Вы здесь

ИЗ ГЛУБИНЫ ДЕВЯНОСТЫХ

В конце октября страну потрясла очередная земельная разборка в Ростовской области в стиле приснопамятных 90-х годов. Исчерпав все законные методы, одна фермерская семья разбиралась по понятиям с другой фермерской семьей. Да так неистово, что в итоге оказалось пять трупов.

Подобные разборки идут и у нас, в Нефтекумском районе. Пока еще в судах. На свет вдруг странным образом всплывают датируемые девяностыми документы, которые становятся законным основанием для изъятия земель у тех, кто владеет ими по закону. Изъятия по сомнительной схеме с прямым участием судов, которые вдруг оказываются глухи и слепы к очевидному.

Вот одна из таких историй.

Не благая весть

М. Ярыков получил землю в собственность по Договору дарения от отца Р. Ярыкова. Тот в свою очередь купил эту землю у участников совместной долевой собственности, которые получили долю как бывшие работники СПКК «Мирный», располагающегося на территории Тукуй-Мектебского сельсовета. Земельные участки были выделены из общей долевой собственности и поставлены на кадастровый учет с уточненными границами в 2016-2017 годах.

И вдруг как гром среди ясного неба М. Ярыков получает исковое заявление в суд. Как раз по поводу земли.

Некая З. Канаева, тоже фермер, обратилась к нему с иском, просит признать недействительными сведения из Госреестра о местоположении границ его шести земельных участков (на них разбита пашня Ярыкова). Оказывается, если верить заявлению, она «обрабатывает» (?!) его землю уже два десятка лет. Ее фермерское хозяйство «Койасыл» было создано еще в 1999 году путем укрупнения на базе 22 мелких хозяйств, в том числе 12 - КФХ «Уран» (они назывались «Уран», «Уран 1», «Уран 2» и так далее, которые как раз и располагались, по мнению Канаевой, на спорных землях). Но только теперь она вдруг решила уточнить границы своей земли в новой системе координат в соответствии с действующим законодательством. В начале этого года заказала межевой план на свой двухконтурный земельный участок площадью 460 гектаров. Получила межевой план, подала его в МФЦ в июне для регистрации учета изменений в сведения об объекте недвижимости. Однако получила отказ из Росреестра. На том основании, что границы ее участка пересекаются с границами участков Ярыкова, фактически накрывают его полностью. После этого отказа пошла за правдой в суд.

Как затем выяснил Ярыков, Канаева 18 лет обрабатывала земельный участок, не имея на то законных оснований. Она не заключала договоров аренды земли, не приобретала ее в собственность и пользовалась паями бывших работников СПКК «Мирный» без их ведома. Однако когда владельцы общей долевой собственности использовали свое право на выделение доли в натуре, она вместо того, чтобы молча убраться, решила «узаконить» самозахват.

На законном праве Канаева обрабатывала земельный участок в границах ОПХ «Каясулинское» площадью 273 гектара с кадастровым номером 26:22:000000:1731 с декларированными границами (без уточнения), образованный за счет 10 фермерских хозяйств неподалеку от села Каясула. И вдруг практически из воздуха возникли документы, подтверждающие право собственности на земельный участок уже общей площадью 460 гектаров. Приросла за счет вроде как ранее ликвидированных 22 мелких хозяйств.

И в основном ее претензии распространились на землю Ярыкова. На все двести гектаров.

Ярыков как-то слышал, что в районе у фермеров нагло и с привлечением машины правосудия забирают землю. Вроде как вдруг находятся документы из девяностых годов, по которым земля, десятилетиями обрабатываемая фермерами, оказывается чужой. Выходит, дошла очередь и до него? От таких мыслей холодок прошел по спине.

Предположение окрепло, когда узнал, что сама Канаева в суд не ходит. А ее интересы представляет адвокат И. Татусь, в прошлом работница Росреестра. Именно она, по рассказам, и занимается теперь спорными земельными делами с фермерами. Роется в архиве, где свой человек, и, используя служебное положение, создает доказательства. Да так рьяно, что весь Нефтекумский район уже гудит.

Фальшивки в качестве доказательств

Ярыков обращает внимание на целую кучу нестыковок в представленных в суд истицей и ее представителем документов, вплоть до их фальсификации.

В первую очередь на то обращает внимание, что в свидетельстве о праве собственности Канаевой на землю от 1999 года в качестве документа основания права указано постановление главы Нефтекумской районной государственной администрации № 87 от 10 марта 1999 года. Находит копию этого документа. И что там видит? Оказывается, этим постановлением было зарегистрировано КФХ «Зерно», в качестве главы хозяйства утверждена П. Алиева, деятельность данного КФХ ведется на земле, находящейся в общей долевой собственности на площади 32 гектара пашни из земель СПК колхоза «Каратюбинский». То есть и название КФХ не совпадает - у Канаевой в иске «Койасыл», а тут в постановлении главы - «Зерно», и фамилия главы КФХ не Канаева, а Алиева, и площадь пашни не 200 гектаров, а всего лишь 32, и выдел произведен из земель «Каратюбинского», тогда как Канаева заявила права на бывшие земли «Каясулинского».

Дальше - больше. В качестве подтверждения того, что КФХ «Койасыл» образовано в том числе и на землях двенадцати «Уранов», сторона Канаевой представляет двенадцать же копий постановлений главы Нефтекумской районной государственной администрации под номером 86 и еще десять 86 с дробью, об их ликвидации и передаче земельного участка в собственность укрупненного хозяйства «Койасыл». Канаева ссылается на то, что указанные земли перешли от ликвидированного СПКК «Мирный» в фонд перераспределения земель района и позже были предоставлены фермерским хозяйствам «Уран» - «Уран 11» под сельскохозяйственную деятельность.

А вот по словам опрошенного специалиста администрации муниципального образования Тукуй-Мектебского сельсовета Нефтекумского района, работавшего как раз с 1992 по 2013 годы и в чьи обязанности входило фактическое предоставление фермерам земельных участков на основании предоставляемых документов на землепользование, на землях СПКК «Мирный» никогда не было хозяйств «Уран». А земли, перешедшие фонду перераспределения, находились в совершенно другой части района. Да и в суд истицей каких-либо доказательств присутствия хозяйств «Уран» - «Уран 11» на землях СПКК «Мирный» предоставлено не было. За исключением выкопировки с плана земель, которая не имеет ни необходимых реквизитов, ни границ расположения каждого хозяйства в отдельности.

И еще важный момент. В материалы дела представлено свидетельство о праве собственности на спорный земельный участок, и в подтверждение этого права - постановление главы Нефтекумской районной государственной администрации за номером 100. В нем членами КФХ утверждены 17 человек. Однако в копии этого же постановления, которая была направлена истицей в Росреестр, указаны 21 человек. То есть уже не сходится, какой-то из документов фальшивый.

Также в постановлении указана девичья фамилия Канаевой - Меналиева, а в суд ее представитель предоставляет свидетельство о заключении брака, по которому истица еще с 1977 года является Канаевой. На основании какого же тогда документа о ее личности издавалось постановление? Или, изготовляя фальшивку, запутались?

Этим же постановлением Комитету по земельным ресурсам и землеустройству Нефтекумского района предписано выдать свидетельство о праве общей долевой собственности на земельный участок с приложением плана земель, качественной характеристики земель, рекомендованного режима использования. Но их истица в суд почему-то не представляет, а приобщает к делу странную «выкопировку» с плана земель, которая не отображает расположения хозяйства на местности, а лишь имеет надписи о якобы находившихся там «Уранах».

Истица также представила карту из Государственного фонда данных с указанием категорий земель по состоянию на 2006 год. По ней кадастровый квартал, в котором были выделены земельные участки ответчика, относится к землям фонда перераспределения. Это означает, что спорные участки государственные, не могли на тот момент находиться в частной собственности, что противоречит правоустанавливающим документам и истицы, и ответчика.

Суд подыгрывает стороне

Логично, что ввиду таких явных нестыковок в документах Ярыков счел доказательства подложными. Таковым он посчитал свидетельство на право собственности на землю, которое выдано на основании постановления № 87, где нет ни слова о КФХ «Койасыл», о Канаевой как его главе, да и гектары вместе с прежней принадлежностью земель расходятся. Да и в самом свидетельстве указан адрес земельного участка: Ставропольский край, Нефтекумский район, ОПХ «Каясулинское», фермерское хозяйство «Койасыл», что попросту исключает право собственности на участок, расположенный по адресу: Ставропольский край, Нефтекумский район, в границах СПКК «Мирный».

То есть ответчик на сто процентов уверен, что это свидетельство подложное. Да и как может быть по-другому? Реального же, подтверждающего права собственности на спорную землю документа у истицы, скорее всего, нет. Иначе бы представила в суд. Более того, ответчик считает, что свидетельство фальшивое, изготовлено не тогда, в девяностые годы, а в настоящее время, что называется на коленке, именно для отъема земли у фермеров по всему Нефтекумскому району.

Совершенно логично, что в этой связи Ярыков заявил ходатайство об истребовании оригиналов документов с целью после ходатайствовать о назначении судебно-технической экспертизы по подлинности документов путем установления давности составления. Есть такая экспертиза, сложная, но возможная, ее проводят в Краснодаре, у нас в крае пока не могут. Специалист в ходе такой экспертизы сможет установить, соответствует ли дата нанесения печатного текста в свидетельстве указанной в нем дате - 21.04.1999 г.

Казалось бы, уж такое ходатайство должно быть судом удовлетворено. Ведь оно открывает возможность снять все сомнения. Установить ту самую истину, за которой и приходят в суд. Однако не тут-то было. Судья Нефтекумского районного суда А. Ходус... отклоняет ходатайство! Причем даже не утруждает себя аргументацией.

Зато тот же Ходус легко удовлетворяет ходатайство Татусь, то есть противоположной стороны, о назначении другой экспертизы - землеустроительной. И ставит на разрешение экспертов вопросы соответствия современных границ спорных земельных участков документу, составленному при образовании участков. А также вопросы - допущены ли ошибки кадастровым инженером и допущены ли реестровые ошибки - при внесении изменений в Росреестр.

Ярыков был против проведения такой экспертизы. Потому что для нее нет оснований, для него и так все очевидно. Тут надо выявлять подлог, а не спорить о границах, которые и так понятны. Суд назначил экспертизу, несмотря на то, что истица не предоставила ни свидетельства, подтверждающие полномочия экспертного учреждения на подобную экспертизу, ни ответ учреждения о возможности ее проведения. К тому же Ярыков заявил о возможной родственной связи представителя истца И. Татусь и сотрудницы учреждения В. Татусь, что также было судом проигнорировано.

Так или иначе, экспертиза была назначена, и в судебном следствии образовался перерыв.

Следствие ведут простаки

Картина этой разворачивающейся земельной драмы будет неполной, если не рассказать о том, чем закончилась подача Ярыковым заявления в полицию о привлечении к уголовной ответственности Канаевой и Татусь за представление в суд подложных документов.

Что он написал в своем заявлении? Как раз о тех подтасовках и подлогах, о которых говорилось выше. 1) О странных действиях Канаевой и Татусь перед тем, как межевать землю. Они подали в суд заявление об устранении ошибки в документе о праве собственности. И таким образом представили в регистрирующий орган уже другой документ. 2) О том, что в свидетельстве о праве собственности на землю КФХ «Койасыл» основанием указано постановление главы района № 87, тогда как должно быть за номером 100 «О регистрации КФХ». 3) Также заявляет о поддельности представленных Канаевой и Татусь в суд постановлений главы района за номерами 86,87 и 100 от 1999 года.

Проверку информации о признаках преступления проводил следователь Нефтекумского межрайонного отдела Следственного комитета Ю. Лисицын. Опрошенная по данному факту И. Татусь прикинулась невинной овечкой и пояснила следующее. К ней как к адвокату обратилась Канаева и предоставила свидетельство на право собственности и постановление № 100 главы Нефтекумской администрации. Татусь обратила ее внимание на то, что прежде чем защищать права на землю, следует устранить ошибку в правоподтверждающих документах.

Что они через суд и сделали. Копии правоустанавливающих документов в архиве запрашивала сама Канаева. Также показала, что «никаких дописок и приписок, неоговоренных исправлений в правоустанавливающие документы она не вносила, никаких доказательств по гражданскому делу не фальсифицировала».

Примерно то же самое рассказала следователю и Канаева. Умно добавив, что Ярыков своим заявлением в полицию «избрал неправомерный способ защиты в гражданском судопроизводстве, имея намерение поставить под сомнение ее право собственности на земельный участок, границы которого она сейчас защищает». Вот так-то. Не ходит человек на суд, представителю доверяет всецело по причине юридической неграмотности, а академические формулировки выдает.

Поразительно, но на этом все дознание и закончилось. Следователь даже не поинтересовался в том же архиве администрации, получала ли там Канаева копии постановлений главы администрации и они ли представлены в суд? Не говоря уже о том, что не разобрался, почему право Канаевой на землю подтверждается постановлением № 87, где речь об Алиевой, а о Канаевой и ее КФХ в нем ни слова? А почему не запросил материалы судебного дела об исправлении ошибки в правоустанавливающих документах? Вдруг там было бы что-то интересное? И почему по вопросу фальсификации доказательств при проверке хватило ответа подозреваемого о том, что «никаких дописок и приписок <...> не вносила». Разве не напрашивается версия о том, что в районе действует группа по фальсификации документов? И почему бы ее не проверить на данной истории?

Но следствие, похоже, лениво и нелюбопытно. Не хотелось бы думать, что заинтересовано быть таковым.

Вывод следователя: принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие в действиях Татусь и Канаевой признаков состава преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, отказать в возбуждении уголовного дела...

Но это лишь первая история

В деле Канаевой против Ярыкова вынужденная пауза. На период проведения экспертизы. Но уже сейчас, как увидел читатель, в нем столько вопросов, и самый главный - есть ли правда в суде, что поневоле приходят мысли и сравнения с ростовским случаем, с которого мы начали эту статью.

Тем более что располагаем другими фактами с участием все тех же «героев» - Канаевой, Татусь и... Ходуса. Да-да, судьи А. Ходуса. Который, кстати, является председателем Нефтекумского районного суда.

Но о новой истории - в следующей статье.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.