунги об эффективности здравоохранения и  минимальном коэффициенте детской смертности, что звучат с высоких трибун. Дескать, для этого есть все возможности -  лекарства,  высококвалифицированные специалисты,  современные центры,  напичканные новейшими технологиями и передовыми  разработками медицины, позволяющими своевременно отслеживать  детские патологии и оперативно устранять их. И тем тревожнее, что  при таком  потенциале  зачастую  не можем донести ресурс до пациента, спотыкаясь о первичное звено. Когда то ли невероятная загруженность педиатров на местах, то ли бесконечная оптимизация и перекройка бюджета, а может, и шаблонное мышление доктора  усыпляют его  бдительность, не столько формируя, сколько отторгая его компетентность, извечную настороженность.

И вот, казалось бы, перед врачом тот самый ребенок с проблемами, и есть должностная инструкция педиатра, в которой черном по белому прописано, что врач  обязан «проводить все мероприятия по предупреждению  и лечению желудочно-кишечных  и иных заболеваний у детей; обеспечивать проведение необходимых диагностических исследований  и до госпитализации  выявлять анамнез больного с подробными записями в медицинской карте течения болезни, проведенного лечения и результатами анализов». И вот уродливая реальность, в которой вопреки неоднократным жалобам семьи врач,  вместо того чтобы назначить дополнительное  обследование, машет на все рукой, пренебрегая не то что официальным документом, а банальной человеческой   жалостью. Даже не к измученным неизвестностью  родителям, а к худеющему и теряющему силы ребенку, отказывающемуся кушать, потому что вдруг снова откроется рвота или мама придет с ненавистной клизмой.

Но нет поводов для тревог! Это всего лишь очередная блажь Фиксовых - чуть ли не каждые выходные сломя голову  гнать машину в Георгиевск и влезать в долги, чтобы при длительном  бездействии участкового педиатра другие специалисты  помогли разобраться, что происходит с крохой. Гастрит? Синдром избыточного бактериального роста в тонком кишечнике (СИБР)? Дисбактериоз?

ОРВИ с летальным исходом?

В сентябре 2018 года над этим вопросом ломали голову и специалисты медицинского центра «Т».  Впрочем,  видя юную пациентку впервые, врач решила начать с малого – назначения лекарственных препаратов для  восполнения недостатка ферментов поджелудочный железы, смены детской смеси вкупе с  безмолочной диетой. И…

 - Ариша тогда заметно ожила. С аппетитом кушала, почти пропала отрыжка, животик был спокоен, - рассказывает Светлана. Они всей семьей выдохнули, мол, неприятности закончились.  Однако спустя месяц срыгивания стали возобновляться, девочка  плохо и беспокойно спала, сучила ножками во сне, периодически  поднималась  температура. С чем в 20-х числах октября Фиксовы снова пришли на прием к Савченко, где доктор  уверила семью, что температура и красное горло - это всего лишь признак простуды и не стоит накручивать себя на ровном месте, смешивая все симптомы в единый ком.

 - Но если бы на ровном, - выдыхает Светлана.

А после рассказывает, что вслед за октябрем уже и ноябрь превратился для них в американские горки с температурными скачками от 39 до 37 градусов, когда  родители не знали, что и думать. То ли недолеченное ОРВИ дает о себе, то ли зубы лезут, то ли снова нужно ехать в Георгиевск. Благо, что были неподалеку. В период очередного «затишья»  семья отправилась с дочкой к родственникам  в село Новозаведенное  Георгиевского района, где 24 ноября столбик на градуснике снова пополз вверх. 27 ноября на дом была вызвана местный педиатр Т. Однако, несмотря на назначенное лечение, ребенку лучше не становилось.  Девочка горела,  была вялой, ее рвало.  Видя, как ребенок буквально тает на глазах, Светлана  стала настаивать на госпитализации в ГБУЗ СК «Георгиевская РБ», куда они и были доставлены 30 ноября с диагнозом «ОРВИ. Острая кишечная инфекция  (гастроэнтерит)».

Учитывая длительность заболевания и что организм был обезвожен, юной пациентке назначили инфузионную терапию. Однако ближе к вечеру состояние  девочки  стремительно ухудшилось.

- Аришу рвало желчью и чем-то зеленым. Ручки холодные, ножки тоже.  Кутаю ее в одеяльце,  а они все равно как ледышки.  Вся бледная, измученная. А потом смотрю - на животике  как синева появилась. И возле носика тоже.  Бегу за терапевтом, что дочка синеет,  он хирурга и реаниматолога вызывает, -  обрывками вспоминает самую страшную ночь в своей жизни  Светлана.  И то, как пыталась с боем пробиться в реанимацию, как кричала, что там ее девочка, и кто-то держал, убеждал, что ей смотреть на  врачебные манипуляции не нужно и врачи сделают все от них зависящее, чтобы спасти  малютку.

- Мы и 1, и 2 декабря в больнице были. Звонили туда постоянно. И на все наши вопросы  отвечали, что  состояние дочки стабильно тяжелое, она введена в искусственную кому и после выходных на реанимобиле будет транспортирована в Ессентуки,  - рассказывает Иван.  3 декабря в 9 утра они с женой поднялись в реанимационное отделение, где на входе столкнулись с лечащим врачом.

 - А что вы тут делаете?  - удивился доктор. - Ваша дочка сегодня утром умерла.

Время не лечит, оно лишь притупляет боль

 - Если вам скажут, что время лечит, не верьте.  Оно лишь притупляет боль.  Это адски сложно жить со знанием,  что ты потерял  ребенка  не из-за  неизлечимой болезни, не из-за несчастного случая, а потому что однажды на твоем пути встретился равнодушный  врач, не желающий слышать никого, кроме себя, - дрожит голос Светланы. И убитую горем  мать сложно обвинить в предвзятости.

Ведь как позже покажет судебно-медицинская экспертиза,  причиной смерти Фиксовой А.И. явилось имунно-воспалительное заболевание  кишечника - неспецифический язвенный энтероколит тяжелой степени. Сам по себе он не является смертельным заболеванием. При своевременном выявлении болезни и неотложном начале ее лечения прогнозы на выздоровление максимально благоприятны.  Важно только назначить ряд анализов и направить  пациента  на консультацию к гастроэнтерологу. О чем,  собственно, и просили родители и что сделано не было.

«Участковый врач-педиатр А.А. Савченко не отнеслась с должным вниманием к жалобам матери на состояние ребенка и  клиническим  проявлениям патологии кишечника, недооценила тяжесть состояния, не направила к детскому гастроэнтерологу, что позволило бы решить вопрос  о наличии и характере патологии, госпитализации ребенка в специализированное  отделение для дальнейшего лабораторно-инструментального  обследования.  Бездействие врача Савченко  привело к неустановлению  правильного диагноза, прогрессированию заболевания, когда на фоне терминальной стадии  развились закономерные осложнения  нелеченного энтероколита как инфекционно-токсический шок и полиорганная недостаточность, которые причинили тяжкий вред здоровью А.Фиксовой и явились непосредственной   причиной ее смерти.  На всех этапах наблюдения и лечения врачом-педиатром  Савченко А.А.  смерть ребенка была предотвратима»,   отмечено и в заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 11.10.2019 года.

Поразительно, но всегда защищающее «своих», в этом случае  врачебное сообщество не нашло оправдания халатному бездействию коллеги. Их профессиональный  вердикт лег в основу обвинительного заключения следствия, а после и в вынесенный  судом приговор.

Кировский районный суд СК признал педиатра  виновной в смерти ребенка и назначил наказание в виде условного лишения свободы сроком на 1 год с лишением права заниматься врачебной деятельностью сроком на 12 месяцев.

- Конечно, мы хотели большего, -  не скрывают своего разочарования  Фиксовы. И не  потому, что жаждут крови. Просто не верят, что  Савченко сделала правильные выводы.  Не верят и потому, что за минувшие два года, сколько длилось  разбирательство, доктор так и не нашла в себе мужества встретиться с родителями погибшей крохи и попросить у них прощения. Зато  после возбуждения уголовного дела экстренно была переписана медицинская карта ребенка, в которой  нежданно-негаданно  появились липовые назначения доктора в  суетливых  попытках  свалить всю ответственность на родителей. Мол, это не врач  болезнь пропустила и не назначила ряд специализированных исследований,  а семья проигнорировала ее распоряжения.

 Споткнулись махинаторы на том, что сразу после смерти дочери Фиксовы сняли  и официально заверили светокопию  всех документов,  что и позволило следствию определить, кто лукавит и выдает желаемое за действительное в этой очень трагичной истории.

Истории, которая в очередной раз заставляет нас задуматься о том, что медицина  - это не только технологии и отремонтированные здания. Больница – это, прежде всего,  чуткие доктора, которые  могут ошибаться, но не имеют права быть равнодушными, юлить, изворачиваться, как уж на сковороде.

И это тем актуальнее, что в середине ноября, обращаясь к участникам онлайн-форума «Всемирный день качества», министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко предложил обществу «признать реальность рисков, связанных с медицинской помощью», и «право врачей на ошибку», поскольку те «испытывают экстремальные нагрузки». Кроме того, чиновник призвал пересмотреть и роль пациента в системе здравоохранения, «включая ответственность людей за свое здоровье». Отношения между врачом и пациентом должны стать партнерскими, считает Мурашко.

По неофициальным данным, частота смертей от врачебных ошибок в России может достигать 40-50 тысяч ежегодно. Такие цифры приводили эксперты общественной организации «Лига защитников пациентов». А в  Центре медицинского права отмечают, что реальный показатель может достигать  и вовсе 100 тысяч смертей в год. Неспроста же, по данным СКР,  если в 2016 году против медиков было заведено 878 уголовных дел, то в 2019-м уже 2100. Динамика ошеломляющая! Увеличилось и количество жалоб, связанных с врачебными ошибками и  ненадлежащим оказанием медпомощи. В 2016 году их было около 4,9 тысячи, а в 2018-м - 6,6 тысячи. Примерно столько же обращений поступило к следователям и в 2019 году. И, учитывая громкое предложение чиновника, не исключена вероятность, что печальная статистика может серьезно пополниться новыми обращениями.

Ибо наделив врачей статусом неприкасаемых и узаконив ошибки по принципу «пациент умер, потому что умер», не забьем ли мы тем самым последний гвоздь в гроб отечественного здравоохранения?  Ведь журналист расплачивается за свои ошибки в суде. Сапер  - жизнью.  Почему же врач должен быть вне закона? Особенно когда есть стандарты оказания помощи, есть инструкции и рекомендации, утвержденные минздравом и призванные как раз  искоренить огромное количество ошибок и банальную халтуру. И не такие ли министерские инициативы  с переписыванием правил игры еще больше  разводят по разным сторонам ринга врачей и пациентов, сводя на нет  тот минимальный уровень доверия, который еще теплится  сегодня?

Не могут «партнерские отношения» начинаться со статуса кво для  одного из участников диалога.  Диалог – он всегда на равных и основывается на честности и открытости, на  обоюдном желании сторон изменить ситуацию, когда на кладбище случайных жертв уже и  без того слишком тесно. Но как раз этого диалога сегодня нет. И, по всей вероятности,  не предвидится.

Марина Кандрашкина.

фото взято из открытого источника

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Комментарии

Главврача верните в Степновскую больницу на развалины, которые после нее остались

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
18 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.