Вы здесь

ЧЕМ ГРОМЧЕ СТАТЬЯ, ТЕМ ЗНАЧИМЕЕ ДЕЛО?

Предприниматели, не вернувшие 12-мил-лионный кредит на покупку помещения и злоупотреблявшие этим же в прошлом, на свободе, а юрист, всего лишь составивший договор купли-продажи этого помещения, под арестом и обвиняется в уголовном преступлении, срок наказания за которое - до 10 лет.

«Сверхпрозорливость» следствия

Четыре года назад индивидуальный предприниматель Е. Дроздова из Георгиевска взяла в Новопавловском отделении Сбербанка кредит на 12 миллионов рублей на десять лет для покупки под швейный цех первого этажа административного здания ЗАО «Мясоперерабатывающий комбинат «Георгиевский» площадью 700 квадратных метров. Поручителем взяла мужа - Ю. Дроздова. Купить-то купила, но с расчетами не потянула. Выплатила чуть больше 300 тысяч рублей основного долга и прекратила платежи. Банк обратился в суд, взыскал больше 12 миллионов и в итоге забрал и само это помещение, и другое залоговое имущество. Основной предмет залога был продан с конкурсных торгов всего за 4 миллиона рублей, другое имущество - также за небольшую сумму.

Невозврат кредита - дело в наше время не такое и редкое. Как нередко и то, что в таких случаях банк прикрывает свою спину, ищет крайнего за пределами своих стен. Так оказалось и в нашем случае: руководство отделения отправляет в органы заявление на заемщика. Мол, предприниматель предоставила заведомо ложные сведения о своем финансовом положении - показала оборот 17 миллионов в год, тогда как на самом деле он составил всего 3 миллиона, - просим расследовать, выявить состав преступления и наказать.

Органы, которые обычно не заставишь заниматься экономическими преступлениями (они их чуть ли не все без разбору квалифицируют спором хозяйствующих субъектов и направляют жалобщиков в арбитражный суд), на этот раз проявили сверхпрозорливость и сверхоперативность. В отношении Е. Дроздовой и ее супруга Ю. Дроздова возбуждается уголовное дело по части 1 статьи 176 - незаконное получение кредита.

Казалось бы, все ясно. Тем более - это уже не первый случай, когда Дроздовы «кидают» банк. В 2012 году брали 4-миллионный кредит в ВТБ-24, также чуть заплатили и прекратили платежи. Банк взыскивал долг через арбитражный суд (дело А63-9932\2012). Но следствие избрало иной путь. Спустя некоторое время в качестве обвиняемого по уголовному делу привлекается В. Гапеев - руководитель юридического агентства «Статус», оформлявшего сделки купли-продажи - первую между ЗАО «Мясоперерабатывающий комбинат «Георгиевский», которому вначале принадлежало помещение, и ИП «Григорян Л.А.», и вторую между ИП «Григорян Л.А.» и ИП «Дроздова Е.А.». Привлекается уже по части 4 статьи 159 - мошенничество организованной группой лиц. Дроздовы вроде как начали сотрудничать со следствием и показали на Гапеева как главного виновника произошедшего, организатора аферы.

Вдумайтесь: юриста, составлявшего договоры купли-продажи помещения, под которое брали кредит, обвинили в мошенничестве по причине невозврата этого кредита заемщиком! Ну не ахинея ли? Так и хочется сказать: в огороде бузина, а  в Киеве дядька. Но, по мнению следствия,  не ахинея и не бузина с дядькой. Тут, посчитало следствие, самое настоящее тяжкое преступление, даже тяжелее преступления тех, кто кредит промотал.

Называя вещи своими словами, скажем: наши доблестные пинкертоны за банальным невозвратом кредита разглядели, ни много ни мало, организованное преступное сообщество. И лишь на основании показаний самих обвиняемых в невозврате.

«Мошенник», а денег не получал

Гапеев и не отрицает, что составлял эти злополучные договоры купли-продажи. Как составлял десятки подобных договоров в прошлом. То, что продажа прошла через посредника, - не его дело. Как решил собственник, так и сделал. Дело юриста - оформить договор, в этом состоит его работа.

Однако элементарное выполнение Гапеевым своих профессиональных обязанностей трактуется в постановлении старшего следователя следственной части по расследованию оргпреступности ГСУ ГУ МВД по краю Д. Михайлова о привлечении Гапеева в качестве обвиняемого как «умышленные действия из корыстных побуждений с целью хищения путем обмана имущества ПАО «Сбербанк РФ».

Что тут удивляет в правовом плане? Действительно, мошенничеством закон признает хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Но данное преступление относится к преступлениям с материальным составом, то есть Гапеев должен был получить деньги. Однако, как следует из обвинения, деньги в банке получала Дроздова. Данных о том, что они были переданы Гапееву, следствие не предъявляет. Более того, недостоверную информацию в банк, по утверждению самого банка, предоставляла именно Дроздова, она же не выплатила кредит. Где же здесь обман и злоупотребления со стороны Гапеева, чем подтверждается его вдохновляющая и организаторская роль?

Где, в конце концов, другие члены преступного сообщества?

Опять же в постановлении следователя не указано, каким образом Гапеев мог организовать получение кредита, то есть повлиять на решение кредитной комиссии. Да и насколько известно из рекламы Сбербанка, заключение, выдавать или не выдавать кредит заемщику, принимает... электронная программа! Ее привлечем в организованное преступное сообщество? Нет связи между Гапеевым и сделками купли-продажи помещений - он не является их стороной. Нет его и в договоре между Дроздовой и банком. Где же состав преступления?

Ни в одном документе Гапеев не проходит, ни одного доказательства против него нет, но вот поди же ты, обвиняется в тяжком преступлении!

В постановлении следователя прямые подтасовки

Постановление старшего следователя Михайлова вообще удивляет чуть ли не прямыми подтасовками. В нем, например, утверждается, что помещение в силу его неликвидности продавалось собственником всего за 135 тысяч рублей. Первое: на основании чего делается вывод о неликвидности? На документы, свидетельствующие об этом, ссылок нет. Здание нормальное, капитальное, на его третьем и четвертом этажах расположены действующие производства. Там работают люди. Дроздовы брали помещения первого этажа под новый швейный цех, который намеревались развернуть в дополнение к уже имеющемуся бизнесу. Второе: цена помещения откуда такая смешная называется следователем - 135 тысяч рублей? Это ведь всего по 192 рубля за квадратный метр! Сейчас за такие деньги картонную коробку не купишь. Скорее всего, приведенная следователем цифра - это остаточная стоимость помещения. Но ведь продают в наше время по рыночной цене. Неужели он не понимает разницу? Третье: в постановлении указывается, что искусственно завышена цена помещения до 15 миллионов рублей. Какие основания это утверждать, каким документом завышена, кем? Во всяком случае, не Гапеевым.

Представление о реальной цене спорного помещения дают как раз четыре миллиона, за которые банк реализовал залог. Как правило, на таких торгах цена падает от первоначальной в три, а то и в четыре раза. Разделите 12 миллионов хотя бы на три, как раз четыре миллиона и получится. Кстати, именно на такого рода «торги» органам и надо обращать внимание. Вот там действительно преступное сообщество орудует! Когда, пользуясь лазейками в законодательстве, за копейки реализуется залоговое имущество, изъятие которого просто ставит крест на бизнесе. Вроде все продали, но еще столько же остались должны. Но туда наши сыскари не суют носа. Им это не по зубам.

Однако самый главный вопрос, который буквально просится: неужели сам банк не потребовал независимой оценки помещения, которое брал в залог кредита? Наверняка такая оценка проводилась. И делало ее, как нам стало известно, по направлению сотрудников банка ООО «Деловой партнер». Тогда почему же в постановлении об акте оценки ни слова? Или это то самое лыко, которое не в строку и о нем не нужно вспоминать?

Кто хоть раз брал кредит в Сбербанке, хорошо знает, как тщательно его клерки проверяют представленную документацию, лично, с истребованием подтверждающих права собственности документов осматривают залоговое имущество. Требуют провести оценку имущества и установить рыночную стоимость, если это недвижимость. И не абы кем установить, а теми оценщиками, которым банк доверяет. Обязательно требуют застраховать залог и т.п. Чуть какие подозрения - банк сразу отказывает в кредите. Получается - проморгали. Почему же следствие не расценило заявление банка в органы как явную попытку прикрыть свой промах, переложить вину за непрофессионализм и халатность своих кадров на заемщика? Версия вины сотрудников самого банка должна была рассматриваться обязательно.

Дроздовых понять можно. Чтобы уйти от уголовной ответственности, они дружно валят все на Гапеева. Трудно понять следователя, принимающего их навет за доказательства вины. Или здесь известный принцип: чем тяжелее, чем громче статья, тем значимее дело для карьеры следователя?

Как в стену

Дальше начинаются вообще удивительные вещи. Гапеева приглашают к следователю и... задерживают. Постановлением суда его арестовывают на два месяца. Затем арест продлевается еще на такой же срок.

Формальным основанием для ареста стало сообщение Ю. Дроздова следствию, что якобы, к нему, в парке во время прогулки с дочерью 28 июля в девять часов вечера подошел «незнакомый человек кавказской внешности, среднего роста, плотного телосложения, был одет в джинсы и трикотажную рубашку» и порекомендовал «поменять показания на Гапеева». Иначе «на зоне накажут». При этом ни свидетелей такого разговора, ни каких-либо других доказательств того, что он состоялся, следствию не предъявлено.

Сомнительные показания, не правда ли? Но они подоспели очень вовремя. Сам Гапеев был задержан за два дня до этого - 26 июля. Так что 28 числа как раз заканчивался срок предварительного задержания. Как тут не заподозрить, что протокол допроса Дроздова с показаниями об угрозах ему в парке был составлен, чтобы получить формальное основание для обращения следствия в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу на два месяца? И судья Ленинского районного суда Ставрополя О. Анисимова это ходатайство без особого раздумья удовлетворяет.

Защита Гапеева подает апелляционную жалобу в краевой суд. Гапеев - предприниматель, его обвиняют в преступлении, связанном с профессиональной деятельностью, поэтому он по закону не может быть арестован в период предварительного следствия. Более того, по смыслу закона (ст. 108 УПК РФ) при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении суда должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. А таких обстоятельств следствием суду не представлено.

Предлагает защита и своего рода бомбу, которая должна начисто разнести доводы следствия о необходимости заключения под стражу Гапеева. Это видеоматериал, полученный по адвокатскому запросу с камер видеонаблюдения «Безопасный город», установленных в парке Георгиевска. Он убедительно доказывает, что Дроздова в парке в указанное им время не было, значит - его показания об угрозах лживые и не могут являться доказательством в подтверждение того, что обвиняемый через кого-то угрожал свидетелю, что и легло в основу решения суда первой инстанции об аресте.

Но и краевой суд не принял, казалось бы, более чем убедительные, доводы защиты во внимание, оставил постановление судьи Анисимовой в силе.

Супруга Гапеева Татьяна обращается с жалобой в ГУ МВД на неправомерные действия старшего следователя Михайлова. Он и нахраписто требует от Гапеева признать вину, и грозит последствиями в случае непризнания, и протоколы допросов фальшивые подсовывает, и отказывается проверять обвиняемого на детекторе лжи, хотя тот настаивает...

В ответ получает дежурную отписку врио заместителя начальника Д. Хамлова. Суть ее: все это - необходимые следственные мероприятия, а вообще - следствие разберется. Обращается в генеральную прокуратуру РФ - ее жалобу спускают в то же ГУ МВД.

Круг замыкается.

Прокукарекали, а там хоть и не рассветай

Подведем итог. Супруги Дроздовы, которые взяли в банке кредит, промотали его, и которые ранее, за два года до знакомства с Гапеевым, брали так же безвозвратно кредит в другом банке и промотали его, что говорит о рецидиве, - на свободе. Им избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Гапеев, который ни кредит не брал, ни проматывал его - уже три месяца под стражей. Это цена «сотрудничества» Дроздовых со следствием.

Вообще-то сотрудничество со следствием, по его духу и букве, должно быть направлено на раскрытие всех обстоятельств преступления и торжество законности. Здесь же, скорее, все наоборот. Дроздовское сотрудничество со старшим следователем Михайловым не только ускорило следствие, а запутало его и увело от законности.

Во всяком случае, все три месяца с момента задержания Гапеева и привлечения его в качестве обвиняемого следствие практически не ведется. Никаких других членов «организованной преступной группы» до сих пор так и не выявлено.

Похоже, что наше следствие - как тот петух: прокукарекал, а там хоть и не рассветай.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.6 (238 голосов)

Комментарии

Ну это вообще беспредел со стороны МВД и следствия! Что наступают годы репрессий? Следственные органы забыли об указе президента, который дал задания навести порядок в следственном органе МВД? И это порядок? Отпустить не ВИНОВНОГО Гапеева, если нет доказательства вины!

Отличная статья! Резкая и честная! Вопиющий случай. Переворачивают все с ног на голову! Воры и мошенники ходят на свободе, а людям, просто выполнившим свою работу страшно жить. В любой момент любой жулик может свалить на тебя свою вину, уйти от ответственности, переложив ее на другого. Глядя на господ Дроздовых теперь многие будут брать кредиты, профукивать их и уходить от ответственности, подставляя юристов, риелторов, сотрудников палаты... Это что такое? Взял деньги - отдай! Не отдал - сиди! Ты - вор! И нече на других спихивать! Не уверен, что сможешь рассчитаться? - Не бери кредиты! Живи по средствам. Очень странная позиция у следователя. Наводит на размышления... Он же имеет высшее юридическое образование! А ведет себя как банальный гопник! Кто сильнее, тот и прав? У кого погоны, тот - бог? Что хочет, то и творит?

У нас в Георгиевске очень трудно найти правду в суде. Я с этим столкнулась. Адвокаты только деньги берут, а защиту строить не умеют. В правоохранительные органы обращалась, чтобы уголовное дело возбудили по факту мошенничества - результата - ноль. А тут такое? А что с Дроздовыми? Вот кого нужно от общества изолироаать !

У нас на Ставрополье с правосудием плохо. Кто с этим сталкивался, тот знает. Адвокаты только деньги берут, а интересы в суде защищают слабо, очень трудно найти знающих свое дело.Уголовные дела по факту мошеннических действий полиция не возбуждают, писала заявление - результата ноль - гражданско-правовые отношения. А тут такое! Дроздовы - мошенники однозначно, почему на свободе не понятно? А деньги где? вот что нужно искать! А юрист здесь при чем?

Несправедливость и только!

Не ну и беспредел со стороны следствия! Что, опять время репрессий настало! Где законность во всем этом? Только со стороны супруги Татьяны есть законные действия! А где же выполнение указаний президента Путина, который ещё не давно потребовал навести порядок в следственном органе МВД!? Отпустить не ВИНОВНОГО Гапеева, доказательства его вины нет !!!

Добрый день! Хорошая статья, а самое главное актуальная. По моему мнению необходимо задавать вопросы в банке и искать организованную преступность там. Как можно было продать коммерческую недвижимость ещё и такой площадью всего за четыре миллиона рублей. У нас в городе жилые помещения меньшей площадью продаются дороже. Что же касается самих заёмщиков, так по-моему их необходимо посадить. Во-первых за дачу ложных данных банку и во-вторых за лже свидетельство. А на счёт Гапиева я так думаю его необходимо отпустить из под стражи, восстановить его честное имя так как ему работать в этом городе. Также выплатить компенсацию за зря проведенное время в тюрьме. И ещё одно, разобраться чем занимается следователь выше стоящими органами.

Обидно...Что вся власть продажная. Утопить, уничтожить человека ничего не стоит. И все безнаказанно. С Василием Гапеевым знакома лично и не один год.И очень неправильно таких как он называть мошенниками. Он хороший и положительный человек.Это что?Очевидное невероятное?

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
7 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.