Вы здесь

РЕЦЕПТ ОТ ЧЕХОВА

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Более века произведения этого писателя и драматурга не покидают афиш театров по всему миру. И это неудивительно, ведь талант и произведения Чехова - это достояние не только российской, но и мировой литературы. В России, как и за рубежом, спектакли по пьесам, повестям и рассказам Антона Павловича невероятно популярны. Не остался в стороне и Ставрополь. Например, в Ставропольском муниципальном литературном театра «Гармония» этот автор из репертуара никогда не исчезает. «Душечка», «Черный монах», «Палата №6»... А недавно зрителям представили новый спектакль - фантазии на пьесы «врача без пациентов» «От Чехова до Чехова», режиссер - Полина Полковникова.

«В январе исполнилось 160 лет со дня рождения великого русского писателя Антона Павловича Чехова. Литературный театр «Гармония» не мог пройти мимо этой знаменательной даты. Ведь как сказал Лев Николаевич Толстой, Чехов - это Пушкин в прозе. И если с Александра Сергеевича начинается русский литературный язык, то с Чехова начинается русский театральный язык, - говорит руководитель театра «Гармония», почетный деятель искусств СК Игорь Барташ. - Наш новый спектакль - простой и искренний разговор о том, что дорого и понятно каждому: как важно любить и беречь друг друга, как трудно быть счастливым, как страшно оказаться один на один с бедой. Герои нашей постановки жили так же, как и мы - на рубеже веков. Более ста лет прошло с тех пор, ушли в прошлое их лица и голоса. И теперь новые люди любят, страдают, смеются, ошибаются... Изменилось ли что-то в них за это время? Думаю, что каждый зритель получит свой рецепт от Чехова. Ведь он пишет о вещах, которые были, есть и будут близки и понятны каждому человеку. Тот же «Вишневый сад» - он о том, каким беспомощным оказывается человек перед крушением старого привычного мира. Вспомните, сколько людей не нашли своего места после развала Советского Союза. Вот и получается, что у каждого из нас может быть свой «Вишневый сад».

На счету писателя не так много написанных пьес. Самые известные из них - «Три сестры», «Вишневый сад», «Дядя Ваня» и «Чайка». Отрывки из этих произведений и легли в основу премьерного спектакля «От Чехова до Чехова». Режиссер поместила персонажей четырех пьес в единое пространство места и времени действия, где знакомые персонажи, обстоятельства, проблемы, общечеловеческие ценности, актуальные и сегодня, а также поиск ответов на извечные человеческие вопросы слились в единую картину.

Получилось необычно и очень современно. С первых минут спектакля появилось ощущение, что герои - это наши современники, почему-то одетые по моде столетней давности. А предстань они перед зрителями в джинсах и кроссовках, в юбках чуть короче и в не таких строгих блузках, то с трудом вспомнилось бы, что события происходят более века назад. Ведь чеховский герой - это самый обыкновенный человек в обыкновенной, повседневной жизни, и события, которые происходят с героями - самые обыкновенные. Так - мелочи жизни... Но в этих мелочах, как в зеркале, мы видим самих себя. Взгляд Чехова - острый, почти медицинский, как будто направлен в душу каждого из нас.

Взять, к примеру «Вишневый сад». Смотришь на героев, слушаешь диалоги и понимаешь, за век-то ничего и не поменялось. Эпоха сменяет эпоху, а Россия-матушка все та же. И все те же люди, которые вместо того чтобы действовать и менять свою жизнь, только гуляют да рассуждают-рассуждают-рассуждают. А ведь сама жизнь все время подталкивает их к переменам: возвращение на родину, банкротство, продажа поместья... Казалось бы, самое время для начала новой жизни. Но нет...

Или «Дядя Ваня». И эта история о нас, о нашей жизни, о хороших людях, которые отчего-то мучаются и мучают друг друга, о переоценке ценностей, о крушении надежд, о безответной запоздалой любви, о нереализованных амбициях. Ведь у многих из нас в определенный момент наступает кризис возраста, когда понимаешь, что жизнь прожита напрасно, а надежды не оправдались. Тогда опускаются руки, пропадает желание жить, а на сцену выходят апатия и безверие. Главное, принять это как испытание, пройдя через которое человек становится чище.

Пронзительные «Три сестры» - спектакль о зыбкости происходящего с нами, о тревоге сегодняшнего дня, о том, что каждый из нас хоть раз не решался на какой-то самый важный шаг, поступок, перемену... «В Москву, в Москву!» - так и останется вечным символом несбывшихся надежд не только героев Чехова, но и многих из нас.

Или «Чайка». Перед зрителем - семейная драма. Такая, за развитием которой следишь словно сквозь замочную скважину. Здесь бесконечно одинокие и глубоко несчастные люди, одни из которых все время стараются доказать себе и окружающим, что они чего-то да стоят, а другие просто плывут по течению. Здесь все влюблены, и каждый влюблен не в того. А любовь на поверку оказывается нелюбовью, ничего не стоящим словом.

Следишь за происходящим на сцене, и просто язык не поворачивается сказать, что Чехов писатель ушедшей эпохи. Он предугадал нас сегодняшних, и не только предугадал, но еще и понял. В современном мире люди очень хорошо знают, что такое несостоявшиеся планы, утраченные иллюзии, несбывшаяся любовь, суровая правда жизни, в которой надо сохранить себя и свое достоинство, несмотря ни на что.

В спектакле заняты заслуженная артистка РФ Светлана Колганова, почетный деятель искусств СК Игорь Барташ, артисты Евгений Задорожный, Полина Полковникова, Яна Фалина, Анастасия Поделякина. Все они сыграли несколько ролей. Можно было только удивляться мгновенному перевоплощению актеров, их умению перестраиваться, при этом не забывая прорисовывать каждый свой образ до мелочей. Вот только что Светлана Колганова играла несчастную Раневскую («Вишневый сад»), а через несколько минут на сцене появилась холодная, высокомерная и надменная Аркадина («Чайка»). Или Евгений Задорожный. Вот он доктор Астров («Дядя Ваня») - этакий русский мачо, герой-любовник, любитель вина и женщин. И вдруг - несчастный, нелюбимый, всеми преданный Константин Треплев («Чайка»). А вот Полина Полковникова в роли красотки-хищницы Елены Андреевны («Дядя Ваня»), а через несколько минут Маша Прозорова («Три сестры») - одна из сестер, которая мечтала, любила, страдала, но так и не смогла стать счастливой. Впрочем, как и ее близкие люди.

На сцене нет декораций. Только свет, музыка и актеры. Истории людей, доигрывающих свою нескладную жизнь, режиссер Полина Полковникова и актеры рассказывают через перепады эмоционального состояния героев. Например, в каждом отрывке герои танцуют - либо вальс, либо какую-то импровизацию, которую танцем назвать сложно. Так бывает: совершая такие полудикие телодвижения под музыку, люди пытаются выплеснуть из себя негативные эмоции - боль, страдание, отчаяние. Но и классический вальс здесь не танец любви и нежности, а омут, затягивающий в свою смертельную воронку.

И таких режиссерских находок в спектакле множество. До мурашек пробрала финальная сцена из «Чайки» - самоубийство Треплева. Только представьте: сидит человек на спинке стула, как на краю пропасти. Еще вчера в его жизни была любовь, надежды, мечты. А сегодня - пустота и зияющая бездна, в которую, как известно, если долго смотреть, то она начинает смотреть на тебя. И в этот момент к нему подходит Нина - та, из прежней жизни, любящая и любимая, нежная и чистая, вся в белом, как чайка, как символ света и жизни. А с другой стороны... тоже Нина, но другая. Такая, какой она стала - практически падшая женщина, одетая во все черное, как ворон, кликающий беду, символ смерти. И они заговорили, заговорили почти одновременно, одни и те же слова. Только слова жизни почти не слышны, а слова смерти звучат громко и отчетливо. Перекричала смерть жизнь, победила.

Или финал «Трех сестер». Актрисы Яна Фалина, Анастасия Поделякина, Полина Полковникова надевают на себя смирительные рубашки, из которых, как ни старайся, невозможно освободиться...

Многие в зале плакали. Каждый о своем. Возможно, кто-то вспомнил несчастного Фирса с его: «Жизнь-то прошла, словно и не жил...», возможно, кто-то оплакивал свои несбывшиеся мечты или поруганную любовь. Но и сквозь слезы в глазах зрителей можно было прочитать, что произведения Чехова по-прежнему были и будут оставаться одними из самых любимых. А глядя на актеров - что ставить и играть его будут всегда. И через сто лет Чехов каждому выпишет свой, только ему подходящий рецепт.

Наталья Макагонова.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Комментарии

Наталья, от ваших текстов про театр и спектакли очень хочется за билетом бежать. Спасибо за культурный взгляд на жизнь без негатива

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.